Нетвиты 2020/17


Тюркские народы Сибири

Благодраность не знает границ.

— Ницшкни! — оборвали Заратустру.

Подумав, курица перенесла яйца из корзины в отложенные.

— Fresh, — яростно цедила Анка, — не fozmesh.

Для удобства россиян принято решение выходить на плато по COVID-19 через систему «Платон». Собранные средства предполагается направлять на поиск выхода с плато.

— О мертвых — или хорошо, или ничего.
— А он точно мертв?
— Абсолютно.
— Вот и хорошо.
— Ну да, ничего.

Это служба! Из Сбербанка! Безо! Пасность! Вечер в хату! Часик в радость! Жизнь! Во-рам!
(автоответ на известный звонок, исполняется на мотив песенки телепузиков)

Ребрендинг в действии: жене сейчас позвонили жулики якобы из Альфа-банка. Судя по отзывам на соответствующих сайтах, до последнего времени с этого номера (+74951031300) звонили пресловутые мастера безопасности Сбербанка.

— Ну кто же ездит в Сибирь со своим чемоданом, — добродушно сказал следователь.

Юнайтед стейтс — ты ночевал штатно.

С этого года для спортивных тренажеров используется орфограмма «три, на, жир» (вариант: «три нажор»).

И даль свободного романа
Я сквозь «Владимирский централ»
Еще не ясно различал.

Не все догадались, что х/ф «Спутник» был вирусным промороликом отечественной вакцины.

«Аварцы — это практически диалект турецкого языка».
(с) В.Жириновский, выпускник средней школы № 25 им. Дзержинского города Алма-Аты, Института восточных языков при МГУ имени М. В. Ломоносова по специальности «Турецкий язык и литература», доктор философских наук, в 1969 году — стажер-переводчик в Искендеруне, задержанный полицией по обвинению в коммунистической пропаганде.

При виде исправной компенсации
Как презренны все компрометации!

И сказала я лучу:
– Я тоже двигаться хочу!
Чтобы, падая с вершины,
Побежденная вода
Быстро двигала машины
И толкала поезда.
Я бы многого хотела:
Вслух читать и мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать,
Чтобы плуг по чернозему
Электричество вело.
Чтобы улице и дому
Было вечером светло!
Два часа я горевала,
Книжек в руки не брала,
Ничего не рисовала,
Всё сидела и ждала.
Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
Лихо шлепнулся с перил,
Подзатыльник получил,
С ходу дал кому-то сдачи,
Попросил списать задачи, —
Словом, cделал все, что мог!
Ну, а тут — опять звонок…
Вова в класс плетется снова.
Бедный! Нет лица на нем!
— Ничего, — вздыхает Вова, —
На уроке отдохнем!
Я не бегаю к врачу —
Я сама его лечу.

Краткое пособие по уходу за больными
— Дочь, у меня 37,2, ты должна меня жалеть и ухаживать.
— УхОди, бОльнОй.

Устал ждать важного звонка — намыль руки, не приходит автобус — закури, соскучился по солнцу — простудись.

К новостям о выборах в США и видеоинциденте с Артемом Дзюбой
Я очень не люблю отказывать коллегам. Поэтому вчера мне было немножко стыдно после того, как на просьбу информагентства прокомментировать выборы в Америке я честно ответил, что комментировать не могу, потому что чужие выборы мне пофиг, и как бы ни было жалко Штаты, свою страну жальче. А сегодня смотрю ленту и вообще вокруг — молодец я, оказывается, редкостный.

На сайте госзакупок в ближайшее время появится лот «Печеньки для раздачи активистам, выступающим за честные выборы президента США».

Соцсети ушли в пикейные жилеты.

Мы хотим всем глаголам наши звонкие дать имена (с) А.Кержаков, А.Дзюба и остальные представители Motion Eleven

Однажды российский футболист наткнулся в темном подъезде на американского президента.

Месть — это блюдо, которое следует подавать холодным:


Яд акул в это время года особенно парализующ


Их надо убивать маленькими

Под катом еще много кошки, пара лошадок и что-то внезапное
Continue reading

Forbrydelsen vs The Killing

Американский сериал The Killing, как известно, считается очень крутым и опровергающим правило «Римейк всегда хуже оригинала». Я посмотрел пилотную серию.
«Это какой-то… позор» (с)
98% сцен, персонажей, диалогов, психологических схем и костюмов повторяют датский оригинал, лучший в мире сериал Forbrydelsen, не забывая всякий раз открутить рукояточку на пол-оборота в сторону пошлости, вульгарности и показного надрыва. Датчане подразумевают — американцы тычут зрителю в лицо. Сорокалетние датчане обнимаются и замирают — сорокалетние американцы, хихикая, минуту чмокаются, бегая по всей комнате. У датчан из багажника свешивается девичья рука — американцы немедленно показывают все тело. Датчане молча рвутся к страшному сквозь мокрый ужас в глазах — американцы падают на колени с неизбежным «No-o-o!» (2 р.).
Музыка и звуковые отбивки то ли цельнопертые, то ли стилизованные до степени смешения.
Еще у американцев нет Гробёль и Миккельсена, но тут им можно только посочувствовать (хотя Киннамана-то они догадались позвать).
Российский вариант сериала, говорят, откровенно сориентирован на американскую версию, ксерокопия с ксерокопии.
Все, в общем, примерно как со скорсезевским The Departed, знаменитым, оскароносным и дышащим ниже пупка гонконгскому оригиналу «Двойная рокировка» (Mou gaan dou).
Учтем.

«Дикий кот Финлея»

Ессс. Я нашел его.

Рассказ про свирепого камышового кота я прочитал в детстве в «Сельской молодежи», потом несколько раз с содроганием и благоговением перечитывал, потом журнал безвозвратно замотали.
Тридцать лет мне не попадался ни этот номер, ни этот журнал, ни этот текст. Автора я не помнил, год выхода журнала тоже, название помнил очень смутно — «Какой-то кот такого-то».
В сети до сих пор нет ни оцифрованной подшивки, ни хотя бы содержания журналов. Очень зря — в 70-е и 80-е именно «Сельская молодежь» первой (и зачастую единственной) публиковала на русском рассказы и романы Воннегута, Сэлинджера, Брэдбери, Чандлера, Ирвина Шоу, не говоря уж об очень сильных отечественных авторах (навскидку — Пьецухе, Померанцеве и Ольге Чайковской). Многие очень достойные тексты, напечатанные в «СМ», более на русском не издавались (разве что в таких же сгинувших кооперативных сборниках конца 80-х).
Но я все равно его нашел.

Рассказ «Дикий кот Финлея» вышел в сентябрьском номере «Сельской молодежи» за 1976 год. В оригинале рассказ назывался Pit Fight и входил в дебютный сборник рассказов Southern Fried (1962) Уильяма Прайса Фокса.
Фокс в юности бросил школу, чтобы, прибавив себе лет, удрать на войну, после демобилизации всю жизнь тянул лямку журналиста, писавшего для кучи СМИ, как крутых (Sport Illustrated, LA Times, USA Today), так и малозаметных. Звездой не считался ни там, ни в прозе, хотя его рассказы хвалили Воннегут, Апдайк и Брюс Спрингстин, называя Фокса достойным наследником Марка Твена и самобытным столпом новой юмористики американского Юго-Запада.
«Бой в яме», конечно, к юмористике не относится (ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕР: РАССКАЗ ЖЕСТКИЙ И МЕСТАМИ ДУШЕРАЗДИРАЮЩИЙ, ЖИВОТНЫЕ СТРАДАЮТ, ЛЮДИ МУЧАЮТСЯ, БЕГИТЕ) — такая типичная южная полуготика с сентиментальным насилием.
К сожалению, найти офигенную картинку с когтистым котом, сопровождавшую публикацию в «СМ», мне не удалось — поэтому вот вам иллюстрация Джека Дэвиса к оригинальному изданию.
Я вообще не уверен, что нижеследующий текст полностью воспроизводит публикацию в «СМ» — но если пара абзацев и выпущена, особого ущерба повествованию это не причинило.

Ну и хватит с нас предисловий.

Уильям Прайс Фокс
«Дикий кот Финлея»
Перевод с английского Аркадия Гаврилова

Continue reading

Нетвиты 2016/40

03-hvt-biff-wins-again
Марти все-таки не сжег альманах

The first angel blew his Trump, and there followed hail and fire, mixed with blood, and these were thrown upon the earth

В лингвистике, тем более политической, законы математики действуют не всегда. «Первая леди» не значит, что «Леди первая».

— Trump purum purum.
— Vopilki!

Рассказ о семи повышенных.

Открытие памятника на Боровицкой площади позволяет столице претендовать на неофициальное название «Владимирский централ».

Старую шутку из КВН «Пассажиры поезда заподозрили что-то неладное, когда по вагону с напряженным лицом прошел Стивен Сигал» теперь может примерить на себя вся страна.

Суровая отроковица лет двенадцати сегодня вытребовала у родительницы один из последних экземпляров «Убыра» (их чудом нашли для КРЯКК), проигнорировала осторожные предупреждения автора про 14+ и седых детей — и гордо удалилась читать. Вечером она отловила расслабившегося автора среди замерзших фонтанов енисейской столицы, дабы, во-первых, уведомить, что книжка покамест ничо так, а во-вторых и главных, сурово и неоднократно вопросить, а вот зачем автор на первой же странице первой главы написал: «А несчастную надпись на двери «На себя» папа прочитал так, что мама с ним полдня не разговаривала.»
Я, сказала суровая отроковица, не поняла, о чем речь, пока сейчас на двери не увидела «На себя». Ну вот зачем?!
Автор бежал, взрыдывая.

Гарвардский президент побледнел и выглядел растерянным

По соцсетям пошел гулять, собирая лайки, перепосты и пузыри соплей, еще один шикарный пример массового некритического мышления.
В прошлом году я рассказывал про святочный рассказ «Прозрение». Научные учреждения не дают покоя фантазерам — теперь настал (и все тянется) час расплаты для Гарвардского университета.
Текст разлетелся с подачи развлекательного ресурса «Тхе йизн«, который трудолюбиво перевел сказку с украинского (помеченного © знайдено в мережі).
Текст такой (выделения и фотки не сохраняю, можно глянуть исходники):
«Женщина в выцветшем платье, фамилию которой знает весь мир
Женщина в выцветшем платье, в сопровождении своего мужа, одетого в скромный костюм, сошли с поезда на Бостонском вокзале и направились к офису президента Гарвардского университета.
Им не была назначена встреча. Секретарь с первого взгляда определил, что таким провинциалам нечего делать в Гарварде.
— Мы бы хотели встретиться с президентом, — сказал мужчина низким голосом.
— Он будет занят целый день, — сухо ответил секретарь.
— Мы подождем, — проговорила женщина.
В течение нескольких часов секретарь игнорировал посетителей, в надежде, что в какой-то момент они разочаруются и уйдут. Однако, убедившись, что они никуда уходить не собираются, он все же решился побеспокоить президента, хотя очень этого не хотел.
— Может, если вы примете их на минутку, они скорее пойдут?», — спросил он у президента.
Тот с негодованием вздохнул и согласился. У такого важного человека как он, уже точно нет времени принимать у себя людей одетых в выцветшие клетчатые платья и бедные костюмы.
Когда посетители вошли, президент, с суровым и высокомерным видом посмотрел на пару. К нему обратилась женщина:
— У нас был сын, в течение одного года он учился в вашем университете. Он любил это место и был очень счастлив здесь. Но, к сожалению, год назад неожиданно умер. Мой муж и я хотели бы оставить о нем память на территории университета.
Президент совсем этому не обрадовался, а даже наоборот стал раздраженным.
— Госпожа! — с дерзостью ответил он, — мы не можем ставить статуи всем, кто учился в Гарварде и умер. Если бы мы делали так, то это место походило бы на кладбище.
— Нет, — поспешила возразить женщина, — мы не желаем устанавливать статую, мы хотим построить новый корпус для Гарварда.
Президент осмотрел выцветшее клетчатое платье и бедный костюм и воскликнул: — Корпус! Вы имеете представление, сколько стоит один такой корпус? Все Гарвардские здания стоят более семи миллионов долларов!
Минуту женщина ничего не отвечала. Президент с радостью зло улыбнулся. Наконец он их выгонит!
Женщина повернулась к мужу и тихо сказала:
— Так мало стоит построить новый университет? Так почему же тогда нам не построить свой университет.
Мужчина утвердительно кивнул. Гарвардский президент побледнел и выглядел растерянным.
Мистер и миссис Стэнфорд встали и вышли из кабинета. В Пало-Альто, в Калифорнии они основали университет, который носит их имя, Стэнфордский университет, в память о своем любимом сыне.»

До украинско-русского периода байка, естественно, жила счастливой англоамериканской жизнью. К началу ХХ века все в Стэнфорде знали историю о том, как глава Гарварда Чарлз Элиот предупредил Леланда Стэнфорда о том, что основание университета вряд ли встанет меньше, чем в $5 млн, а тот с улыбкой повернулся к жене и сказал: «Я думаю, мы можем позволить это себе».
stanf
В 1919 году Элиот по просьбе первого президента Стэнфордского университета Дэвида Джордана прокомментировал эту историю, подтвердив цитату с некоторой оговоркой (по его версии, услышав цифру, миссис Стэнфорд помрачнела, но мистер Стэнфорд после паузы повернулся к ней и сказал с улыбкой: «Ну, Джейн, я думаю, мы справимся с этим, не так ли?», и она кивнула).
Понятно, что любителей назидательных баек пояснение не убедило — и они придумали куда более забористый вариант с побледневшим зазнайкой. Понятно, что их ничто не убедит. Тем не менее, на сайте библиотеки Стэнфордского университета в разделе ответов на ключевые вопросы висит пояснение по этому поводу, особо отмеченное на главном сайте Стэнфорда. Суть пояснения: сын Стэнфордов умер в Италии в 16 лет от тифа, в Гарварде не учился, безутешные родители сразу решили почтить его память поддержкой именно детей Калифорнии и объехали несколько университетов, консультируясь у тамошних президентов, какой вариант из трех (университет в Сан-Франциско, университет с музейным комплексом рядом с любимым деревом сына или техническая школа) является наиболее уместным, — и, естественно, бывший губернатор и действующий железнодорожный магнат, как и его жена, были прекрасно известны собеседникам и до предварительной переписки (имевшей место), в приемных не ждали, и никак не могли быть бедно одетыми.

hero-family
Фото семьи Стэнфордов в полном составе

Полумертвый сезон

Тридцать лет назад советское телевидение показало документальный фильм Генриха Боровика «Человек с Пятой авеню». Он стал пилотным эпизодом сериала, в рамках которого Москва, десятилетиями отбивавшаяся от обвинений в ущемлении прав советских диссидентов, внезапно перешла в контратаку и принялась решительно бороться за права диссидентов американских. Из-за некоторой вторичности проблем с кастингом и переориентации продюсеров на другие проекты сериал был свернут в разгар сезона, но запомнился он надолго.
http://kommersant.ru/doc/2971994

Традиция у нас, получается, такая: каждый апрель в журнале «Коммерсантъ Власть» выходит моя статья про тонкие стороны советско-американского противостояния. Год назад речь шла про шпионскую «Защиту Битова», теперь — про истинные причины памятной многим контратаки советской пропаганды: Пелтиер, человек с Пятой авеню, доктора Хайдер и Локшин. Немножко жаль оригинального заголовка «Полумертвый сезон» и названий главок типа «Не во все тяжкие» или «Хьюстон, у нас тихий ужас». Но надо ж будет и благодарным потомкам при подготовке ПСС чем-то заняться.

Защита Битова

«Конференц-зал был забит журналистами и сотрудниками посольства СССР в Вашингтоне. За столом, затянутым зеленым сукном, сидели четверо. Один из них, вислоусый мужчина средних лет, утомленно щурясь от фотовспышек, заговорил, беспорядочно перескакивая с русского на английский:
— Меня, советского дипломата Юрченко, похитили в Риме неизвестные, незаконно вывезли из Италии в США, держали в изоляции, давали наркотики и отказывали во встрече с официальными советскими представителями…
В десятке миль от затянутого зеленым сукном стола телетрансляцию пресс-конференции молча смотрели трое мужчин, каждый из которых плотно общался с вислоусым мужчиной, заместителем начальника первого отдела (США и Канада) управления «К» (контрразведки) Первого главного управления КГБ Виталием Юрченко на протяжении трех последних месяцев. Наконец один из них, руководитель отдела спецопераций ЦРУ в СССР Пол Редмонд, сказал:
— Он применил защиту Битова.»

http://www.kommersant.ru/doc/2698661

Неожиданно для себя тряхнул стариной и написал статью про загадочную историю, в которой давно хотел разобраться.

И ни один из них этого не заслужил

Майкл Суэнвик, блестящий американский фантаст:
«Русские, очень отличаясь от нас, все-таки воспринимаются практически как американцы, как в хорошем смысле, так и в плохом. Мы как близнецы, разлученные при рождении, причем одному досталась вся удача, другому все плохое. И ни один из них этого не заслужил.»
http://floggingbabel.blogspot.ru/2014/09/russia-in-war-and-in-peace.html

Вечеринка у Пинчона дома

Живой культовый классик лютто-бешшенно продактплейсментит российское мороженое и лично тов. Децла.

“No, no, it’s real ice cream,” Igor explains. “Russian ice cream. Not this Euromarket food-police shit.” “High butterfat content,” March translates. “Soviet-era nostalgia, basically.” “Fucking Nestlé,” Igor rooting through the freezer. “Fucking unsaturated vegetable oils. Hippie shit. Corrupting entire generation. I have arrangements, fly this in once a month on refrigerator plane to Kennedy. OK, so we got Ice-Fili here, Ramzai, also Inmarko, from Novosibirsk, very awesome morozhenoye, Metelitsa, Talosto… today, for you, on special, hazelnut, chocolate chips, vishnya, which is sour cherry…”

«For a while Maxine has been aware of peripheral armwaving and hand jive, not to mention quiet declamation and deejay sound effects, from the direction of Misha and Grisha, who turn out to be great fans of the semiunderground Russian hip-hop scene, in particular a pint-size Russian Rastafarian rap star named Detsl— having committed to memory his first two albums, Misha doing the music and beatboxing, Grisha the lyric, unless she has them switched around… Igor pointedly consulting a white-gold Rolex Cellini, “Do you think hip-hop is good for them? You have children? What about them, do they…” “The stuff I was listening to at that age, I’m in no position — but this number they’re doing now, it’s kinda catchy.” “‘ Vetcherinka U Detsla,’” Grisha sez. “‘ Party at Detsl’s,’” explains Misha. “Wait, wait, let’s do ‘Ulitchnyi Boyets’ for her.” “Next time,” Igor rising to leave, “promise.”»

Thomas Pynchon, Bleeding Edge. Penguin Group US. Kindle Edition.

via

Каг страштно жыдь.