«Тубагач» (фрагмент)

По просьбам трудящихся выкладываю начало рассказа (и одну из гениальных иллюстраций Александра Храмцова).

Тубагач
Зеленая гроза полыхала всю ночь, а наутро вырос тубагач. Первыми об этом узнали старшие, потом пацаны Ситиграда, а последним — Булгак, который все утро пытался починить челнок.
Когда Булгак прибежал на поляну, галдящая очередь завершала уже второй виток. Судя по штанам и локтям в серо-зеленых полосах, пацаны стояли в очереди второй, если не в третий раз. А Булгаку пришлось топтаться минут двадцать, чтобы впервые увидеть тубагач.
Он был как на картинке в учебнике – толстенное невысокое, в полтора человеческих роста, дерево с корявой серебристой корой, мелкими круглыми листьями на редких ветках и как будто срезанной макушкой. Рыжий Борхе забрался на макушку в три движения – ногу на ветку, пальцами за кору, раз-раз, и он уже наверху. Очередь взвыла, Борхе салютанул друзьям и солдатиком нырнул в дерево, будто в колодец. Гомон стих, чтобы все услышали, как тубагач скрипит, еле заметно поникая ветками.
А потом стук – и Борхе вылетел из ствола, как с батута, растопырив руки и ноги в воздухе и рухнул на кучу травы, едва не промахнувшись. Очередь взревела, Борхе вскочил, задрав перемазанные кулаки, и завопил громче всех. И тут же побежал в конец очереди.
В тубагач уже неловко лез толстый Бо, а пацаны из головы очереди, примериваясь, охапками и пинками передвигали кучу травы чуть подальше от дерева.
Когда подошла очередь Булгака, тубагач вырос раза в два: нижняя ветка теперь была на уровне школьного турника. Стоявший впереди Андерс, мускулистый блондин с причесочкой, ловко подпрыгнул, подтянулся и сделал выход на две.
Булгак смотрел на это с ужасом. Подтягиваться он так и не научился, а зачет по физподготовке сдал, пробежав два дополнительных кросса. Бегать Булгак любил и умел. Бег часто спасал. Но сейчас спасти не мог – на дерево ведь не забежишь.
Тубагач заскрипел и издал глухой треск. Андерс вылетел с улюлюканьем, раскинулся звездой, ухнул глубоко в кучу травы и полежал там, хохоча. Булгак нерешительно шагнул к стволу, посмотрел наверх, сообразил, что не запрыгнет, и заелозил носком башмака по толстым трещинам в коре, подыскивая опору.
— Идёшесь, не идёшесь? – спросили сзади.
Булгак занервничал и заелозил обеими ногами. Это не помогло. Сейчас выгонят, понял он.
— Хватайсь, — сказали сзади.
Булгака крепко взяли за бока и взметнули к ветке. Он судорожно вцепился в нее и подумал: ну а дальше что?
Те же сильные руки толкнули Булгака в пятки, и он, сам не поняв, как, с маху лег грудью на ветку. Охнул от боли, перебросил ногу, сел верхом, вцепился в следующую ветку и осторожно встал. Ноги тряслись, в голове бухало, в животе был мороз. Снизу насмешливо глядели Абэ и Аксак, дружбаны из старших.
— Спасиб, — прошептал Булгак.
— Ползись быстр, — сказал Абэ.
Булгак выдохнул и полез, оцарапывая локти и ссаживая живот, и вдохнул уже на вершине, перебирая трясущимися ногами по толстому неровному кольцу вокруг темной дыры. «Расшибусь же, — подумал он в панике, — или ногу сломаю, или сознание потеряю, вылечу в обмороке и убьюсь совсем. Все стояли и глядели. Булгак отчаянно зыркнул в сторону дома, прижал ладони к бедрам и ухнул в дыру.
Пугался он дольше, чем летел. Дыра приняла Булгака мягко-мягко, будто толстенным слоем ваты, который плавно, но быстро осел под его весом и со скрипом сжался. Булгак присел и раскинул руки, чтобы удержаться, уткнулся пальцами в мокрый мох, нечаянно черпанув прохладной слизи, прижал кулаки к животу и застыл под оглушительный треск. И полетел.
Тубагач вышиб Булгака, как мяч с углового, — прямо в небо, чуть левее пухлого облака. Сердце упало в ледяной живот и отпрыгнуло в горло, голову раздуло возмущение: что делаете, дураки, я же разобьюсь, вы отвечать будете!
И пришло счастье.
Булгак на долгую долю секунды, сладко обмирая, повис посреди неба, поперхнулся смехом и ухнул сквозь толстый ветер, который рвал волосы и выдавливал горячие, но сразу леденеющие слезы. Ухнул в самую середку кучу травы.
Булгак часто задышал и все-таки засмеялся, раскинув руки и вспоминая, как это было – полет и невесомость.
Как во сне, только страшнее и лучше.
— Вставайсь, Аксак заплющит, — сказал Абэ.
Аксак уже забрался на верхушку тубагача.
Булгак вскочил и рванул в хвост очереди.
Хвоста не было. Была толпа унылых пацанов, которые завистливо озирались на тубагач и ныли:
— Ну Хасаныч, ну давайсь разик, ну мы быстр.
Хасаныч молча посмеивался, поигрывая резаком и поглядывая на нескольких счастливчиков за спиной Абэ.
Булгак вздохнул. Упрашивать Хасаныча бесполезно, все знали.
И все знали, что тубагач запрещен сто лет назад как опасный для жизни и здоровья. За несколько дней он вымахивал выше мачты связи и плевался слепленными из семян ядрами так, что воздух был паутинчато-зеленым на несколько километров во все стороны и вверх. Челнок не пролетит, человек не пройдет, да и задохнуться может. Потом тубагач стремительно высыхал, падал под своим весом и рассыпался в грязную труху.
Поэтому тубагачи полагалось уничтожать – сразу или почти сразу. Совет Ситиграда позволял тубагачу дорасти до трехметровой высоты. Этот вот почти дорос.
— Быстрее, — сказал Хасаныч, и двое последних счастливчиков, Брюс и Бэнки, подсаживая друг друга, заползли на нижнюю ветку еще до того, как Апулей достиг вершины. Остальные заныли громче и безнадежней.
Хасаныч подошел к тубагачу, дождался, пока Бэнки вылетит из ствола, вопя особенно громко, и зажужжал резаком. Тубагач скрипнул, незнакомо крякнул и застыл.
К вечеру он станет звонким полым бревном золотистого цвета с высохшими сучьями. К нему подчалит платформа хозуправления, срежет и утащит на лесопилку.
Пацаны разбредались. Вздохи и бурчание вытеснялись бурными рассказами и криками: «А я еще круче летелсь, гляделсь ты?»
Булгак подошел к тубагачу, чтобы погладить уже совсем серебряную на трещинах кору, и обнаружил, что до сих пор сжимает кулаки. В кулаках была подсохшая слизь, зеленоватая и какая-то крупитчатая. Булгак хотел отряхнуть руки, но почему-то бережно растер крупинки и стряхнул их в карман с застежкой. И застегнул.
И рванул в школу – опаздывал уже, оказывается.

— Четвертную, я так понимаю, опять не принес, — сказала Галина Джоновна. – Что на сей раз: забыл, не успел, зарядить не смог?
Класс гоготнул.
— Челнок побилсь, — прошептал Булгак.
— Потому что надо было как все, брать тему трудовой подготовки к Возвращению, а не вечные твои фантазии про кос… — начала Галина Джоновна и осеклась. – Ладно. Игрушек, значит, больше не осталось, всем спокойней будет. Сделаешь теоретическую работу. Сегодня же пойдешь к Михалычу, возьмешь интервью и подготовишь доклад о Возвращении. Две минуты общим языком. Не вздыхай, это ерундистика, в наше время введение к сочинению больше было. На выставку отдадим. Два дня у тебя, иначе «неуд» в главный табель, понятно? Что такое?
Булгак, стараясь не всхлипнуть, сказал:
— Михалыч боит.
— Не бойся, я предупрежу, — заверила Галина Джоновна, – все расскажет должным образом. Иди сразу после уроков, потом покажешь. Последний трояк – ну, «уд», — тебе на «отлично» исправлю.
— Спасиб, — буркнул Булгак.
— Спа-си-бо! Сколько можно повторять? Хотя бы в школе прошу говорить по-человечески, а не на этом вашем.
— Мы по-человечески не разве? – изумился Бо.
Галина Джоновна вздохнула.
— Вот вернемся на Родную, выйдете вы со своим «Дрась, спасиб, давайсь», — все же хохотать начнут. Умоляю – читайте книги. Понимаю, что трудно, но…
— А когда вернемсь? – спросил Булгак, решившись.
Весь класс смотрел на него. Галина Джоновна смотрела на него. Потом улыбнулась и сказала:
— Ну Булгак. Ну ты разве забыл? «Вечность» ждет нас на орбите. Вот завершим сбор данных и трудовую подготовку – и полетим. Чтобы что?
— Подарить Родной Лучшую! – заученно рявкнул класс.
Булгак кивнул и все-таки переспросил:
— А… Когда?
— Так. Урок давно идет. Хочешь домашнюю работу отвечать? Так и думала. Тогда давай на место, после уроков к Михалычу, две минуты. Открываем раздел четыре, главную страницу: «Средства выживания и подножный корм в лесостепной полосе».

Нетвиты 2018/2


Форма как намек на содержание: малиновый кисель

Пожизненный ЦИК с гвоздями.

Tinky Winky! Dipsy! Laa-Laa! Po! Morituri! Morituri! Sa! Lutant!

А родная отвечала: «Я же лаю всей душой».

Особенно остро тепла, внимания и на ручки хотят кандалы.

Купил шесть кило азербайджанского чая. За ближайшие полгода почти спокоен.

Новость: «Спортсмены Южной Кореи и КНДР пройдут под единым флагом на открытии Олимпиады».
Реакция супруги: «Под российским, наверное».

Идеология блокчейна окончательно была сформулирована в работе «Майнинг кампфинг».


Дочери в начале января стукнуло 17, сыну в середке месяца — 24. Жить сразу стало легче и веселей

Кино за каникулы


Посмотрел The Snowman Альфредсона, нахожусь в некотором недоумении по поводу критиков: чего бранились-то? Ну то есть не такое спокойное великолепие, как в Tinker Tailor Soldier Spy, и не такая стылая жуть, как в Låt den rätte komma in, — но в целом очень внятный и четкий фильм. Концовка вяловата, но терпима, чего уж. И, что бы ни говорили, очень умелая конвертация литературной основы в сценарий — заявляю как фанат Несбе, прочитавший именно этот роман дважды.
7 по 10-балльной шкале


Вообще, выросла наконец гвардия умелых скрипт-конвертаторов — даже вечно страдающий от экранизаций Кинг дождался наконец счастья в лице умелых ребят, которые разобрали первый том It на кучки, выжали из каждой кучки суть, выдули из нее по краткому эпизоду и — они летают — собрали абсолютно не буквальный, довольно оригинальный, при этом очень точный киновариант. Вот бы и со вторым томом не хуже вышло.
9/10


Время от времени я почему-то забываю, что Борис Хлебников не только один из моих любимых режиссеров, но и автор лучших отечественных фильмов про такую вот нашу жизнь. Поэтому, видимо, я долго отлынивал от того, чтобы посмотреть «Аритмию».
Посмотрел.
Констатирую: лучший фильм прошлого года, причем не только в российском зачете.
9/10

А правда штоле Blade Runner 2049 мало кому понравился? Шикарный же фильм — и не только потому, что целина и девочки. По мне, так гораздо лучше исходного (впрочем, я необъективен, пушто после Sicario упоротый фанат Вильнева).
9/10


Судя по фильму The Hitman’s Bodyguard, мы еще многого не знаем о Беларуси, минских тракторах и страшной роли Гэри Олдмана в этнических чистках.
6/10

Нетвиты 2018/1

Подписчики журнала «Химия и жизнь» с этого года будут получать специальное приложение «Физика и смерть».

А что подумал по этому поводу Кролик, никто так и не узнал, потому что Кролик был очень упитанный и хорошо сочетался с гарниром.

В тихом омуте черт и водица.

Сотрудник сервисной службы, предложивший клиенту обращаться в любое время, не успел понять, что разговаривал с вервольфом.

На взгляд из салатницы, столица, зима и олива почти синонимы.

Герой умирает однажды, а truth — тысячу раз.

Машу «Каслом» не испортишь.

Химичка отобрала у восьмиклассников сборник японского хоррора, пояснив, что «Звонок» не для них, а для учителя.

В связи с невозможностью отвечать по взятым на себя обязательствам объявлен банкиром.

— Оставь всякую надежду, — жалобно попросил Ильич.

Интересно, а как все-таки в исходном варианте было: «Дразнить Наташку, дергать за кору» или «На самокате резать колбасу»?

Дорога в тысячу ли начинается с одного Брюса.

Кого бы ни собрались тьмы, скифов все равно втрое больше.


Встреча с новогодним подарком

Еще фото
Continue reading

Сериалы-2017

Второй год испытываю себя просмотром пилотных эпизодов громких (преимущественно) сериалов. Если нравилось, смотрю дальше, если перестает нравиться, бросаю.
По умолчанию оценены пилотные эпизоды сериалов (если в скобках не оговаривается иное).

6 баллов

Life on Mars (UK)

Man in High Castle

Person of Interest

«Пьяная фирма» (две с половиной серии)

7 баллов

Peaky Blinders

Arrested Development

Expanse (две серии)

Suits (две серии)

It’s Always Sunny in Philadelphia (две серии)

Taboo (весь первый сезон)

Black Mirror (третий сезон, оценка в основном за счет двух серий на 9,5)

Sherlock (последний и вполне лишний сезон — подробности тут)

Westworld (первый сезон, подробности тут)

Fargo (третий сезон)

8 баллов

The Office (UK)

Stranger Things (второй сезон)

9 баллов

Battlestar Galactica (miniseries 2003 + первый сезон)

10 баллов

The Wire (третий сезон)

Forbrydelsen(второй и третий сезоны)

The West Wing (первый сезон)

Кино-2017

4 балла

Майор Гром (2017, к/м)

5 баллов

Голубая соль (2011, Pureun sogeum)

Хакеры (1995, Hackers)

Изгой-один: Звёздные войны. Истории (2016, Rogue One)

Obmen (2017, к/м)

6 баллов
Red Nose Day Actually (2017, к/м)

Доктор Стрэндж (2016, Doctor Strange)

Притяжение (2017)

Чужой: Завет (2017, Alien: Covenant)

Живое (2017, Life)

Сплит (2016, Split)

Чудо-женщина (2017, Wonder Woman)

7 баллов

Наблюдатели (2013, Gamshijadeul)

Прибытие (2016, Arrival)

Таксист (1976, Taxi Driver)

Под покровом ночи (2016, Nocturnal Animals)

Малыш на драйве (2017, Baby Driver)

Славные парни (2016, The Nice Guys)

Kingsman: Золотое кольцо (2017, Kingsman: The Golden Circle)

Снеговик (2017, The Snowman)

8 баллов

Не оставляющий следа (2008, Untraceable)

Фантастические твари и где они обитают (2016, Fantastic Beasts and Where to Find Them)

Кибер (2015, Blackhat)

Прочь (2017, Get Out)

Логан (2017, Logan)

Секретный агент (2016, Miljeong)

Отличница легкого поведения (2010, Easy A)

Эта дурацкая любовь (2011, Crazy, Stupid, Love.)

500 дней лета (2009, (500) Days of Summer)

9 баллов

Одержимость (2013, Whiplash)

Шепоты и крики (1972, Viskningar och rop)

Патруль (2012, End of Watch)

Капитан Фантастик (2016, Captain Fantastic)

Связь (2012, Coherence)

Война против всех (2016, War on Everyone)

Одаренная (2017, Gifted)

Оно (2017, It)

Аритмия (2017)

Книги-2017

Традиционно ранжирую прочитанное и просмотренное за год (спасибо сервисам типа LiveLib и «Кинопоиска»). И снова без комментариев, в основном для себя и для тех, кто имеет представление о чудовищности моих вкусов.
В этом году список особенно чудовищен, потому что в него не вошло около 250 книг, изученных мною в качестве эксперта, жюриста и номинанта (зато вошли шедевры чиклита, палпа и коммерческие хиты, которыми я размягчал сведенные извилины). Тем не менее, решительно рекомендую всем замечательные тексты из финальных списков премий «Книгуру» (к формированию которого я имел отношение), «Лицей» (из которого я вместе с коллегами выбирал победителей) и «Большая книга» (из которого почему-то выбрали и меня).
Шкала десятибалльная.

Отложены недочитанными

«Смерть в Византии», Юлия Кристева

«Дом шепотов», Серж Брюссоло

«Заххок», Владимир Медведев

«Чужой: Легендарное коллекционное издание» (пояснение)

5 баллов

«Наказать и дать умереть», Матс Ульссон

«Сфера», Дэйв Эггерс

6 баллов

«Девушка в поезде», Пола Хокинс

«Голодное пламя», Эрик Аксл Сунд

7 баллов

«Расскажите вашим детям: Сто одиннадцать опытов о культовом кинематографе», Александр Павлов

«Книга зеркал», Эуджен Овидиу Чировици

«Девочка-ворона», Эрик Аксл Сунд

«Книга всех вещей», Гюс Кейер

«До встречи с тобой», Джоджо Мойес

8 баллов

«Хаджи-Мурат», Лев Толстой (развернутый отзыв)

«Жажда», Ю Несбё

9 баллов

«Harry Potter and the Prisoner of Azkaban», Джоан Роулинг

«Эта тварь неизвестной природы», Сергей Жарковский

«Отелло», Уильям Шекспир

Письма Антона Чехова, тт. 1-5 (1875 — 1894 гг.)

«Три повести о Васе Куролесове», Юрий Коваль (с комментариями Олега Лекманова, Романа Лейбова, Ильи Бернштейна)

10 баллов

«Принцесса-невеста», Уильям Голдман

«Глаз Хоттабыча»

Итоги 2017 года подводить лень, да и некогда. Много работал, много ездил, много читал (потом, может, выложу списки прочитанного не по работе и просмотренного).
Главное событие, понятно, — «Большая книга» за «Город Брежнев». «ГБ» я дописал два года и один день назад, потом полгода рихтовал.
В этом году писал порядочно, но в малом и служебном формате. Что-то уже опубликовано (эссе в «Дружбе народов» и путеводители по собраниям музеев Лермонтова и Чехова), что-то выйдет через пару недель (рассказ «Тубагач»).
А здесь в честь праздника и с любезного разрешения Гослитмузея выложу микрорассказ, написанный в январе для проекта «Канделябр, шишка и кочерга: тайная жизнь музейных вещей». История такая: двум десяткам писателей предложили выбрать по фотографиям один из экспонатов Гослитмузея и написать про него собственный детский рассказ на две тысячи знаков — естественно, не подозревая, чем выбранный артефакт, в моем случае кувшин, славен и кому он принадлежал.
Рассказ, естественно, получился не совсем детским — ну уж как всегда. А это мы с тем самым кувшином (принадлежавшим, оказывается, Борису Пастернаку) на той самой выставке в Доме Остроухова.

kuv

Кувшин стоял на шкафу всю жизнь. Папа говорил, что этот тот самый кувшин Хоттабыча — вернее, его вредного старшего брата, — и что джинн до сих пор сидит внутри, глядя оранжевым камушком на мир и на меня. И если я буду баловаться, джинн это увидит. Поэтому я баловалась в другой комнате.
Потом я заболела. Я плохо помню жар и бредовые сны, зато хорошо помню, как мама вдруг ворвалась в комнату, крикнула, чтобы никто не входил, и сняла кувшин со шкафа. Я пыталась спросить, зачем это, но вместо голоса вышел хрип и мучительный кашель. Мама за толстую белую нитку сняла белесую нашлепку с клювика кувшина, на миг застыла, всматриваясь, решительно сорвала с меня одеяло и стала растирать жидкостью из кувшина, ледяной и очень мерзкой на вид – зеленоватой и будто с кусочками тины. Я попыталась спастись сперва за подушкой, потом между кроватью и стенкой, да куда там. А мама сунула клювик мне под нос и велела: «Пей». Я беззвучно завопила и захлебнулась ледяной горькой мерзостью. Выплюнуть не получилось, увернуться тоже. Пришлось глотать, кашляя, задыхаясь и умирая. Я прокашлялась, вскочила и завизжала: «Ты с ума сошла, чего делаешь-то, умру же, сама пей эту гадость!» Весь дом сбежался, а я все орала, бегая по комнате нагишом, громкая, злая и здоровая. А мама сидела на полу и плакала, баюкая кувшин, будто ребеночка.
Потом кувшин снова стоял на шкафу, открытый и немножко пыльный.
А теперь он снова запечатан.
Тетя Галя рассказала, что кувшин много веков передавался в нашей семье как приданое старшей дочери. Откуда он взялся, никто не знал, как никто не знал, что конкретно получала в запечатанном кувшине уходящая из дома невеста. Иногда это оказывалось лекарство, иногда – топленое масло, или мед, или зерно, или нефть, или просто вода. Но всякий раз — ровно то, что спасало старшую дочь и ее семью.
Баба Соня рассказала, что кувшин сам решает, чем спасти хозяина, а заливают-то в него обычную воду.
А я не верила. Ведь тетя Галя и баба Соня не старшие дочери. А мама старшая. И я старшая.
Папа упорно держался версии Хоттабыча. Я не выдерживала, начинала хохотать и пинать его, а он звал на помощь маму.
Мама не рассказывала ничего. Говорила: «Время придет – узнаешь».
Время пришло. Завтра я узнаю.
А через четверть века узнает моя дочь.