Бывших Ленин не бывает

«Бывшая Ленина» доступна на «Лабиринте» с довольно чумовой скидкой. В остальные магазины и сети книга просачивается все увереннее («Озон» только не сдается чот, флаг ему).
Электронную версию обещают 5 сентября. Пока на «Литресе» доступен предзаказ по особой цене и бесплатный фрагмент (пролог и первые главы).
С трепетом жду отзывов, рецензий, хулы, поруганий и прочих пряников.

Других деталей, похоже, нет на моем складе

«Я человек, который на всех углах кричит, что любит писать и читать про здесь и сейчас, а к историческим текстам совсем не тяготеет. Это выглядит не слишком искренне, после того как именно «Город Брежнев» оказался самым известным из моих текстов, но что поделаешь, я не особо изменился. Поэтому я всегда исходил из того, что пишу про современность, но и читатели, которые меня более или менее знают, совершенно ясно представляют, что книжка будет в 90% случаев про нас, здесь и сейчас. И тот факт, что многие дезориентированы после «Города Брежнева», — я как‑то к этому еще не привык.»

(Блин, как же странно выглядит расшифровка моих устных прогонов).

К выходу «Бывшей Ленина» на «Афише» появилось мое интервью.

«Бывшая Ленина»

В конце августа — начале сентября 2019 года в «Редакции Елены Шубиной» издательства АСТ выйдет мой новый роман «Бывшая Ленина».

Аннотация издателя:
Шамиль Идиатуллин – журналист и прозаик. Родился в 1971 году, окончил журфак Казанского университета, работает в ИД «Коммерсантъ». Автор романов «Татарский удар», «СССР™», «Убыр» (дилогия), «Это просто игра», «За старшего», «Город Брежнев» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА»). Идиатуллин признаётся, что выше всего ценит «честный интересный рассказ о нас здесь и сейчас». И действие его нового романа «Бывшая Ленина» разворачивается в 2019 году – благополучном и тревожном.
Провинциальный город Чупов, Сарасовская область. На окраине стремительно растет гигантская областная свалка, а главу снимают за взятки. В городе – безвластье и неприятный запах; политтехнологии, мессенджеры, соцсети. Простой чиновник Даниил Митрофанов (а в прошлом заметная фигура в местной политике и бизнесе), его жена Лена и их дочь Саша – благополучная семья. Но в одночасье налаженный механизм ломается. Вся жизнь оказывается – бывшая, и даже квартира детства – на «бывшей Ленина». Наверное, нужно начать всё заново, но для этого – победить апатию, себя и… свалку.
Сдаваться стыдно. Оставаться в таких условиях невозможно. Надо менять условия. Менять условия — значит бороться.

Необходимое пояснение
Мои книги выходили в разных издательствах, но самым «моим» — и любимейшим, — давно стала, как известно, питерская «Азбука». Она блестяще издала, вывела в народ и переиздала четыре из шести моих романов — социальную утопию «СССР™», мистическую дилогию «Убыр» и исторический Bildungsroman «Город Брежнев» (а также фантастическую повесть «Это просто игра»). При этом более, скажем так, реалистические и злободневные тексты, технотриллер «Татарский удар» (aka «Rucciя») и шпионский роман «За старшего» (aka «Варшавский договор»), вышли в других издательствах.
Я счел возможным и необходимым опубликовать новый, отчаянно реалистический и злободневный роман «Бывшая Ленина» в «Редакции Елены Шубиной» — главном издателе качественной отечественной прозы.
Я очень благодарен «РЕШ» и лично Елене Шубиной за предложение, а также за готовность и умение возиться со мною, простым-неказистым. Читателю от этого будет лучше — это главное.
Я страшно признателен «Азбуке» за понимание моих соображений и мотивов, за все, что она сделала и еще сделает для меня как автора и как читателя. Следующий роман, этнофентези, работа над которым идет уже некоторое время, я надеюсь предложить «Азбуке». Хештег #азбукалутшая никаму ниаддам и, уверен, повода отказаться от него не найду.

Нетвиты 2019/12

Автор ярко, умело и остроумно представил свою книгу. Осталось написать.


Охота пуще

С ними это немедленно!

Ой ФСО™

Некоторый сайт Kazanfirst 7 июня опубликовал под рубрикой «Наука» новость «Ученые Саудовской Аравии признали женщин животными. Раньше женщин считали предметами». В тексте для убедительности приведены две неактивные ссылки на сайты с мусульманскими названиями. Понятно, что ни на этих сайтах, ни где-то еще подтверждения новости нет. Веселую шутку про саудовских ученых и женщин придумал американский сатирический сайт World News Daily Report (игриво представляющийся как an American Jewish Zionist newspaper based in Tel Aviv and dedicated on covering biblical archeology news and other mysteries around the Globe) и повторил его франкоязычный клон Journal de Montreal в мае 2016 года.
Тема получила вторую жизнь (понятно, не как шутка, а как новость) на российских правых сайтах год спустя. Фейк быстро разоблачили и забыли. Kazanfirst вот вспомнил два года спустя — вроде без дополнительного повода, самостоятельно, возможно, в рамках тренда, заданного рубрикой «САМОЕ ЧИТАЕМОЕ» (там в топе «В Татарстане девушку убила протекшая стиральная машина», «Видео: на Ураза-байрам в парке Победы Челнов люди дрались за еду» и «В Омске женщина убила 2-летнюю дочь батоном за крошки на полу»).
Надо тоже запомнить.

Общественное движение «Найденные методы — за Костю Сапрыкина!»

«Лабиринт» кладезь всетки. Подкинул Гениальную Универсальную Положительную Рецензию. Всепобеждающая годнота.
«Книга захватывает с первых страниц и не отпускает до самого конца.Безумно интересная история,при чтении которой забываешься.»НАЗВАНИЕ КНИГИ» произведение,скорее всего,для подростков.Но и более взрослым людям,я думаю,эта книга будет интересна
Что ж теперь про качество.
Качество книги наилучшее.Текст везде пропечатан отлично.»


Кокое жвотне вы кусаити ©

Радио, деловито:
— 4 июня в Сочи произошло ДТП, и на фото с места аварии местные жители опознали человека, который как две капли воды похож на официально покойного Сергея Цапка. Обеспокоенные граждане отправили соответствующий запрос в сочинскую прокуратуру — там провели проверку и отчитались: нет, это не Цапок, а некий Виталий Никифоров, уроженец Бишкека. Что интересно, у него тоже есть проблемы с законом: он находится в федеральном розыске за кражу, и задержать его, к сожалению, опять не удалось. Осужденный к пожизненному заключению Сергей Цапок умер 7 июля 2014 года в СИЗО города Краснодара. Причиной смерти стали инсульт и острая сердечная недостаточность. Тело было кремировано в Волгограде, останки захоронены в неизвестном месте.
Супруга, энергично:
— В Бишкеке!

Ничего лишнего, только без нас.


Сон о Микеланджело между зигой, ой-цуке и солидарностью трудящихся


Когти, точка

А им все Поттер

[Выношу из каментов свое пояснение на тему «какое издание Гарри Поттера покупать», чтобы в очередной раз не набивать по новой.]

Если вкратце: есть всего два официальных перевода, выходивших в бумаге. Первый — «Росмэна». Стартовые книги там переводились просто халтурно, на отвяжись, случайными людьми или бригадным подрядом. Потом издатель сообразил наконец, какое сокровище утаптывает, и подключил профи и даже Голышева (который, впрочем, везде рассказывает, как ему Поттер не зашел).
Естественно, фэны шипели, плевались и призывали бойкотировать «Росмэн», а читать любительские сетевые переводы Армии Гарри Поттера, а наилучше — Маши Спивак.
Потом права у «Росмэна» кончились, их перекупила «Азбука» и, коли так, решила взять готовый перевод Маши Спивак (после, конечно, редактирования). К сожалению, переводчик настояла на сохранении спорных решений типа Думбльдора, Злод(т)еуса Злея ̶и̶ ̶п̶р̶о̶ч̶и̶х̶ ̶ж̶у̶к̶п̶у̶к̶о̶в̶ (UPD: редактор издания и по совместительству гениальный переводчик Настик Грызунова строго, но справедливо указывает, что в бумажном издании никаких жукпуков нет, то есть упирающие на них хейтеры нимношк прибрехивают). В связи с чем фэны впали в неистовство, из которого выходить не собираются — и призывают, натурально, бойкотировать «Махаон», а читать архивный «Росмэн».
Если отвлечься от неистовства, вариант Спивак лучше, легче и законнее (издание «Махаона» — это единственный легитимный бумажный перевод на сегодня), а книги с этим переводом гораздо красивше (фолианты с картинками Джима Кея — ваще чума). Но там Думбль и Злотеус.
Варианты «Росмэна» можно найти у букинистов по задранному на порядок ценнику либо у пиратов, потихоньку шлепающих контрафактные релизы. Там серый многословный перевод, зато имена как в официальном кинопереводе.

«Архангел» (Archangel)

Уильям Гибсон

Хочется, конечно, начать в каноническом стиле «Ну вот и прочитал я первый в своей жизни», но попробую сдержаться.

Я лет пять собираю графические романы, длинная полка уже выстроилась, но читать их умею не особо. За Watchmen, с которых все, собственно, и началось (спасибо шикарному кину), браться боязно, толстенный ж, Гейман ожидаемо не пошел (не люблю я его все-таки, хотя он очевидно талантлив и адски профессионален), а от штук попроще натурально кровь носом, как у Выбегаллы. Я уже было решил, что занимаюсь собирательством в основном для детей и немножко пушто это красиво. Но теперь айдидыт, ура, спасибо, дорогие товарищи Уильям Гибсон и Дмитрий Злотницкий.

«Архангел» Гибсона, естественно, в разы проще и попсовей обычных для папы киберпанка кунштюков, но эта попс-простота какая надо попс-простота. Злобный вице-президент США отправляется из накрытого радиоактивным пеплом 2016 года в 1945-й, чтобы убить дедушку и разбомбить весь мир прям там. Помешать ему могут только татуированные пилоты Сопротивления, кинувшиеся следом, нанотехнологические мухи, а также честные американские, британские и советские офицеры при поддержке немецких жучков и маклеров.

Все внятно, смачно, забавно и круто отрисовано. (Ура, к полтосу я научился читать картинки!)
Единственно, я долго не мог сообразить, почему не ржу в голос над «Пиу-бзых!» поверх брутальных красот. А потом вспомнил, что любимейшей картинкой моего детства была иллюстрация Ивана Семенова к рассказу Марка Твена «Журналистика в Теннесси». Возможно, она определила мой жизненный путь — ну и поди теперь увернись от комиксов.

По льду до Нила

Вот прочитаешь так, бывалоча, лет в десять небольшую повесть Скотта Янга «Новички-хоккеисты» (про юных канадских хоккеистов, понятно), — с удовольствием, потому что хорошая, и с изумлением, потому что там, допустим, старшеклассники в школу на машинах, в смысле, за рулем, ездят, забудешь про нее лет на тридцать, потом наткнешься на книжку в букинистическом, расчувствуешься, посопишь, купишь, не откроешь, — а еще лет через семь узнаешь, что повесть, оказывается, первая в трилогии, полностью изданной на русском еще в 1988-м, полезешь узнавать подробности и обнаружишь, что писатель Янг на родине считается настолько плодовитым и малозначимым, что даже в посвященной ему статье Википедии не упомянута ни одна из 40 книг, преимущественно детских и спортивных (в том числе с названиями типа Face-off in Moscow и The Moscow Challengers), — и вообще известен Скотт Янг в основном как папа Нила Янга (по какому поводу даже одну из минимум двух автобиографий он назвал Neil and Me) — ну и немножко как папа Астрид Янг, тоже певицы (и тоже написавшей книжку Being Young: Scott, Neil and Me).
И задумаешься о многом.