«Тубагач». Скоро

Издательский дом Мещерякова сообщает:
«Скоро в серии «Такие вот истории»
Рассказ «Тубагач» Шамиля Идиатуллина
Иллюстрации Александра Храмцова
Тубагач — это дерево, которое вырастает за одну ночь. И только с его помощью можно вернуться на родную планету.»

Рассказ написан специально для серии. Выйдет отдельной богато иллюстрированной книгой — надеюсь, до конца года.
Александр Храмцов известен в первую очередь как художник мультфильма «Ку! Кин-дза-дза».

Рисунки совершенно гениальные. Я счастлив.

По этой причине, это было хорошо для актеров

Наконец дошли руки до купленного месяц назад альбома о киносаге «Чужой». Хотел посмаковать и насладиться. Не вышло.
Крупнейшее в стране издательство «Э», как известно, неустанно борется с пиратами, которых обвиняет в падении книжного рынка вообще и сегмента дорогих переводных изданий в частности. Пиратскому натиску «Э» старается не поддаваться и упорно продолжает выпускать дорогие переводные издания — как это, например.
«Чужой» (Alien) — шикарный альбом об истории создания четырех классических фильмов — с богатейшим, как положено, иллюстративным рядом (кадры, фото, раскадровки сцен, эскизы чудовищ, кораблей и винтовок) и достойным текстом (подробный фактурный нарратив с огромным количеством интервью).
Оригинал, выпущенный в 2014 году, стоил полсотни долларов, сейчас на Amazon уценен до $38. Вариант на русском чуть дороже — в большинстве магазинов выставлен за 2822 рубля.
За эти деньги предлагается мощный хардковер, толковый макет, великолепные иллюстрации, хорошая печать, надпись «Легендарное коллекционное издание» вместо «The Ultimate Guide to the Classic Movies» на обложке и текст Гугл-переводчика либо его нонейм-аналога.
Я не шучу. Переводчик в книге не указан, а качество можно ценить по выложенным под катом кусочкам.
Видимо, таким образом издатель, сильно потратившийся на покупку прав и оригинального макета, решил немножко сэкономить. Заодно издатель сэкономил деньги одного отдельно взятого читателя. Больше я киноальбомы издательства «Э» покупать не намерен.
Пираты виноваты, в общем.

Continue reading

Нетвиты 2017/32

Это надо же было так двести страну.

Поединок тысячелетия: мировое искусство против боевого. В соседнем полуфинале встречаются соответствующие естества.

Устав от ненастной погоды, супергерой выходил на улицу, просил встреченных собак показать их дом и убивал плохих хозяев.

Верх бесстыдства примерно соответствует низу стыдливости.

Осень проходит под лозунгом «Russland guber alles».

Несть радости людям.

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и даже о, Север — не Юг.

За трудовую — топлес.

Поймал себя на мысли. Пришлось напинать.


Удаленное рабочее место


Погулять вышел

Две чумовых фантновости

Фантновость номер раз — Алексей Андреев представил панорамную иллюстрацию к «Хобо-2» Сергея Жарковского.
Не то чтобы дождались, но такое жжж явно неспроста.

Фантновость номер два: готов первый том Ultimate ПСС Стругацких. Тираж 300 экземпляров, цена, вопреки надеждам, будет явно беспощадной (особенно если на 33 — заявленное число томов — сразу умножить), ну да и качество соответствует.

Нетвиты 2017/31

В 2017 году Нобелевская премия по литературе приобрела кадзуальный характер.

Бесплатный сыр бывает, мы же ловки.

Не так уж и важно, кого Надежда Кадышева играет в «Kingsman. Золотое кольцо», — уровень продакт-плейсмента все равно впечатляет.

Счастье привалило, навалило и отвалило.

Любит наглый дурачок проблесковый маячок.

Из полей уносится: «Полей!»
Из души уносится «Души!»
Впереди уносится: «Ready!»
Там в поля уносят, льют и душат.

Сынишка прислал скрин про траурный мячик стеклянного глаза. Чота валяюсь.

Я твой дом кафе-шантан.

«Я желаю мира, тишины и спокойствия в каждом семействе, об детях я всегда отношусь с хорошей точки.» (c) П.Е.Чехов
Возьму девизом, пожалуй.

Вот так посочувствуешь даже какому-нибудь отставнику в глубине черствой души — а он в прощальном привете признается: «День волнительный, даже очень». И сочувствия как не бывало, а замест него радость расставания с таким вот.
Удобно, ящитаю.

Охотники наплевали.

Wenn ich Kultur höre… entsichere ich meinen Kalaschnikow (к новости о министре, назвавшем автомат Калашникова частью русской культуры).

За трудовую — топлес.

После долгих терзаний Ридли Скотт передумал ставить фантастический мюзикл на русском, но написанная Владимиром Высоцким основная тема все-таки пригодилась: герои фильма, обнаружив, что рядом с ними Чужой, не бранят, а гонят его и не поют про таких, как он, — но, увы, забывают ключевую строчку про то, что вверх таких не берут.

Сын, сконфуженно гогоча, рассказывает:
— У бойца ММА Джоша Томсона по кличке The Real Punk день рождения. Не выдержал, раз в жизни откомментил по-русски. Стыдно теперь.

В выходные дочь съездила в лагерь профориентации, вернулась счастливая: класс занял первое место в разных там соревнованиях, а личные тесты показали, что оптимальная профессия для наследницы — фрезеровщик.
Ладно хоть на пианино не отдали ребенка в свое время.

Дальше кошечка с белочкой (немало)
Continue reading

«Но это зло не так большой руки»

О, «ГБ» остро критикуют с двух сторон света. Ну как остро — как уж могут.

Харьковский аноним, явно ниасиливший примерно 650 стр. из наличных 704, компенсировал это дело включением собственной фантазии: «Упомянутую полуправду читателю, путающему Брежнева с Андроповым, следуя жанровой разнарядке, доносит положительный главный герой из отряда «Юный литейщик» — тот, который не встает, когда вожатый кричит «встать». А уж разрушают его домашний мир — товарищи, как всегда, знающие больше, чем диктор в телевизоре, и у которых отцы не только воевали, но и сидели.»

Метод проф. Р.С.Каца живет и побеждает, ура. Но есть на Костю Сапрыкина и другие методы.

Тагильчанин Александр Кузьменков отрабатывает хлеб штатного ниспровергателя и указателя на голых королей по-честному: он прочитал все 704 страницы и еще полстолько сверху — про книжку и про автора. И проникся искренним отвращением к книжке, автору, его пятой графе и каждой выведенной им буковке: «У Идиатуллина есть все писательские задатки. Взять хоть пятую графу: ну просто идеальна для российского литератора. И должность — лучше не придумаешь: шеф регионального бюро «Коммерсанта». Знамо, всяк издатель счастлив будет порадеть такому человечку. Единственная проблема: писать Шамиль Шаукатович совершенно не умеет. Но это зло не так большой руки: писатель — не тот, кто пишет, а тот, кого читают. «Город Брежнев» гарантированно прочтут — тому порукой номинация на «Большую книгу». Кстати, уже прочли и встретили дежурным малиновым благовестом, — но об этом в свой черед.»

Кароч, зовите меня Зло не так большой руки. А я пошел делать здравые высказывания с многоточием.

«Погружение как на десять метров с аквалангом в кристально-чистое море»

Осенняя порция выжимок из отзывов о ГБ

Стартовая картинка из Инстаграма zhem4uzhinka: «Мне так понравился «Город Брежнев», что даже насобирала ему осенних листочков для кадра. Отличный многогранный роман о взрослении и об эпохе 80-х, такой, сюжет которому сама жизнь писала»

Журнал «ПроЧтение»:
Идиатуллин не просто хорошо актерствует, он еще и режиссирует свой роман. Дневниковые исповеди Артура перемежаются с обычным романным повествованием, где речь идет о других героях. Автор тасует сцены как колоду карт — быстро и хитро, почти по-шулерски. Читатель только узнает о событии со слов одного из героев, но тут глава заканчивается недоговоренностью или кульминацией. Идиатуллин хитрит, изворачивается, уходит в сторону, не отпускает. Книга затягивает: банально хочется узнать, что произойдет дальше.

Великий БВИ в абаканской газете «Шанс»
Вообще-то все это, наверное, архетипы спиралей развития нашей страны – и разборки типа «А ты с какого раена?», и какие-то странные войны то во Вьетнаме, то в Афганистане, то в Сирии, и производственные неурядицы. Во всяком случае, это явления не конкретно 1983 года, аналоги можно найти и раньше, и позже во времени. Достоинство книги Идиатуллина в том, что написано обо всем честно, без приукрашивания и без сползания в чернуху. И это хорошее напоминание о реалиях недавнего прошлого, которые хорошо бы освежить в памяти тем, кто мечтает о возврате в СССР.

Совсем внезапная реплика Павла Басинского в «Российской газете»:
Хотите вспомнить свое нежное детство 80-х годов? Роман «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. (Во-от. А говорили грязь и музей, такоже жестокость и безысходность советских людей)

Первый лауреат литературной премии «Лицей» Кристина Гептинг:
Достоверная, искусная и честная история советского отрочества. Уверена, что интересна она будет не только ровесникам автора (тем, кому сейчас 40-50). По крайней мере, в моей семье она понравилась очень разновозрастной аудитории. Как, впрочем, всегда и бывает, когда прикасаешься к настоящей литературе.

Редактор раздела «Лайфстайл» портала RuBase Полина:
Автор рисует будни детей маленького индустриального городка, в котором [жилой] комплекс забивает стрелки другому комплексу, очарованность вожатыми лагеря, увлечение запрещенным карате и группой «Дип папл», бессмысленное вступление в Комсомол, и все это — на фоне сильной идеалогии, в которую продолжают верить подростки на закате Советского Союза. Войдет в мой топ книг о взрослении, наряду с «Щеглом» Донны Тарт, «Маленькой жизнью» Ханьи Янагихары и Not That Kind Of Girl Лены Данэм.

И вот любопытное: уважаемый критик отказывает «ГБ» в художественности с двух трибун подряд
С телевизионной
Все это, конечно, даже трудно иногда воспринимать как собственно художественную литературу – ну, просто потому, что это реалии 80-х годов, довольно внимательно описанные.

С радиовещательной
Мир, хорошо знакомый и изображенный хорошо знакомыми средствами, тоже, кстати, идущими от эпохи 80-х. И, может быть, поэтому он производит такое тягостное впечатление: потому что, несмотря на все попытки противопоставить советскому мраку что-то хорошее, честное, человечное, простое и ясное, вопреки всему в этом мраке выросшее, обреченность добра в этом мире становится очевидной. Действительно, трудно найти верную опору там, где изначально расшатано всякое понятие о верности, трудно обрести смысл там, где все основано на бессмысленности и лжи. Роман и становится больше таким социологическим, а не художественным свидетельством.

Отбивочная картинка из Инстаграма lunnaya_umka: «Пожалуй, подходящий выбор для дороги в родной город. Роман о взрослении подростка в 80-е годы, и мне эта история нравится»

Мой-почти-однофамилец (будем так друг друга официально именовать), автор классного твердофантастического романа «Роза и червь» Роберт Ибатуллин прочитал «ГБ». Даю часть весьма любопытного отзыва картиночкой, пушто он реально завершается развернутым спойлером. А кто уже прочитал «ГБ» либо не читал и не собирается, тот сам пускай ищет ЖЖ Фортунатуса, уа ха ха.

Дальше отзывы из соцсетей, блогов, библиотек и онлайн-площадок, на которых до ноября можно бесплатно читать всех финалистов премии «Большая книга». Continue reading

««Город Брежнев» — это встреча Сэлинджера и Довлатова»

Андрей Рубановfb)

Отличный, значительный роман Шамиля Идиатуллина «Город Брежнев».
Писателя Идиатуллина я знаю по фантастической — в жанре ужастика — повести «Убыр», пошумевшей года три назад. Кто не читал — много потерял.
Но от того «Убыра» Идиатуллин уже ушёл далеко, прыгнул на три ступени вверх.
До того я читал «Сердце Пармы» Иванова, а перед Ивановым — «Обитель» Прилепина.
Художественной литературы я читаю очень мало, времени нет.
Так вот: на фоне Иванова и Прилепина «Город Брежнев» вообще не теряется, а выглядит скорее как ровня. Это работы одного веса.
Действие происходит в 1981 году, весь роман — главным образом монологи подростка, который — плоть от плоти эпохи застоя.
Тот мир — поздний советский застой — мне хорошо знаком, я сам был таким же подростком из брежневского социализма; но «Город Брежнев» я хвалю не потому что он вызвал во мне приступ ностальгии.
Сам Шамиль молодо выглядит, а на самом деле — взрослый мужчина, ему за сорокет, у него есть семья, дети и всё, что полагается иметь взрослому мужчине.
Роман «Город Брежнев» — это встреча Сэлинджера и Довлатова.
Сэлинджера больше: подробный и малость сбивчивый, трогательный монолог мальчишки, со специально стилизованной просторечной интонацией и лексикой.
От Довлатова — юмор, грустная и обаятельная улыбка над казёнными реалиями той, ныне исчезнувшей, цивилизации олимпийских мишек и песен группы «Ялла».
Много юмора.
Юмор Идиатуллина спокойный, очень добрый, честный, чистый.
Все знают, что в русской литературе юмор в большом дефиците — а тут пожалуйста, на каждой странице улыбнёшься. Это ценно.
Входишь в роман не сразу, — на первых страницах кажется, что тебе продают стандартную чернуху про гопников. Но это быстро проходит.
Идиатуллин любит жизнь, людей, своих персонажей, и город Брежнев, и читателя. В нём нет ненависти.
Обаяние рассказчика велико, на него быстро покупаешься.
Где-то на 50-й странице начинает злить отсутствие сюжета. Где-то на 200-й странице перестаёт злить, да и сюжет проглядывает, и совсем не такой, как ожидал; вдруг всё начинает стремиться куда-то к Фолкнеру, к Йокнапатофе. Персонажный микрокосм видим то глазами одного, то глазами другого героя; все разные — и все одинаковые, «красные совки», советские сверхчеловеки, созданные для покорения мира, который, увы, уже не нуждается в покорении; непобедимые, наивные, прекрасные люди.
Значительный по объёму роман сделан очень ровно, тщательно. Нигде не споткнёшься. Повсюду находки, удачные эпитеты, меткие реплики. Видно, что автор сберегает собственный стиль, собственное дыхание, и каждая запятая на 650 страницах стоит там, где должна; это вызывает уважение.
Рискну предположить, что Идиатуллин делал «Город Брежнев» как свою главную книгу, — всё на неё поставил, выложился, вывернулся наизнанку. И получилось.
Это сложная и большая работа, оригинальная, веская.
Местами это похоже на Полякова, местами на Аксёнова, но по большей части на свет рвётся оригинальный Идиатуллин, излишне подробный, но никогда не пошлый, не поверхностный и не грубый, настоящий, сложный.
Как по мне — «Город Брежнев» написан вовсе не для «нашего поколения», вовсе не для нынешних 45-летних, кто в 80-е носил красные галстуки, а в 90-е кожаные куртки.
Это сделано дня тех, кому сейчас 13-18 лет, для наших детей, выкормышей Джобса и Цукерберга.
Вот захотят они понять, каким был внутренний мир их предков, их родаков, детей перестройки — они прочтут «Город Брежнев» и поймут если не всё, то нечто главное.

Кадры решают «ГБ»

Чудны дела: «Город Брежнев» наработал на целый видеовыпуск.

Мощная видеорецензия Константина Шабалдина. Отдельную ценность представляет видеоряд, скомплектованный, я так понимаю, из знаменитых некогда фильмов Казанской студии кинохроники («А у вас во дворе?», «Страшные игры молодых» и т.д.).

«Автору следовало больше подумать над идеей, над конфликтом»: умная представительница следующего поколения сетует на громоздкость и неторопливость «ГБ». Забавно и познавательно.

Все страньше и дивньше: юные умницы-красавицы наперегонки читают «Город Брежнев» и рассказывают, что и почему им понравилось — и наоборот. Радоваюс.
Тут про понравилось.

Тут про наоборот.

«И подкалывающий своих коллег своей идентичностью»

Очень крутая, глубокая и интересная статья о восточном дискурсе в текущей отечественной литературе, с анализом и упоминаниями «Заххока», «Поклонения волхвов», книг Алексея Иванова, Германа Садулаева и многих других — и богатым сопоставлением аж трех моих романов.

«То есть независимости никто особо не хотел, но, вкусив ее, уже от нее не откажется. Россия же, наоборот, не может воспринять новую ситуацию, остается в плену у имперских комплексов, жаждет восстановления, строит с тем или иным успехом СССР 2.0. (…) Дальше, под эпиграфы из Майка Науменко и Егора Летова, начинается настоящий боевик — американцев татары дурят и мочат. Казань — вот настоящий символ и гордость постколониальных исследований, огромный привет Эдварду Саиду, утверждавшему, что Запад сознательно если не тормозил развитие Востока, то таковым (неразвитым) его презентовал — оказывается центром всего. Нужен хитрый яд для устранения президента? Здесь в советские времена работал НИИ. Нужно побомбить Белый дом? В Казани как раз ремонтируют российские сверхзвуковые стратегические бомбардировщики-ракетоносцы ТУ-160 последней модели. Хакеры, бойцы, пиарщики — также имеются. (…) Посему к теме того, как те же жители Казани разбираются с «чужими», автор вернется в своей последней книге «Город Брежнев», очень объемном и сильном романе, о жанровой принадлежности которого критики спорят и иронизируют, попавшись на уловку определения «производственный роман», хотя многомерная книга в той же мере — история взросления (и Bildungsroman) в позднесоветские годы (тот же пионерлагерь, что и в «…Ударе»), хроника конца империи и многое еще чего.»

Эдак, глядишь, кто-нибудь и пасхалочку из «Rucciи» в «ГБ» обнаружит все-таки.
Радуюсь.