Нетвиты 2018/12

В обмен на право коммерческого использования герба японские производители лапши стали коллективным спонсором муниципального образования «Раменки».

Когда я ем, я лох и мем.

Изначально фильм «Red Sparrow» предполагалось выпустить в российский прокат под названием «Зойка-пересмешница».

Лил воду на мельницу, сгубил недельный запас муки и зерна.

— Давайте устроим мозговой штурм, — предложил старший зомби.

Не обижайся на титулование старпером, обозвавшему тебя молперу и так тяжело.

— Мы тебе, кстати, оливковое масло купили.
— Спасибо, есть же еще. Вон на подоконнике стоит бутылочка, Huile d’Olive написано.
— Что написано?
— (со вздохом) Ху-и-ле.
— Кому?
— Ну, мне, видимо.

По нему позвонил колокол. Не спрашивай.

Удивительное, рядом. Рядом, я сказал!

Журнал «Вокруг света» в 1929 году отвечает читателям — вернее, начинающим писателям, приславшим рассказы для публикации (фрагмент страницы роскошного альбома Алексея Караваева «Фантастическое путешествие «Вокруг света»):

Книжка «Тубагач» вошла в традиционный список «100 лучших новых книг для детей и подростков» 2018 года. Наш номер 44, наш девиз — «Непредсказуемость и надежда».

Весь каталог здесь

«Тубагач». Отзывы

Пока никто не видит, выложу кусочки отзывов на книжку «Тубагач».

Елена Соковенина:
«Небольшой рассказ Идиатуллина — удивительное погружение в глубины души, сбитое дыхание, детский отказ считаться с очевидной безнадёжностью правды, мальчишеская фантазия и взрослая воля. И огромная сила доброты, которую передаёт взрослый мужчина мальчикам, а с ними — всему миру.»

Светлана Лаврова:
«А-а-а-а-а-а! До сих пор вся сижу в мурашках. Это невероятно здорово. И картинки очень хорошо подходят, просто то, что надо.»

Павел Калмыков:
«Мальчишка Булгак – маленький, настырный, последний романтик потерявшегося в космической бездне рая – не очень похож на эпического героя. Он делает уроки, завидует сильным, побаивается грубых и… верит в великую миссию ради светлого будущего. И становится ясно, что миссия-таки выполнима, и никем другим кроме Булгака, именно потому что он маленький настырный романтик, настоящий мальчишка. И просто здорово написано. (…) Я всегда говорил, что Шамиль для детей лучше пишет, чем для взрослых. И рисунки отличные. Вот лучше не надо – и зримость придаёт, и мера условности соблюдена, больше подробностей не надо.
Браво Шамилю. Браво художнику. Ура издателю.
Рекомендую искренне, пацанам и взрослым.»

Екатерина Каретникова:
«Когда история дочитана, на вопрос: хорошо она закончилась для героя или плохо, читателю придётся ответить самому. И даже может быть непонятно: хорошо тебе (читателю, её прочитавшему) от того, что уже всё, или плохо. Зато абсолютно ясно, что то, что осталось, в сто раз серьёзней простого настроения, навеянного текстом, и скоро не пройдёт.
И, как мне кажется, очень большая удача, что и автор, и иллюстратор книги ироничны, остроумны и совершенно непредсказуемы.»

Ася Михеева
«лаконичная до предела (несмотря на множество мелких и очень точных деталей) история о том, что такое настоящая надежда и что такое настоящее мужество.
И и еще о том, что тот, кто знает цену ошибки, берет _два_ скафандра.»

Анастасия Шевченко:
«По ощущениям, самую малость наивного Крапивина, немного романтичного Брэдбери, чуть Джека с его бобовым зёрнышком, крошку печального Кинга, не поверите, даже Ле Карре отчасти (ну, это же мои ощущения, верно?) и, конечно, прекрасно много Идиатуллина с его особой манерой заставить читателя почувствовать себя на месте мелюзги, которая вот-вот расправит если не крылья, то тощие плечики. Несмотря на.»

Лада Славникова:
«На редкость плотный текст: так мало слов, и так много сказано! (…) В общем, это замечательный вполне себе взрослый твёрдый sci-fi, такой редкий в наше время и оттого весьма ценный. Родители, купите эту книгу себе! А дети, может быть, заодно тоже прочитают. Во всяком случае, им это совершенно точно не повредит.»

Ильшат Саетов:
«Сын (1 класс) в восторге, два дня ходит с книгой школу, читают вместе с другом. Это первая книга, которой он увлекся, до этого все как-то через не хочу было. Спасибо автору.»

Ирина Бардина:
«Многие, прочитав рассказ, могут почувствовать разочарование, поскольку нет точного и понятного окончания. Однако, я могу сказать с уверенностью, что понятное окончание только испортило бы всё. А так, в душе появилось что-то светлое и нежное, наверно, надежда.»

Лента Ососкова
«Потрясающе. И очень ВНЕЗАПНО. Оказывается, фантастика высшей пробы! И насладиться, и поразиться, и задуматься. Покупала в подарок. Думаю, теперь придётся покупать второй экземпляр)))»

И целиком, чтобы не пропал, выложу совершенно колоссальную рецензию Елены Бороды. Отзыв, как положено, сильно богаче и умнее предмета исследования. Горжусь и ликую.
«Рассказ Шамиля Идиатуллина «Тубагач» не поддается бесспорной классификации. С одной стороны, он отвечает всем жанровым признакам рассказа. С другой стороны, в небольшом по объему тексте сконцентрировано немалое количество символов и мифологем, а перспективные линии сюжета не вмещаются в пространственно-временной континуум этого текста. Все это придаёт рассказу характер притчи.
Прежде всего автор обыгрывает один из базовых сюжетов о вечном возвращении, который к тому же перекликается с сюжетом поиска Земли Обетованной – тоже базовым. В данном случае даже не поиска, а обретения. Колонисты Лучшей (так они называют новую планету) пользуются благами и преимуществами Золотого века. Они, по сути, обитают в раю. И образ их жизни, в общем, близок насельникам Эдема. Они не знают голода, ни плотского, ни желудочного. Те, кто здесь родился, даже мяса не пробовали. «Девчонок здесь нет. И отбивных» — замечает Михалыч. Он-то знает, что это такое, будучи одним из землян. Тем не менее этот рай надо покинуть. А, собственно, зачем?
Первый архетип, перевёрнутый с ног на голову. Continue reading

«Тубагач» (фрагмент)

По просьбам трудящихся выкладываю начало рассказа (и одну из гениальных иллюстраций Александра Храмцова).

Тубагач
Зеленая гроза полыхала всю ночь, а наутро вырос тубагач. Первыми об этом узнали старшие, потом пацаны Ситиграда, а последним — Булгак, который все утро пытался починить челнок.
Когда Булгак прибежал на поляну, галдящая очередь завершала уже второй виток. Судя по штанам и локтям в серо-зеленых полосах, пацаны стояли в очереди второй, если не в третий раз. А Булгаку пришлось топтаться минут двадцать, чтобы впервые увидеть тубагач.
Он был как на картинке в учебнике – толстенное невысокое, в полтора человеческих роста, дерево с корявой серебристой корой, мелкими круглыми листьями на редких ветках и как будто срезанной макушкой. Рыжий Борхе забрался на макушку в три движения – ногу на ветку, пальцами за кору, раз-раз, и он уже наверху. Очередь взвыла, Борхе салютанул друзьям и солдатиком нырнул в дерево, будто в колодец. Гомон стих, чтобы все услышали, как тубагач скрипит, еле заметно поникая ветками.
А потом стук – и Борхе вылетел из ствола, как с батута, растопырив руки и ноги в воздухе и рухнул на кучу травы, едва не промахнувшись. Очередь взревела, Борхе вскочил, задрав перемазанные кулаки, и завопил громче всех. И тут же побежал в конец очереди.
В тубагач уже неловко лез толстый Бо, а пацаны из головы очереди, примериваясь, охапками и пинками передвигали кучу травы чуть подальше от дерева.
Когда подошла очередь Булгака, тубагач вырос раза в два: нижняя ветка теперь была на уровне школьного турника. Стоявший впереди Андерс, мускулистый блондин с причесочкой, ловко подпрыгнул, подтянулся и сделал выход на две.
Булгак смотрел на это с ужасом. Подтягиваться он так и не научился, а зачет по физподготовке сдал, пробежав два дополнительных кросса. Бегать Булгак любил и умел. Бег часто спасал. Но сейчас спасти не мог – на дерево ведь не забежишь.
Тубагач заскрипел и издал глухой треск. Андерс вылетел с улюлюканьем, раскинулся звездой, ухнул глубоко в кучу травы и полежал там, хохоча. Булгак нерешительно шагнул к стволу, посмотрел наверх, сообразил, что не запрыгнет, и заелозил носком башмака по толстым трещинам в коре, подыскивая опору.
— Идёшесь, не идёшесь? – спросили сзади.
Булгак занервничал и заелозил обеими ногами. Это не помогло. Сейчас выгонят, понял он.
— Хватайсь, — сказали сзади.
Булгака крепко взяли за бока и взметнули к ветке. Он судорожно вцепился в нее и подумал: ну а дальше что?
Те же сильные руки толкнули Булгака в пятки, и он, сам не поняв, как, с маху лег грудью на ветку. Охнул от боли, перебросил ногу, сел верхом, вцепился в следующую ветку и осторожно встал. Ноги тряслись, в голове бухало, в животе был мороз. Снизу насмешливо глядели Абэ и Аксак, дружбаны из старших.
— Спасиб, — прошептал Булгак.
— Ползись быстр, — сказал Абэ.
Булгак выдохнул и полез, оцарапывая локти и ссаживая живот, и вдохнул уже на вершине, перебирая трясущимися ногами по толстому неровному кольцу вокруг темной дыры. «Расшибусь же, — подумал он в панике, — или ногу сломаю, или сознание потеряю, вылечу в обмороке и убьюсь совсем. Все стояли и глядели. Булгак отчаянно зыркнул в сторону дома, прижал ладони к бедрам и ухнул в дыру.
Пугался он дольше, чем летел. Дыра приняла Булгака мягко-мягко, будто толстенным слоем ваты, который плавно, но быстро осел под его весом и со скрипом сжался. Булгак присел и раскинул руки, чтобы удержаться, уткнулся пальцами в мокрый мох, нечаянно черпанув прохладной слизи, прижал кулаки к животу и застыл под оглушительный треск. И полетел.
Тубагач вышиб Булгака, как мяч с углового, — прямо в небо, чуть левее пухлого облака. Сердце упало в ледяной живот и отпрыгнуло в горло, голову раздуло возмущение: что делаете, дураки, я же разобьюсь, вы отвечать будете!
И пришло счастье.
Булгак на долгую долю секунды, сладко обмирая, повис посреди неба, поперхнулся смехом и ухнул сквозь толстый ветер, который рвал волосы и выдавливал горячие, но сразу леденеющие слезы. Ухнул в самую середку кучу травы.
Булгак часто задышал и все-таки засмеялся, раскинув руки и вспоминая, как это было – полет и невесомость.
Как во сне, только страшнее и лучше.
— Вставайсь, Аксак заплющит, — сказал Абэ.
Аксак уже забрался на верхушку тубагача.
Булгак вскочил и рванул в хвост очереди.
Хвоста не было. Была толпа унылых пацанов, которые завистливо озирались на тубагач и ныли:
— Ну Хасаныч, ну давайсь разик, ну мы быстр.
Хасаныч молча посмеивался, поигрывая резаком и поглядывая на нескольких счастливчиков за спиной Абэ.
Булгак вздохнул. Упрашивать Хасаныча бесполезно, все знали.
И все знали, что тубагач запрещен сто лет назад как опасный для жизни и здоровья. За несколько дней он вымахивал выше мачты связи и плевался слепленными из семян ядрами так, что воздух был паутинчато-зеленым на несколько километров во все стороны и вверх. Челнок не пролетит, человек не пройдет, да и задохнуться может. Потом тубагач стремительно высыхал, падал под своим весом и рассыпался в грязную труху.
Поэтому тубагачи полагалось уничтожать – сразу или почти сразу. Совет Ситиграда позволял тубагачу дорасти до трехметровой высоты. Этот вот почти дорос.
— Быстрее, — сказал Хасаныч, и двое последних счастливчиков, Брюс и Бэнки, подсаживая друг друга, заползли на нижнюю ветку еще до того, как Апулей достиг вершины. Остальные заныли громче и безнадежней.
Хасаныч подошел к тубагачу, дождался, пока Бэнки вылетит из ствола, вопя особенно громко, и зажужжал резаком. Тубагач скрипнул, незнакомо крякнул и застыл.
К вечеру он станет звонким полым бревном золотистого цвета с высохшими сучьями. К нему подчалит платформа хозуправления, срежет и утащит на лесопилку.
Пацаны разбредались. Вздохи и бурчание вытеснялись бурными рассказами и криками: «А я еще круче летелсь, гляделсь ты?»
Булгак подошел к тубагачу, чтобы погладить уже совсем серебряную на трещинах кору, и обнаружил, что до сих пор сжимает кулаки. В кулаках была подсохшая слизь, зеленоватая и какая-то крупитчатая. Булгак хотел отряхнуть руки, но почему-то бережно растер крупинки и стряхнул их в карман с застежкой. И застегнул.
И рванул в школу – опаздывал уже, оказывается.

— Четвертную, я так понимаю, опять не принес, — сказала Галина Джоновна. – Что на сей раз: забыл, не успел, зарядить не смог?
Класс гоготнул.
— Челнок побилсь, — прошептал Булгак.
— Потому что надо было как все, брать тему трудовой подготовки к Возвращению, а не вечные твои фантазии про кос… — начала Галина Джоновна и осеклась. – Ладно. Игрушек, значит, больше не осталось, всем спокойней будет. Сделаешь теоретическую работу. Сегодня же пойдешь к Михалычу, возьмешь интервью и подготовишь доклад о Возвращении. Две минуты общим языком. Не вздыхай, это ерундистика, в наше время введение к сочинению больше было. На выставку отдадим. Два дня у тебя, иначе «неуд» в главный табель, понятно? Что такое?
Булгак, стараясь не всхлипнуть, сказал:
— Михалыч боит.
— Не бойся, я предупрежу, — заверила Галина Джоновна, – все расскажет должным образом. Иди сразу после уроков, потом покажешь. Последний трояк – ну, «уд», — тебе на «отлично» исправлю.
— Спасиб, — буркнул Булгак.
— Спа-си-бо! Сколько можно повторять? Хотя бы в школе прошу говорить по-человечески, а не на этом вашем.
— Мы по-человечески не разве? – изумился Бо.
Галина Джоновна вздохнула.
— Вот вернемся на Родную, выйдете вы со своим «Дрась, спасиб, давайсь», — все же хохотать начнут. Умоляю – читайте книги. Понимаю, что трудно, но…
— А когда вернемсь? – спросил Булгак, решившись.
Весь класс смотрел на него. Галина Джоновна смотрела на него. Потом улыбнулась и сказала:
— Ну Булгак. Ну ты разве забыл? «Вечность» ждет нас на орбите. Вот завершим сбор данных и трудовую подготовку – и полетим. Чтобы что?
— Подарить Родной Лучшую! – заученно рявкнул класс.
Булгак кивнул и все-таки переспросил:
— А… Когда?
— Так. Урок давно идет. Хочешь домашнюю работу отвечать? Так и думала. Тогда давай на место, после уроков к Михалычу, две минуты. Открываем раздел четыре, главную страницу: «Средства выживания и подножный корм в лесостепной полосе».

«Глаз Хоттабыча»

Итоги 2017 года подводить лень, да и некогда. Много работал, много ездил, много читал (потом, может, выложу списки прочитанного не по работе и просмотренного).
Главное событие, понятно, — «Большая книга» за «Город Брежнев». «ГБ» я дописал два года и один день назад, потом полгода рихтовал.
В этом году писал порядочно, но в малом и служебном формате. Что-то уже опубликовано (эссе в «Дружбе народов» и путеводители по собраниям музеев Лермонтова и Чехова), что-то выйдет через пару недель (рассказ «Тубагач»).
А здесь в честь праздника и с любезного разрешения Гослитмузея выложу микрорассказ, написанный в январе для проекта «Канделябр, шишка и кочерга: тайная жизнь музейных вещей». История такая: двум десяткам писателей предложили выбрать по фотографиям один из экспонатов Гослитмузея и написать про него собственный детский рассказ на две тысячи знаков — естественно, не подозревая, чем выбранный артефакт, в моем случае кувшин, славен и кому он принадлежал.
Рассказ, естественно, получился не совсем детским — ну уж как всегда. А это мы с тем самым кувшином (принадлежавшим, оказывается, Борису Пастернаку) на той самой выставке в Доме Остроухова.

kuv

Кувшин стоял на шкафу всю жизнь. Папа говорил, что этот тот самый кувшин Хоттабыча — вернее, его вредного старшего брата, — и что джинн до сих пор сидит внутри, глядя оранжевым камушком на мир и на меня. И если я буду баловаться, джинн это увидит. Поэтому я баловалась в другой комнате.
Потом я заболела. Я плохо помню жар и бредовые сны, зато хорошо помню, как мама вдруг ворвалась в комнату, крикнула, чтобы никто не входил, и сняла кувшин со шкафа. Я пыталась спросить, зачем это, но вместо голоса вышел хрип и мучительный кашель. Мама за толстую белую нитку сняла белесую нашлепку с клювика кувшина, на миг застыла, всматриваясь, решительно сорвала с меня одеяло и стала растирать жидкостью из кувшина, ледяной и очень мерзкой на вид – зеленоватой и будто с кусочками тины. Я попыталась спастись сперва за подушкой, потом между кроватью и стенкой, да куда там. А мама сунула клювик мне под нос и велела: «Пей». Я беззвучно завопила и захлебнулась ледяной горькой мерзостью. Выплюнуть не получилось, увернуться тоже. Пришлось глотать, кашляя, задыхаясь и умирая. Я прокашлялась, вскочила и завизжала: «Ты с ума сошла, чего делаешь-то, умру же, сама пей эту гадость!» Весь дом сбежался, а я все орала, бегая по комнате нагишом, громкая, злая и здоровая. А мама сидела на полу и плакала, баюкая кувшин, будто ребеночка.
Потом кувшин снова стоял на шкафу, открытый и немножко пыльный.
А теперь он снова запечатан.
Тетя Галя рассказала, что кувшин много веков передавался в нашей семье как приданое старшей дочери. Откуда он взялся, никто не знал, как никто не знал, что конкретно получала в запечатанном кувшине уходящая из дома невеста. Иногда это оказывалось лекарство, иногда – топленое масло, или мед, или зерно, или нефть, или просто вода. Но всякий раз — ровно то, что спасало старшую дочь и ее семью.
Баба Соня рассказала, что кувшин сам решает, чем спасти хозяина, а заливают-то в него обычную воду.
А я не верила. Ведь тетя Галя и баба Соня не старшие дочери. А мама старшая. И я старшая.
Папа упорно держался версии Хоттабыча. Я не выдерживала, начинала хохотать и пинать его, а он звал на помощь маму.
Мама не рассказывала ничего. Говорила: «Время придет – узнаешь».
Время пришло. Завтра я узнаю.
А через четверть века узнает моя дочь.

Нетвиты 2017/37


Традиционный патрет ыменинника работы евоной дочери

Хотелось только выжить. Получилось только из ума.

Супруга, выслушав новость об идее провести в России соревнования для спортсменов, отстраненных от Олимпиады:
— А называться это будет Отстраниада.

Ах, Арбат, мой Арбат, ты — моя религия, but that was just a dream, try, cry, why, try.

— Вот ты под открытым окном валяешься — а не боишься, например, что заболеешь и помрешь?
Сын, с рассеянной укоризной:
— Ну что же ты такое говоришь.

Несс — это судьба. (Чудовищная мудрость)

Московский «Спартак» — чемпионы странны.

Реклама «Узнай о штрафах ГИБДД, не выходя из дома», интригует, скорее, загадочной перспективой узнать о штрафах ГИБДД, всего лишь выйдя из дома.

Не удивляйтесь тому, как выглядят светские персонажи: конец тоннеля красит немногих.

Дочь после английского сообщает, что кота преподавательницы сегодня водили чистить зубы.
— А чего ж мы нашу не водим?
— Она прекрасно их моей ногой чистит.

Сообщество про детские книжки в «ВКонтакте», анонс «Тубагача», который завершается словами:
«Эта книга больше понравится мальчикам. Трогательная, мудрая, для ребят-мечтателей. Александру Храмцову удивительно точно удалось раскрыть характер и настроение этой истории.»
Далее четыре камента:
«1. Почему сразу мальчикам? Никогда не делила книги на мужские и женские.
2. Ага. Мальчикам— машинки. Девочкам— куклы. А ещё все блондинки дуууры! …..заказала! Правда Убыр Ш.И. не понравился никак. Остальные творения этого автора не читала. Вот будет еще попытка. 😉
3. иллюстрации мне бы не понравились… а вот описание вполне, думаю, стоит дать почитать сыновьям
4. История должна быть интересной, но… иллюстрации мне не нравятся… да и слово «пацаны» резануло во втором предложении…»

Все-таки многоточия — довольно точный маркер.

Далее животные картинки Continue reading

Предзаказ на «Тубагач»

В онлайн-магазине «Лабиринт» открыт предзаказ на книжку «Тубагач» — шикарное издание моего фантастического рассказа с невероятными рисунками Александра Храмцова.

Издание появится в районе Нового года (плюс-минус), но предзаказ и текущая акция «Лабиринта» позволяют заметно сэкономить — причем не только на «Тубагаче», но и на других заявленных книжках замечательной серии (150-170 рублей против 200-300).

«Получил катар сердца и поехал дальше»

«Нарисовать Чехова проще простого: бородка, пенсне – вот и шарж, узнаваемый во всем мире. Это не слишком справедливо, но очень правильно.
Несправедливо, потому что бородка и пенсне в то время вообще не относились к сколь-нибудь значимым приметам: их носили многие современники Чехова, от великих князей до, в особенности, врачей, учителей и литераторов. Прихватывавшие переносицу (французское pince-nez образовано из словосочетания «защемить нос) очки без дужек были известны с XV века, но пика популярности достигли к 1880-м – когда чтение стало массовым, а очередной редизайн превратил вычурный артефакт в легкий, удобный и относительно недорогой девайс, остро необходимый растущему поголовью близорукой интеллигенции. В том числе Чехову — который, однако, решился постоянно носить очки довольно поздно, в 37 лет – когда в пенсне щеголяли все вокруг, а псевдоним Pince-nez десять лет как облюбовала Мария Киселева, с семьей которой писатель дружил и которой помогал литературными советами.
Антон Павлович подошел к делу весьма основательно, воспользовавшись печальным случаем: в марте 1897 года он угодил в клинику, пошла горлом кровь. Навестившая больного Ольга Шаврова с изумлением отчиталась сестре-писательнице, что застала Чехова за подбором стекол для своего пенсне: «на столе стоял ящик со стеклами, а на стене висели картонные листы с буквами и надписями разной величины, какие бывают у оптиков в глазных лечебницах». Он заставил и Шаврову «читать надписи и буквы на стене», «в результате написал на бумажке номер стекол, которыми советовал мне пользоваться, когда я пишу или читаю, для того, чтобы лучше сохранить мне зрение».
Сам Чехов с той поры с пенсне не расставался, постоянно заказывал в письмах родным новые модели или шнурки, рисуя в два карандаша форму дужки («Где зеленое, там пробка. Не следует покупать дужку, какая нарисована красным карандашом: это старый тип»). «У меня так называемый астигматизм — благодаря которому у меня часто бывает мигрень, и кроме того, еще правый глаз близорукий, а левый дальнозоркий», — пояснял Чехов в письмах, и подытоживал просьбы печальным: «Без очков я просто мученик» или «Пенсне очень нужно; без него мне скверно».
Впрочем, даже в письмах пенсне давало повод для фирменной чеховской игривости: «В крайнем окне второго этажа станции сидит барышня (или дама, черт ее знает) в белой кофточке, томная и красивая. Я гляжу на нее, она на меня… Надеваю пенсне, она тоже… О чудное видение! Получил катар сердца и поехал дальше.»
А за пределами писем оно оказалось частью облика Чехова — и, выходит, частью великой литературы. Все правильно, в общем.»

Это один из тридцати микротекстов, которые я написал для проекта «Литературный экспресс» Государственного литературного музея и Государственного института русского языка им. Пушкина. Авторы проекта предложили современным писателям сделать творческие путеводители: исходя из собственных представлений о прекрасном, рассказать о 15 предметах из коллекции Гослитмузея, посвященной конкретному классику. Мне достался Лермонтов, а потом еще и Чехов (очень попросили). Браться было боязно, влезать в фактуру оказалось очень интересно, итоговый результат получился крутым и многослойным.

Читать, изучать, слушать видеолекции и проходить тесты можно (и нужно) здесь.

«Тубагач». Скоро

Издательский дом Мещерякова сообщает:
«Скоро в серии «Такие вот истории»
Рассказ «Тубагач» Шамиля Идиатуллина
Иллюстрации Александра Храмцова
Тубагач — это дерево, которое вырастает за одну ночь. И только с его помощью можно вернуться на родную планету.»

Рассказ написан специально для серии. Выйдет отдельной богато иллюстрированной книгой — надеюсь, до конца года.
Александр Храмцов известен в первую очередь как художник мультфильма «Ку! Кин-дза-дза».

Рисунки совершенно гениальные. Я счастлив.

Равнение направо

kuv

Я и кувшин, про который я в рамках проекта Гослитмузея «Выставка»Канделябр, шишка и кочерга: тайная жизнь музейных вещей»» написал (а потом и зачитал) микрорассказ — не подозревая, естественно, что это за кувшин, чем славен и чей он вообще (Бориса Пастернака, оказывается, остальные подробности — на выставке в Доме Остроухова, которая продлится до 1 марта).