Мотив наказания определяет особенности характеристики героя

Вузовские СМИ наносят двойной удар.

В молодежном интернет-журнале МГУ «Татьянин день» вышла рецензия Дарьи Куликовой «Реквием по эпохе. «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина»:
«Роман честный и страшный, трагичный и в то же время комический, местами циничный, иногда тошнотворный… Он как кусок льда, режущий и обжигающий пальцы.
Язык ― колкий, лишённый эстетизма. Автор имитирует стиль героев, используя сленг, бранные слова и непечатную лексику. Повествование ведётся попеременно то в третьем лице, то от лица главного героя ― восьмиклассника Артура Вафина. Сюжетные линии других персонажей так или иначе связаны с ним: отец ― специалист на передовом заводе; молодая учительница немецкого языка, приехавшая в Брежнев по распределению; демобилизованный солдат-афганец, ставший наставником Артура в пионерлагере. Как и многим, родителям Артура некогда заниматься воспитанием подросшего сына, и они обычно в лагерь берут ему путевку на все время каникул, чтобы он был под присмотром. Правда, «присмотр» не всегда идёт на пользу.»

Одновременно «Вестник Российского университета дружбы народов» опубликовал грандиозную статью (доступна в формате PDF) профессора МГПУ Татьяны Колядич «Мотивы преступления, вины и наказания в романе Ш.Идиатуллина «Город Брежнев»»:
«Сюжетная концепция романа основывается на сочетании ряда мотивов, композиция проявляется через выстраивание разных мотивов и переход от одного мотива к другому. Доминантные мотивы преступления и вины являются структурообразующими, мотив наказания определяет особенности характеристики героя.
Рассматривая последовательно построение романа, замечаем, что он имеет замкнутую структуру, о чем в первую очередь свидетельствует заглавный комплекс, указывающий на основную тему, раскрываемую в ходе повествования. Структура романа построена традиционно, основное действие начинается с «Пролога» и завершается «Эпилогом». Однако на самом деле устройство произведение более сложное. Авторское описание отведено на второй план, повествователи — различные герои. В основных главах действие ведется от лица главного героя, мальчика Артура. Поэтому прежде всего описываются его реакции, точки зрения, размышления.»

Спойлеры, понятно, составляют значительную часть работ, так что тем кто книжку не читал, но собирается, лучше по линкам не ходить.

К позорному столбу старого матершыннега, или Молодым не понять — или понять

«Впечатлена. Не тем, как написано, написано литературно средне, скорее написано разговорным языком, много мата, который может частично и оправдан, но все таки режет взгляд (за это и сняла ползвездочки). В первую очередь, книга для старшего поколения, книга-воспоминание об эпохе последних лет СССР. (…) В главе про пионерский лагерь, смеялась чуть ли не в голос, вспоминая себя и наши дискотеки и «королевские ночи» с зубной пастой. (…) Все очень узнаваемо, прям как выключатель включился, книга поднимает якорьки памяти. »


(Пишет автор картинки):
«Слушайте, ну книга — красота, я уже начала приседать на уши и брать клятву, что её обязательно почитают. . Ничего не могу с собой поделать, она моя новая любовь! Я просто смакую и не хочу конца. Мне осталось 2 листа и я оттягиваю прощание. Это такое мощное возвращение в моё детство, в 90-е. Хотя я застала их ребёнком и родители всячески оберегали, но кое — что и я помню. (…) Книга настолько настоящая, живая, качественная! Что отзывается в сердце. Её невозможно просто проглотить, её можно только пережить, почувствовать! Дорогие друзья, пожалуйста, обратите на неё внимание! Она того стоит, правда — правда!
Хочу вас предупредить, что в ней присутствует мат! Но он настолько ограничен. То есть он там где нужно и он не портит книгу, а придаёт полноту и силу. Даже не могу поверить, что я это пишу! Но это специфика 90-х. Это время по-другому вряд ли вообще можно описать…»

«Роман очень хорош. Но эта книга очень специфическая. Рассчитана на определенную читательскую аудиторию. В первую очередь понравится тем, чьё взросление пришлось на 80 годы XX века. И кто жил в провинции. (…) Мне — интересно. Даже производственные и социальные моменты увлекли. Но вот остальным читателям? Я вот пробовал почитать советские книги про 50-60 годы. «Высота» Е. Воробьева, «Журбины» В. Кочетова — тоже про быт обычных людей, про их работу, отношения. Мне — скучно. Экранизации — можно посмотреть, но чтение этих романов ничего в душе не затронуло. Для меня та эпоха — далека как жизнь аборигенов Австралии в XVIII веке. Так, наверное, и с «Городом Брежневым». Книга, в основном, про подростков, но нынешнем мальчишкам, как мне кажется,она будет неинтересна. И более старшее поколение она не впечатлит. Ведь сильная сторона этого произведения не сюжет, а именно атмосфера той жизни.»

«Как любовь Стивена Кинга к Америке выражалась в мелочах повседневной жизни, так у Шамиля любовь и ностальгия выражается в деталях того времени. По героям, поступкам, времени есть общее с ранними книгами Анатолия Днистрового и Андрея Кокотюхи (Зоопарк), но єто на любителя.»

«А книга очень хорошая. Лучше подобных вещей Лимонова или там Козлова. Жизненнее что ли.»

«О точности Идиатуллина в деталях много писали; я заметила замечательную точность в языковой теме. Русско-татарская семья,вокруг которой разворачивается история: папа-татарин -двуязычный, русская мама не знает родного языка мужа и его семьи, их сын тоже не знает татарского, со своим дедушкой — отцом отца — общаться не может. Люди меняют свои татарские имена на русские, называют себя русским именем. Это очень сравнимо с моим опытом (при большой разнице в исходной ситуации): мама-еврейка из Москвы — совсем не знает идиш, папа — еврей из Черновиц — был, в общем, двуязычный, я, естественно, идиш не знаю, а папины родители были не вполне свободны в русском языке. Мне казалось, я мало о чем могу с ними говорить.Маминого отца звали Моисей Залманович, а называли — и он себя называл — Михаил Зиновьевич.»

«Отличный роман. Он возвращает в русскую литературу самый продуктивный метод — метод критического реализма. Причем большая просьба не путать этот стиль с осточертевшим «антисовком» — с его штампами на тему о том, как-плох-был-советский-союз-как-ужасно-в-нем всем-жилось. «Город Брежнев» дает подробную и многогранную картину жизни в СССР, объединяя жанры «Романа взросления», детектива, боевика, мелодрамы и классического советского производственного романа. (…) Эту книгу стоит читать и рожденным в СССР (вроде меня), и молодым ребятам — для понимания того, откуда взялась наша современная жизнь. Знание корней никогда не повредит. Хотя в моем родном Киеве 80-х жизнь сильно отличалась от описанной в романе, все равно общие признаки выведены четко.»

«Тубагач». Отзывы

Пока никто не видит, выложу кусочки отзывов на книжку «Тубагач».

Елена Соковенина:
«Небольшой рассказ Идиатуллина — удивительное погружение в глубины души, сбитое дыхание, детский отказ считаться с очевидной безнадёжностью правды, мальчишеская фантазия и взрослая воля. И огромная сила доброты, которую передаёт взрослый мужчина мальчикам, а с ними — всему миру.»

Светлана Лаврова:
«А-а-а-а-а-а! До сих пор вся сижу в мурашках. Это невероятно здорово. И картинки очень хорошо подходят, просто то, что надо.»

Павел Калмыков:
«Мальчишка Булгак – маленький, настырный, последний романтик потерявшегося в космической бездне рая – не очень похож на эпического героя. Он делает уроки, завидует сильным, побаивается грубых и… верит в великую миссию ради светлого будущего. И становится ясно, что миссия-таки выполнима, и никем другим кроме Булгака, именно потому что он маленький настырный романтик, настоящий мальчишка. И просто здорово написано. (…) Я всегда говорил, что Шамиль для детей лучше пишет, чем для взрослых. И рисунки отличные. Вот лучше не надо – и зримость придаёт, и мера условности соблюдена, больше подробностей не надо.
Браво Шамилю. Браво художнику. Ура издателю.
Рекомендую искренне, пацанам и взрослым.»

Екатерина Каретникова:
«Когда история дочитана, на вопрос: хорошо она закончилась для героя или плохо, читателю придётся ответить самому. И даже может быть непонятно: хорошо тебе (читателю, её прочитавшему) от того, что уже всё, или плохо. Зато абсолютно ясно, что то, что осталось, в сто раз серьёзней простого настроения, навеянного текстом, и скоро не пройдёт.
И, как мне кажется, очень большая удача, что и автор, и иллюстратор книги ироничны, остроумны и совершенно непредсказуемы.»

Ася Михеева
«лаконичная до предела (несмотря на множество мелких и очень точных деталей) история о том, что такое настоящая надежда и что такое настоящее мужество.
И и еще о том, что тот, кто знает цену ошибки, берет _два_ скафандра.»

Анастасия Шевченко:
«По ощущениям, самую малость наивного Крапивина, немного романтичного Брэдбери, чуть Джека с его бобовым зёрнышком, крошку печального Кинга, не поверите, даже Ле Карре отчасти (ну, это же мои ощущения, верно?) и, конечно, прекрасно много Идиатуллина с его особой манерой заставить читателя почувствовать себя на месте мелюзги, которая вот-вот расправит если не крылья, то тощие плечики. Несмотря на.»

Лада Славникова:
«На редкость плотный текст: так мало слов, и так много сказано! (…) В общем, это замечательный вполне себе взрослый твёрдый sci-fi, такой редкий в наше время и оттого весьма ценный. Родители, купите эту книгу себе! А дети, может быть, заодно тоже прочитают. Во всяком случае, им это совершенно точно не повредит.»

Ильшат Саетов:
«Сын (1 класс) в восторге, два дня ходит с книгой школу, читают вместе с другом. Это первая книга, которой он увлекся, до этого все как-то через не хочу было. Спасибо автору.»

Ирина Бардина:
«Многие, прочитав рассказ, могут почувствовать разочарование, поскольку нет точного и понятного окончания. Однако, я могу сказать с уверенностью, что понятное окончание только испортило бы всё. А так, в душе появилось что-то светлое и нежное, наверно, надежда.»

Лента Ососкова
«Потрясающе. И очень ВНЕЗАПНО. Оказывается, фантастика высшей пробы! И насладиться, и поразиться, и задуматься. Покупала в подарок. Думаю, теперь придётся покупать второй экземпляр)))»

И целиком, чтобы не пропал, выложу совершенно колоссальную рецензию Елены Бороды. Отзыв, как положено, сильно богаче и умнее предмета исследования. Горжусь и ликую.
«Рассказ Шамиля Идиатуллина «Тубагач» не поддается бесспорной классификации. С одной стороны, он отвечает всем жанровым признакам рассказа. С другой стороны, в небольшом по объему тексте сконцентрировано немалое количество символов и мифологем, а перспективные линии сюжета не вмещаются в пространственно-временной континуум этого текста. Все это придаёт рассказу характер притчи.
Прежде всего автор обыгрывает один из базовых сюжетов о вечном возвращении, который к тому же перекликается с сюжетом поиска Земли Обетованной – тоже базовым. В данном случае даже не поиска, а обретения. Колонисты Лучшей (так они называют новую планету) пользуются благами и преимуществами Золотого века. Они, по сути, обитают в раю. И образ их жизни, в общем, близок насельникам Эдема. Они не знают голода, ни плотского, ни желудочного. Те, кто здесь родился, даже мяса не пробовали. «Девчонок здесь нет. И отбивных» — замечает Михалыч. Он-то знает, что это такое, будучи одним из землян. Тем не менее этот рай надо покинуть. А, собственно, зачем?
Первый архетип, перевёрнутый с ног на голову. Continue reading

«Пролонгированная Идиатуллиным во многих его книгах тема оказывается нынче востребованной»

«Робинзон Крузо» — книжка о парне, который стал моряком, несмотря на неприятности и пиратский плен. «Война и мир» — роман о вечеринках у Анны Павловны. «Мастер и Маргарита» — страшилка о странностях Патриарших прудов. А «Город Брежнев», само собой — утопия про пионерлагерь.
Так считает «Независимая газета» и ее автор, который печатно возвращается к «ГБ» минимум в третий раз. Сперва товарищ упомянул книгу в изумительно бессмысленном винегрете «Литгазеты», потом, прочитав все-таки процентов 10 текста, выступил с микродокладом про «ГБ» на харьковском портале («в этих препирательствах у костра мирно течет тогдашняя жизнь и заодно сюжет»). Этот текст и лег в основу статьи в «НГ».
Принцип «Рецензируем по обложке» официально расширен и углублен, ура.

«Так себе варенице», короче

Соскучились по любимым героям — писателям ААААА и ВВВВВ, раз за разом с новыми силами развенчивающим «Город Брежнев» с «Убыром» и их некачественного автора?
Они тоже соскучились — и дарят всем новую пиэсу!

Откровенное вранье — это не очень порядочно, или Все остально очень серо и невыразительно, как сочинение ученика восьмого класса

Трагедия в третьем диалоге
Действующие лица:
ААААА — писатель
ВВВВВ — писатель
DDDDD — фанткритик

DDDDD А вообще, после прочтения «Город Брежнев» резко захотелось перечитать что-нибудь из нефантастического Крапивина тех лет… «Троих с площади…» или «Колыбельную…» там…
ААААА А чем тебя поразил «Город Брежнев»? Очень сыро, с подгонкой фактов под идею и натягиванием совы на глобус. «Так себе варенице», короче.
DDDDD Дык не очень поразил… (Хотя и не скажу, что не понравился, бог бы с ними, с фактами, не документалистика чай, у меня другие претензии). Просто карму подлечить захотелось чем-нибудь светлым:)
ААААА DDDDD, но передергивать и писать откровенное вранье про дискриминацию татар в Татарии в 80-х годах — это не очень, мягко говоря, порядочно. Я же там жил в это самое время, и миллионы людей, и русских, и татар, и чувашей, и мордвы, и т.д. И мы все всё помним.
DDDDD Ну это ваши татарские разборки, я в них ничего не понимаю:))
На самом деле, про дискриминацию татар там такой минимум, что даже не запомнилось…
ААААА Ну а я вот только это и запомнил, все остально очень серо и невыразительно. Как сочинение ученика восьмого класса.
DDDDD Не, написано как раз неплохо, зря ты…
ААААА Ну, на вкус и цвет… вон по телику на первом концерт Киркорова щас — кто-то ведь смотрит. 😉
DDDDD Ну… Киркоров — серьезный профессионал, ну а смотреть я его не буду:)
ААААА Да и автор Города Брежнев вроде не новичок 🙂 в журналистике
DDDDD Мне нравятся его вещи. Кроме, пожалуй, «Татарского удара». Вот там таки да — и журналистика, и татарский национализм:)
ААААА И еще раз: на вкус и цвет… 🙂
DDDDD Ну а как тебе (как почетному татарину:)) тот же «Убыр»?
ААААА Буду краток: ниасилил. Ну, реально — не дочитал. Причем из-за стиля в основном. Очень тягостно. Как будто бежишь по пояс в воде.
ВВВВВ мне Убыр скорее понравился, хотя автор местами явно не знал, как бы еще нагнать жути, и писал что бог на душу положит.
Но зато насколько слито продолжение! Словно другой человек писал и «на отъебись» (
DDDDD Насчет продолжения — в принципе согласен. Особенно, концовка.
(…)
ВВВВВ в Убыре именно кинговщина, только на этнографическом материале )
DDDDD В Убыре — татарская экзотика, замешанная на кинговщине, да:)
ВВВВВ во )))))
ААААА То-то я Кинга не люблю — очень уж всегда белые нитки видны, которыми он сшивал свои «Бу!» и «У-у-у!»
DDDDD ААААА Ты просто толстокожий, во!
ААААА DDDDD Скорее наоборот. Но дело не в этом. Я не люблю книги и кино, когда понимаю, как это сделано. Магия исчезает. Скучно.
ААААА Увы, мне не нравится у Кинга ничего.
Занавес

Первая часть легендарной дилогии легендарного дуэта здесь.
Вторая здесь.

«Но это зло не так большой руки»

О, «ГБ» остро критикуют с двух сторон света. Ну как остро — как уж могут.

Харьковский аноним, явно ниасиливший примерно 650 стр. из наличных 704, компенсировал это дело включением собственной фантазии: «Упомянутую полуправду читателю, путающему Брежнева с Андроповым, следуя жанровой разнарядке, доносит положительный главный герой из отряда «Юный литейщик» — тот, который не встает, когда вожатый кричит «встать». А уж разрушают его домашний мир — товарищи, как всегда, знающие больше, чем диктор в телевизоре, и у которых отцы не только воевали, но и сидели.»

Метод проф. Р.С.Каца живет и побеждает, ура. Но есть на Костю Сапрыкина и другие методы.

Тагильчанин Александр Кузьменков отрабатывает хлеб штатного ниспровергателя и указателя на голых королей по-честному: он прочитал все 704 страницы и еще полстолько сверху — про книжку и про автора. И проникся искренним отвращением к книжке, автору, его пятой графе и каждой выведенной им буковке: «У Идиатуллина есть все писательские задатки. Взять хоть пятую графу: ну просто идеальна для российского литератора. И должность — лучше не придумаешь: шеф регионального бюро «Коммерсанта». Знамо, всяк издатель счастлив будет порадеть такому человечку. Единственная проблема: писать Шамиль Шаукатович совершенно не умеет. Но это зло не так большой руки: писатель — не тот, кто пишет, а тот, кого читают. «Город Брежнев» гарантированно прочтут — тому порукой номинация на «Большую книгу». Кстати, уже прочли и встретили дежурным малиновым благовестом, — но об этом в свой черед.»

Кароч, зовите меня Зло не так большой руки. А я пошел делать здравые высказывания с многоточием.

«Погружение как на десять метров с аквалангом в кристально-чистое море»

Осенняя порция выжимок из отзывов о ГБ

Стартовая картинка из Инстаграма zhem4uzhinka: «Мне так понравился «Город Брежнев», что даже насобирала ему осенних листочков для кадра. Отличный многогранный роман о взрослении и об эпохе 80-х, такой, сюжет которому сама жизнь писала»

Журнал «ПроЧтение»:
Идиатуллин не просто хорошо актерствует, он еще и режиссирует свой роман. Дневниковые исповеди Артура перемежаются с обычным романным повествованием, где речь идет о других героях. Автор тасует сцены как колоду карт — быстро и хитро, почти по-шулерски. Читатель только узнает о событии со слов одного из героев, но тут глава заканчивается недоговоренностью или кульминацией. Идиатуллин хитрит, изворачивается, уходит в сторону, не отпускает. Книга затягивает: банально хочется узнать, что произойдет дальше.

Великий БВИ в абаканской газете «Шанс»
Вообще-то все это, наверное, архетипы спиралей развития нашей страны – и разборки типа «А ты с какого раена?», и какие-то странные войны то во Вьетнаме, то в Афганистане, то в Сирии, и производственные неурядицы. Во всяком случае, это явления не конкретно 1983 года, аналоги можно найти и раньше, и позже во времени. Достоинство книги Идиатуллина в том, что написано обо всем честно, без приукрашивания и без сползания в чернуху. И это хорошее напоминание о реалиях недавнего прошлого, которые хорошо бы освежить в памяти тем, кто мечтает о возврате в СССР.

Совсем внезапная реплика Павла Басинского в «Российской газете»:
Хотите вспомнить свое нежное детство 80-х годов? Роман «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. (Во-от. А говорили грязь и музей, такоже жестокость и безысходность советских людей)

Первый лауреат литературной премии «Лицей» Кристина Гептинг:
Достоверная, искусная и честная история советского отрочества. Уверена, что интересна она будет не только ровесникам автора (тем, кому сейчас 40-50). По крайней мере, в моей семье она понравилась очень разновозрастной аудитории. Как, впрочем, всегда и бывает, когда прикасаешься к настоящей литературе.

Редактор раздела «Лайфстайл» портала RuBase Полина:
Автор рисует будни детей маленького индустриального городка, в котором [жилой] комплекс забивает стрелки другому комплексу, очарованность вожатыми лагеря, увлечение запрещенным карате и группой «Дип папл», бессмысленное вступление в Комсомол, и все это — на фоне сильной идеалогии, в которую продолжают верить подростки на закате Советского Союза. Войдет в мой топ книг о взрослении, наряду с «Щеглом» Донны Тарт, «Маленькой жизнью» Ханьи Янагихары и Not That Kind Of Girl Лены Данэм.

И вот любопытное: уважаемый критик отказывает «ГБ» в художественности с двух трибун подряд
С телевизионной
Все это, конечно, даже трудно иногда воспринимать как собственно художественную литературу – ну, просто потому, что это реалии 80-х годов, довольно внимательно описанные.

С радиовещательной
Мир, хорошо знакомый и изображенный хорошо знакомыми средствами, тоже, кстати, идущими от эпохи 80-х. И, может быть, поэтому он производит такое тягостное впечатление: потому что, несмотря на все попытки противопоставить советскому мраку что-то хорошее, честное, человечное, простое и ясное, вопреки всему в этом мраке выросшее, обреченность добра в этом мире становится очевидной. Действительно, трудно найти верную опору там, где изначально расшатано всякое понятие о верности, трудно обрести смысл там, где все основано на бессмысленности и лжи. Роман и становится больше таким социологическим, а не художественным свидетельством.

Отбивочная картинка из Инстаграма lunnaya_umka: «Пожалуй, подходящий выбор для дороги в родной город. Роман о взрослении подростка в 80-е годы, и мне эта история нравится»

Мой-почти-однофамилец (будем так друг друга официально именовать), автор классного твердофантастического романа «Роза и червь» Роберт Ибатуллин прочитал «ГБ». Даю часть весьма любопытного отзыва картиночкой, пушто он реально завершается развернутым спойлером. А кто уже прочитал «ГБ» либо не читал и не собирается, тот сам пускай ищет ЖЖ Фортунатуса, уа ха ха.

Дальше отзывы из соцсетей, блогов, библиотек и онлайн-площадок, на которых до ноября можно бесплатно читать всех финалистов премии «Большая книга». Continue reading

««Город Брежнев» — это встреча Сэлинджера и Довлатова»

Андрей Рубановfb)

Отличный, значительный роман Шамиля Идиатуллина «Город Брежнев».
Писателя Идиатуллина я знаю по фантастической — в жанре ужастика — повести «Убыр», пошумевшей года три назад. Кто не читал — много потерял.
Но от того «Убыра» Идиатуллин уже ушёл далеко, прыгнул на три ступени вверх.
До того я читал «Сердце Пармы» Иванова, а перед Ивановым — «Обитель» Прилепина.
Художественной литературы я читаю очень мало, времени нет.
Так вот: на фоне Иванова и Прилепина «Город Брежнев» вообще не теряется, а выглядит скорее как ровня. Это работы одного веса.
Действие происходит в 1981 году, весь роман — главным образом монологи подростка, который — плоть от плоти эпохи застоя.
Тот мир — поздний советский застой — мне хорошо знаком, я сам был таким же подростком из брежневского социализма; но «Город Брежнев» я хвалю не потому что он вызвал во мне приступ ностальгии.
Сам Шамиль молодо выглядит, а на самом деле — взрослый мужчина, ему за сорокет, у него есть семья, дети и всё, что полагается иметь взрослому мужчине.
Роман «Город Брежнев» — это встреча Сэлинджера и Довлатова.
Сэлинджера больше: подробный и малость сбивчивый, трогательный монолог мальчишки, со специально стилизованной просторечной интонацией и лексикой.
От Довлатова — юмор, грустная и обаятельная улыбка над казёнными реалиями той, ныне исчезнувшей, цивилизации олимпийских мишек и песен группы «Ялла».
Много юмора.
Юмор Идиатуллина спокойный, очень добрый, честный, чистый.
Все знают, что в русской литературе юмор в большом дефиците — а тут пожалуйста, на каждой странице улыбнёшься. Это ценно.
Входишь в роман не сразу, — на первых страницах кажется, что тебе продают стандартную чернуху про гопников. Но это быстро проходит.
Идиатуллин любит жизнь, людей, своих персонажей, и город Брежнев, и читателя. В нём нет ненависти.
Обаяние рассказчика велико, на него быстро покупаешься.
Где-то на 50-й странице начинает злить отсутствие сюжета. Где-то на 200-й странице перестаёт злить, да и сюжет проглядывает, и совсем не такой, как ожидал; вдруг всё начинает стремиться куда-то к Фолкнеру, к Йокнапатофе. Персонажный микрокосм видим то глазами одного, то глазами другого героя; все разные — и все одинаковые, «красные совки», советские сверхчеловеки, созданные для покорения мира, который, увы, уже не нуждается в покорении; непобедимые, наивные, прекрасные люди.
Значительный по объёму роман сделан очень ровно, тщательно. Нигде не споткнёшься. Повсюду находки, удачные эпитеты, меткие реплики. Видно, что автор сберегает собственный стиль, собственное дыхание, и каждая запятая на 650 страницах стоит там, где должна; это вызывает уважение.
Рискну предположить, что Идиатуллин делал «Город Брежнев» как свою главную книгу, — всё на неё поставил, выложился, вывернулся наизнанку. И получилось.
Это сложная и большая работа, оригинальная, веская.
Местами это похоже на Полякова, местами на Аксёнова, но по большей части на свет рвётся оригинальный Идиатуллин, излишне подробный, но никогда не пошлый, не поверхностный и не грубый, настоящий, сложный.
Как по мне — «Город Брежнев» написан вовсе не для «нашего поколения», вовсе не для нынешних 45-летних, кто в 80-е носил красные галстуки, а в 90-е кожаные куртки.
Это сделано дня тех, кому сейчас 13-18 лет, для наших детей, выкормышей Джобса и Цукерберга.
Вот захотят они понять, каким был внутренний мир их предков, их родаков, детей перестройки — они прочтут «Город Брежнев» и поймут если не всё, то нечто главное.

Кадры решают «ГБ»

Чудны дела: «Город Брежнев» наработал на целый видеовыпуск.

Мощная видеорецензия Константина Шабалдина. Отдельную ценность представляет видеоряд, скомплектованный, я так понимаю, из знаменитых некогда фильмов Казанской студии кинохроники («А у вас во дворе?», «Страшные игры молодых» и т.д.).

«Автору следовало больше подумать над идеей, над конфликтом»: умная представительница следующего поколения сетует на громоздкость и неторопливость «ГБ». Забавно и познавательно.

Все страньше и дивньше: юные умницы-красавицы наперегонки читают «Город Брежнев» и рассказывают, что и почему им понравилось — и наоборот. Радоваюс.
Тут про понравилось.

Тут про наоборот.

«И подкалывающий своих коллег своей идентичностью»

Очень крутая, глубокая и интересная статья о восточном дискурсе в текущей отечественной литературе, с анализом и упоминаниями «Заххока», «Поклонения волхвов», книг Алексея Иванова, Германа Садулаева и многих других — и богатым сопоставлением аж трех моих романов.

«То есть независимости никто особо не хотел, но, вкусив ее, уже от нее не откажется. Россия же, наоборот, не может воспринять новую ситуацию, остается в плену у имперских комплексов, жаждет восстановления, строит с тем или иным успехом СССР 2.0. (…) Дальше, под эпиграфы из Майка Науменко и Егора Летова, начинается настоящий боевик — американцев татары дурят и мочат. Казань — вот настоящий символ и гордость постколониальных исследований, огромный привет Эдварду Саиду, утверждавшему, что Запад сознательно если не тормозил развитие Востока, то таковым (неразвитым) его презентовал — оказывается центром всего. Нужен хитрый яд для устранения президента? Здесь в советские времена работал НИИ. Нужно побомбить Белый дом? В Казани как раз ремонтируют российские сверхзвуковые стратегические бомбардировщики-ракетоносцы ТУ-160 последней модели. Хакеры, бойцы, пиарщики — также имеются. (…) Посему к теме того, как те же жители Казани разбираются с «чужими», автор вернется в своей последней книге «Город Брежнев», очень объемном и сильном романе, о жанровой принадлежности которого критики спорят и иронизируют, попавшись на уловку определения «производственный роман», хотя многомерная книга в той же мере — история взросления (и Bildungsroman) в позднесоветские годы (тот же пионерлагерь, что и в «…Ударе»), хроника конца империи и многое еще чего.»

Эдак, глядишь, кто-нибудь и пасхалочку из «Rucciи» в «ГБ» обнаружит все-таки.
Радуюсь.