Нетвиты 2019/15

Как перестать орать:
1. Начните орать.
2. Перестаньте.

Гы. Avengers: Tatarussian Edition (к ФБ-записи Андрея Петрова: «Ну кстати, теперь я мечтаю, чтобы Шамиль Идиатуллин написал роман, где непобедимый полицейский Мухаметзянов из «Татарского удара», всемогущий Бравин из «СССР» и всезнающая Лена из «Бывшая Ленина» спасают Россию от чего угодно. Такой реалистический комиксоид»)

Ламбада, все ночи, полные огня.


Улыбка Уэнзди Аддамс. Фото (с) сайт АСТ

Пролюбил со всей пылкостью.

Но то, что держит вместе все три сентября, заставляет меня прощаться с тем, что я знаю, и мне никуда не уйти.

Why, why, why, Delilah, где взяла такие ножки?

Хоть ты и правду нам сказал, мы пощадить тебя не можем. За злодеяния твои суровый до’говор выносим.

Сегодня решится, запятая или точки нужны в реплике «Большой шлем привет!»

В следующем году он решил завершить свою карьеру и несколько чужих.

Нетвиты 2019/14


Проба пера

Попсярит человек изо всех сил
Трагедь в трех частях
Часть первая. 3 июня, 2017·
«Роман Идиатуллина «Город Брежнев» я не прочитал. У меня своих кирпичей хватает для чтения. Но, если верить рецензиям, его содержание никак не могло быть истолковано в духе производственного романа.»
Часть вторая. 20 марта 2018
«Надоело уже это паразитирование на мертвечине. А тут, судя по аннотации, еще такая ахинея предстоит: (ссылка на сообщение «Азбуки» о переиздании романа «СССР™»). Попсярит человек изо всех сил. Да, смешно стало уже с первого предложения. Ну какой тут у нас теннис? «Планы на оставшийся день были грандиозными: прийти в себя после обеда, давящего любое шевеление плоти и духа, показать Антону из Новокузнецка, насколько он не мастер тенниса».»
Часть третья. 12 августа 2019
«Всегда можно хуже. Совершенству есть предел, а падение бесконечно. Полистав первые главы «Бывшую Ленина» Идиатуллина, чувствуешь, что умельцы опускать планку у нас еще не перевелись. Книга просто нечитабельна. Раньше ведь как было, написано кое-как, но зато понятно, что ни о чем. Теперь и в этом не разберешься, так автор изъясняется. Писатели писать не умеют. Редакторы тоже. Трагедь.»
От публикатора, уныло: похоже, придется еще несколько романов написать, иначе дяинька так и не научится хотя бы до середины долистывать.


Через два часа после рокового решения упорядочить пару полочек

(задумчиво) Судя по тому, какие снимки с моей физией отбираются для всяческого промо, пригож и вообще похож на умного я исключительно в Рамадан, когда держу уразу.

Ну хоть где-то физбучег меня не узнает. Шах и мат, Марк Эдуардович. (фото Константина Ананича)

UPD. Зар-раза. Узнал, предлагает отметить. Как-нибудь без нас, гражданин Скайнет.

И с той поры Демьяну Нина — гой.

Студней допри, коза.

Фрейдистская описка в рапорте копающего под начальника: «Довожу до вашего съедения».

Напишу все-таки пару пунктов про приемную кампанию этого года, думаю, небесполезно будет, тем более, что второй пункт не мой.
1. В этом году сложились адски задранные проходные баллы, в первую очередь на естественных направлениях (особенно по математике и информатике). Мы были почти уверены, что с 266 баллами без особых проблем пройдем на программера в Бауманку или МИСиС, где в прошлом году проходняк был на уровне 250-260, а динамика 3-5 баллов прироста каждый год. Вовремя спохватились, переориентировались на менее репутационно раздутые, при этом качественные варианты, поступили в МАИ, довольны. А там, куда изначально собирались, итоговый проходной оказался в районе 275-293. И в начале каждого списка по тройке-пятерке ребят с 310 баллами (то есть 100 баллов за каждый из трех экзаменов плюс десятка за дополнительные достижения — золотую медаль, победы в олимпиадах, участие в профильных экзаменах и т.д.). Плюс льготники, плюс целевики — и из 30 мест остается гулькин хвост.
2. В итоге многие выпускники, блестяще — на 90-95 баллов, — сдавшие каждый экзамен, остались за бортом.
За одной из таких выпускниц мы по случайности следили всю дорогу — она до последнего замыкала список, из которого мы выбыли. Мы за нее болели, переживали и т.д. — не помогло. Потом нашли ее историю. Познавательно и полезно. Почитайте.

Аннушка уже купила масло

Официальный девиз выборов в МГД: «Ой оро-од, ля».

Надежды и угрызения «Бывшей Ленина»

Пошли первые рецензии на «Бывшую Ленина».

Галина Юзефович, Meduza:
«Однако буквально с четвертой главы темп резко ускоряется — и в отличие от предыдущей книги, которую подобное ускорение только украсило, «Бывшей Ленина» это определенно не идет на пользу. Основная интрига — вполне реалистичная и убедительная (как же спасти город и быстро победить свалку, на разбор которой понадобятся долгие годы) уходит в бесконечные диалоги между слабо различимыми, однотипными персонажами. Диалоги понемногу перерастают в развернутые монологи (особенно в этом жанре блистает Лена, из полноценного живого человека внезапно превращающаяся не то в Чуповский филиал радиостанции «Эхо Москвы», не то в ходячий сборник политических афоризмов), а весь роман чем дальше, тем больше напоминает безжизненный памфлет.
Для сюжета эта метаморфоза тоже не проходит бесплатно. Вся романная конструкция трещит и разъезжается под весом идеологии, перспективные повороты либо ведут в никуда, либо оборачиваются многозначительными аллегориями, а полнокровные поначалу герои сплющиваются до клишированных типажей (успешный — значит, на «бумере»; хипстер — значит, с бородкой; чиновник — значит, в мятом костюме). Риторика разрастается, как в романе «Что делать», с разгромным счетом побеждая всякую повествовательную логику, и как результат читатель попросту перестает понимать, что именно происходит, кто за кого, кто чего хочет на самом деле и, главное, кто все эти люди и почему он должен им сочувствовать.»

Николай Александров, «Эхо Москвы»:
«Небольшой окраинный город, в окрестностях которого растет свалка. Обыкновенная семья: муж, жена, дочь. Квартира на бывшей улице Ленина. Впрочем, главную героиню зовут Лена, и это роман прежде всего о ее бывшей жизни и о бывшей жизни вообще, которая никак не становится другой, настоящей, точнее, которая заслоняет настоящую жизнь.»

Михаил Визель, «Год литературы»:
«Но эта же вовлеченность играет дурную шутку. Шамиль Идиатуллин — цепкий и наблюдательный автор, любящий не только каламбуры, но неожиданные обороты и метафоры.
Ценность романа в качестве инструкции по теме «как не быть использованным политическими манипуляторами» несомненна.
Как и в качестве пособия на еще более востребованную тему «как закончить ставшие токсичными застарелые отношения».
Возможно, по нему будут писать лет через тридцать курсовые (если тогда еще будут курсовые) на тему «Протестные настроения конца десятых годов и методы их нейтрализации». Но будут ли его читать за пределами курсов политологии — сказать сложно. Впрочем, про кого из современных сочинителей можно сказать это с уверенностью?»

Владимир Панкратов, «Горький»:
«И если не придираться к исполнению или просто поставить себя на место той же Лены, некоторая смазанность второй половины романа получит свое объяснение. «Бывшая Ленина» хоть и «Актуальный роман», но не охватывает тотально всю действительность. Накануне (или в разгар) протестных движений Лена, которой должно быть чуть больше сорока, теряет мужа; дочь, уехавшая учиться в столицу, скорее всего, захочет там и остаться. Такое «обнуление», обрушение семейного благополучия, делающее человека только ленивее, словно открывает Лене глаза и толкает на поступки, о которых раньше она бы и не задумывалась. Но если молодежь участвует в протестах как бы по дефолту, потому что для них это единственный и неизбежный шаг к своему будущему, да и делают они это, в конце концов, для самих себя, — то Лена делает это «для других», для нее общественная активность становится хорошим вариантом применения своих умений, а не борьбой за собственные права. Первые устраивают свое будущее; вторая спасает свое настоящее — не очень-то на будущее надеясь.»

Нетвиты 2019/13


Красный петух

Елена была
Прекрасная
Лошадка была
Ужасная
Конец
(список кораблей бонусом)

Годы берут свое, а гады чужое.

Любитель тупых ощущений.

Всепобеждающее сочетание богатого внутреннего мира и вентилятора.

Революция в бумажном документообороте произойдет под лозунгом «Никогда такого не было — и вот А5».

451 градус по Франкенштейну

Добрые совы благоухают.

В замечательнейшем сериале The Good Wife заставил меня ухмыльнуться, а потом взгрустнуть проходной диалог. Представитель задерживаемого пытается урезонить работника прокуратуры, а когда не удалось, восклицает:
— Так, кто ваш босс?
— Народ штата Иллинойс, — отвечает прокурорский. — Телефончик подсказать?

Я не сомневаюсь, что наши прокурорские, полицейские и прочие чиновные умеют отвечать еще более смешно и хлестко. Зато сомневаюсь в том, что кто-нибудь из них хотя бы в шутку и про себя упомянет в качестве босса не начальника, не главу ведомства, не президента и не Россию, которой, согласно ритуальному заклинанию, служит, а ее народ, единственный вообще-то источник власти в стране (ну и в ее регионах, но чего уж теперь об этом).

Muchacho, а muchacho навалился на плечо.

Альманах — неудавшийся брак alma mater с Алма-Атой.

Свет в конце туннельного синдрома.

— Мам, помнишь, мы с коровой сфоткались? Она беременная, оказывается.
(сочувственно) — Ну ты попала.

Чую с гибельным восторгом: Проппа даю!

Каршеринг, гавшеринг и мушеринг.

Оставляет желать худшего.

You know I’m bad, I’m bad come on, you know
And the whole world has to
Answer right now
Just to tell you once again
Who’s bad
Не является лекарственным средством

Гоп, гоп, гоп. чiда, гоп, а мы спiваем. Гоп, гоп, гоп, чiда, гоп, а мы танцюем. Гоп, гоп, гоп, чiда, гоп, ми подошли из-за угла.

facenomorebook

Объявление на двери бюро переводов: «Представителей козацького роду не обслуживаем».

Учредительное собрание японского фэн-сообщества ФК «Спартак» единогласно приняло девиз «Кто мы? Мисо!»

Пора признаться, что все мои фото, публиковавшиеся здесь и где бы то ни было за последние лет десять, были изначально обработаны старящим приложением.

Дочь, заметив вывеску Holiday Inn Express, мимоходом:
— У них сутки короче, что ли?

Очень интересное и расчетливое решение создателей сериала The Boys поставить в саундтрек концовки первой серии подряд London Calling и The Passengers. Типа мы уже выкупили молодежь, кидалтов, киноманов и гиков клевой идеей, классным сценарием, жесткачом, оммажами и графикой — а теперь возьмемся за старперов 45+, которые типа оценили, довольно кивнули и собирались удалиться. Вот вам, товариши старперы, спешиал гифт от понимающих ваши нужды и знающих ваши кнопки — а дальше решайте сами.
Старперы и решили. Заразы вы, создатели. Спать-то когда?

Фе — врать, достать, чернить и плакать.

Теперь понятно, кто в детстве играл не за мушкетеров, а за гвардейцев кардинала

Богатейшая оговорка по радио: «Мусоризбирком».

День ненастоящих сварщиков.


Objects in mirror are closer than they appear

Еще несколько фото ниже

Continue reading

Нетвиты 2019/12

Автор ярко, умело и остроумно представил свою книгу. Осталось написать.


Охота пуще

С ними это немедленно!

Ой ФСО™

Некоторый сайт Kazanfirst 7 июня опубликовал под рубрикой «Наука» новость «Ученые Саудовской Аравии признали женщин животными. Раньше женщин считали предметами». В тексте для убедительности приведены две неактивные ссылки на сайты с мусульманскими названиями. Понятно, что ни на этих сайтах, ни где-то еще подтверждения новости нет. Веселую шутку про саудовских ученых и женщин придумал американский сатирический сайт World News Daily Report (игриво представляющийся как an American Jewish Zionist newspaper based in Tel Aviv and dedicated on covering biblical archeology news and other mysteries around the Globe) и повторил его франкоязычный клон Journal de Montreal в мае 2016 года.
Тема получила вторую жизнь (понятно, не как шутка, а как новость) на российских правых сайтах год спустя. Фейк быстро разоблачили и забыли. Kazanfirst вот вспомнил два года спустя — вроде без дополнительного повода, самостоятельно, возможно, в рамках тренда, заданного рубрикой «САМОЕ ЧИТАЕМОЕ» (там в топе «В Татарстане девушку убила протекшая стиральная машина», «Видео: на Ураза-байрам в парке Победы Челнов люди дрались за еду» и «В Омске женщина убила 2-летнюю дочь батоном за крошки на полу»).
Надо тоже запомнить.

Общественное движение «Найденные методы — за Костю Сапрыкина!»

«Лабиринт» кладезь всетки. Подкинул Гениальную Универсальную Положительную Рецензию. Всепобеждающая годнота.
«Книга захватывает с первых страниц и не отпускает до самого конца.Безумно интересная история,при чтении которой забываешься.»НАЗВАНИЕ КНИГИ» произведение,скорее всего,для подростков.Но и более взрослым людям,я думаю,эта книга будет интересна
Что ж теперь про качество.
Качество книги наилучшее.Текст везде пропечатан отлично.»


Кокое жвотне вы кусаити ©

Радио, деловито:
— 4 июня в Сочи произошло ДТП, и на фото с места аварии местные жители опознали человека, который как две капли воды похож на официально покойного Сергея Цапка. Обеспокоенные граждане отправили соответствующий запрос в сочинскую прокуратуру — там провели проверку и отчитались: нет, это не Цапок, а некий Виталий Никифоров, уроженец Бишкека. Что интересно, у него тоже есть проблемы с законом: он находится в федеральном розыске за кражу, и задержать его, к сожалению, опять не удалось. Осужденный к пожизненному заключению Сергей Цапок умер 7 июля 2014 года в СИЗО города Краснодара. Причиной смерти стали инсульт и острая сердечная недостаточность. Тело было кремировано в Волгограде, останки захоронены в неизвестном месте.
Супруга, энергично:
— В Бишкеке!

Ничего лишнего, только без нас.


Сон о Микеланджело между зигой, ой-цуке и солидарностью трудящихся


Когти, точка

Нетвиты 2019/11


«Вы погибли» ®

Теперь дозвольте пару слов без протокола. Чему нас учит «Игра престолов»?

На Садовой большое движение, отряхнем его прах с наших ног.

Судьбе не раз шепнем: укулеле.

Livelib уведомил о новой рецензии на «ГБ». Автор рецензии родилась через год после событий, описанных в книге:

Из сентиментальных соображений припал к некоторому старью, которое слушал в детстве и юности. Сижу покряхтываю.
Страшно не то, что я помню наизусть более-менее все слова и проигрыши альбома «Стюардесса летних линий», который за последние тридцать лет переслушал всего-то разик в рамках погружения в «ГБ». Страшно, что песня «Навсегда», изданная «Центром» те же тридцать лет назад, снова полностью и исчерпывающе описывает текущую эпоху — и самим названием обозначает веселые перспективы.

Вполне перспективной, кстати, представляется идея разоблачать курильщиков и любителей картошки как американских агентов (ладно, можно как белорусских), поклонников кофе и спирта — как арабских, а чая и апельсинов — как китайских.

ВЦИОМу мені, Боже, ти крила не дав? Я б землю покинув и в небо злітав.

На Rolland-Garros американский час: в третьем круге только что победили сразу две теннисистки из США. Причем одна из них сокрушила соотечественницу, зато аж Серену Уильямс. Зовут победительницу Софья Кенин, 20 лет назад она родилась в Москве. Второй американке-победительнице 18, ее зовут Аманда Анисимова.
Получасом раньше испанка Алена Большова (21) победила россиянку Екатерину Александрову, а за пару часов до того Катерина Синякова (23, папа, понятно, россиянин) выбила первую ракетку Наоми Осаку. У мужчин празднуют выход в четвертый круг грек, свободно говорящий по-русски внук советского футболиста и тренера Сергея Сальникова Стефанос Циципас (20), а также немец Александр Зверев (22).
Большой шлем привет.


Генетически обусловленный прищур (с) Георгий Урушадзе, фото с церемонии объявления Короткого списка премии «Большая книга-2019»

Вопрос «Почему сериал «Чернобыль» снят в не в России?» стал общим местом.
Тем не менее, отвечаем: в России сняты два сериала «Чернобыль».
В первом, отличном фантастическом «Чернобыль. Зона отчуждения», группа юных современников, получив возможность путешествовать во времени, пытается предотвратить катастрофу 1986 года. Первый сезон вышел в 2014 году, третий ожидается в октябре нынешнего, причем не по ТВ, а в кино — несколькими версиями с альтернативными концовками.
В прошлом году был снят и сериал «Чернобыль» с Игорем Петренко и Надеждой Михалковой в главных ролях — для НТВ, про офицера КГБ, который накануне катастрофы приезжает искать американского шпиона, якобы орудующего рядом с АЭС. Когда сериал покажут и покажут ли вообще, неизвестно.
В общем, вопрос, как всегда, не совсем правильный.

Теория разбитых окон Овертона.

Сэкономь на ботоксе — заведи пасеку.


Пять минут до ифтара

Мотив наказания определяет особенности характеристики героя

Вузовские СМИ наносят двойной удар.

В молодежном интернет-журнале МГУ «Татьянин день» вышла рецензия Дарьи Куликовой «Реквием по эпохе. «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина»:
«Роман честный и страшный, трагичный и в то же время комический, местами циничный, иногда тошнотворный… Он как кусок льда, режущий и обжигающий пальцы.
Язык ― колкий, лишённый эстетизма. Автор имитирует стиль героев, используя сленг, бранные слова и непечатную лексику. Повествование ведётся попеременно то в третьем лице, то от лица главного героя ― восьмиклассника Артура Вафина. Сюжетные линии других персонажей так или иначе связаны с ним: отец ― специалист на передовом заводе; молодая учительница немецкого языка, приехавшая в Брежнев по распределению; демобилизованный солдат-афганец, ставший наставником Артура в пионерлагере. Как и многим, родителям Артура некогда заниматься воспитанием подросшего сына, и они обычно в лагерь берут ему путевку на все время каникул, чтобы он был под присмотром. Правда, «присмотр» не всегда идёт на пользу.»

Одновременно «Вестник Российского университета дружбы народов» опубликовал грандиозную статью (доступна в формате PDF) профессора МГПУ Татьяны Колядич «Мотивы преступления, вины и наказания в романе Ш.Идиатуллина «Город Брежнев»»:
«Сюжетная концепция романа основывается на сочетании ряда мотивов, композиция проявляется через выстраивание разных мотивов и переход от одного мотива к другому. Доминантные мотивы преступления и вины являются структурообразующими, мотив наказания определяет особенности характеристики героя.
Рассматривая последовательно построение романа, замечаем, что он имеет замкнутую структуру, о чем в первую очередь свидетельствует заглавный комплекс, указывающий на основную тему, раскрываемую в ходе повествования. Структура романа построена традиционно, основное действие начинается с «Пролога» и завершается «Эпилогом». Однако на самом деле устройство произведение более сложное. Авторское описание отведено на второй план, повествователи — различные герои. В основных главах действие ведется от лица главного героя, мальчика Артура. Поэтому прежде всего описываются его реакции, точки зрения, размышления.»

Спойлеры, понятно, составляют значительную часть работ, так что тем кто книжку не читал, но собирается, лучше по линкам не ходить.

К позорному столбу старого матершыннега, или Молодым не понять — или понять

«Впечатлена. Не тем, как написано, написано литературно средне, скорее написано разговорным языком, много мата, который может частично и оправдан, но все таки режет взгляд (за это и сняла ползвездочки). В первую очередь, книга для старшего поколения, книга-воспоминание об эпохе последних лет СССР. (…) В главе про пионерский лагерь, смеялась чуть ли не в голос, вспоминая себя и наши дискотеки и «королевские ночи» с зубной пастой. (…) Все очень узнаваемо, прям как выключатель включился, книга поднимает якорьки памяти. »


(Пишет автор картинки):
«Слушайте, ну книга — красота, я уже начала приседать на уши и брать клятву, что её обязательно почитают. . Ничего не могу с собой поделать, она моя новая любовь! Я просто смакую и не хочу конца. Мне осталось 2 листа и я оттягиваю прощание. Это такое мощное возвращение в моё детство, в 90-е. Хотя я застала их ребёнком и родители всячески оберегали, но кое — что и я помню. (…) Книга настолько настоящая, живая, качественная! Что отзывается в сердце. Её невозможно просто проглотить, её можно только пережить, почувствовать! Дорогие друзья, пожалуйста, обратите на неё внимание! Она того стоит, правда — правда!
Хочу вас предупредить, что в ней присутствует мат! Но он настолько ограничен. То есть он там где нужно и он не портит книгу, а придаёт полноту и силу. Даже не могу поверить, что я это пишу! Но это специфика 90-х. Это время по-другому вряд ли вообще можно описать…»

«Роман очень хорош. Но эта книга очень специфическая. Рассчитана на определенную читательскую аудиторию. В первую очередь понравится тем, чьё взросление пришлось на 80 годы XX века. И кто жил в провинции. (…) Мне — интересно. Даже производственные и социальные моменты увлекли. Но вот остальным читателям? Я вот пробовал почитать советские книги про 50-60 годы. «Высота» Е. Воробьева, «Журбины» В. Кочетова — тоже про быт обычных людей, про их работу, отношения. Мне — скучно. Экранизации — можно посмотреть, но чтение этих романов ничего в душе не затронуло. Для меня та эпоха — далека как жизнь аборигенов Австралии в XVIII веке. Так, наверное, и с «Городом Брежневым». Книга, в основном, про подростков, но нынешнем мальчишкам, как мне кажется,она будет неинтересна. И более старшее поколение она не впечатлит. Ведь сильная сторона этого произведения не сюжет, а именно атмосфера той жизни.»

«Как любовь Стивена Кинга к Америке выражалась в мелочах повседневной жизни, так у Шамиля любовь и ностальгия выражается в деталях того времени. По героям, поступкам, времени есть общее с ранними книгами Анатолия Днистрового и Андрея Кокотюхи (Зоопарк), но єто на любителя.»

«А книга очень хорошая. Лучше подобных вещей Лимонова или там Козлова. Жизненнее что ли.»

«О точности Идиатуллина в деталях много писали; я заметила замечательную точность в языковой теме. Русско-татарская семья,вокруг которой разворачивается история: папа-татарин -двуязычный, русская мама не знает родного языка мужа и его семьи, их сын тоже не знает татарского, со своим дедушкой — отцом отца — общаться не может. Люди меняют свои татарские имена на русские, называют себя русским именем. Это очень сравнимо с моим опытом (при большой разнице в исходной ситуации): мама-еврейка из Москвы — совсем не знает идиш, папа — еврей из Черновиц — был, в общем, двуязычный, я, естественно, идиш не знаю, а папины родители были не вполне свободны в русском языке. Мне казалось, я мало о чем могу с ними говорить.Маминого отца звали Моисей Залманович, а называли — и он себя называл — Михаил Зиновьевич.»

«Отличный роман. Он возвращает в русскую литературу самый продуктивный метод — метод критического реализма. Причем большая просьба не путать этот стиль с осточертевшим «антисовком» — с его штампами на тему о том, как-плох-был-советский-союз-как-ужасно-в-нем всем-жилось. «Город Брежнев» дает подробную и многогранную картину жизни в СССР, объединяя жанры «Романа взросления», детектива, боевика, мелодрамы и классического советского производственного романа. (…) Эту книгу стоит читать и рожденным в СССР (вроде меня), и молодым ребятам — для понимания того, откуда взялась наша современная жизнь. Знание корней никогда не повредит. Хотя в моем родном Киеве 80-х жизнь сильно отличалась от описанной в романе, все равно общие признаки выведены четко.»

«Тубагач». Отзывы

Пока никто не видит, выложу кусочки отзывов на книжку «Тубагач».

Елена Соковенина:
«Небольшой рассказ Идиатуллина — удивительное погружение в глубины души, сбитое дыхание, детский отказ считаться с очевидной безнадёжностью правды, мальчишеская фантазия и взрослая воля. И огромная сила доброты, которую передаёт взрослый мужчина мальчикам, а с ними — всему миру.»

Светлана Лаврова:
«А-а-а-а-а-а! До сих пор вся сижу в мурашках. Это невероятно здорово. И картинки очень хорошо подходят, просто то, что надо.»

Павел Калмыков:
«Мальчишка Булгак – маленький, настырный, последний романтик потерявшегося в космической бездне рая – не очень похож на эпического героя. Он делает уроки, завидует сильным, побаивается грубых и… верит в великую миссию ради светлого будущего. И становится ясно, что миссия-таки выполнима, и никем другим кроме Булгака, именно потому что он маленький настырный романтик, настоящий мальчишка. И просто здорово написано. (…) Я всегда говорил, что Шамиль для детей лучше пишет, чем для взрослых. И рисунки отличные. Вот лучше не надо – и зримость придаёт, и мера условности соблюдена, больше подробностей не надо.
Браво Шамилю. Браво художнику. Ура издателю.
Рекомендую искренне, пацанам и взрослым.»

Екатерина Каретникова:
«Когда история дочитана, на вопрос: хорошо она закончилась для героя или плохо, читателю придётся ответить самому. И даже может быть непонятно: хорошо тебе (читателю, её прочитавшему) от того, что уже всё, или плохо. Зато абсолютно ясно, что то, что осталось, в сто раз серьёзней простого настроения, навеянного текстом, и скоро не пройдёт.
И, как мне кажется, очень большая удача, что и автор, и иллюстратор книги ироничны, остроумны и совершенно непредсказуемы.»

Ася Михеева
«лаконичная до предела (несмотря на множество мелких и очень точных деталей) история о том, что такое настоящая надежда и что такое настоящее мужество.
И и еще о том, что тот, кто знает цену ошибки, берет _два_ скафандра.»

Анастасия Шевченко:
«По ощущениям, самую малость наивного Крапивина, немного романтичного Брэдбери, чуть Джека с его бобовым зёрнышком, крошку печального Кинга, не поверите, даже Ле Карре отчасти (ну, это же мои ощущения, верно?) и, конечно, прекрасно много Идиатуллина с его особой манерой заставить читателя почувствовать себя на месте мелюзги, которая вот-вот расправит если не крылья, то тощие плечики. Несмотря на.»

Лада Славникова:
«На редкость плотный текст: так мало слов, и так много сказано! (…) В общем, это замечательный вполне себе взрослый твёрдый sci-fi, такой редкий в наше время и оттого весьма ценный. Родители, купите эту книгу себе! А дети, может быть, заодно тоже прочитают. Во всяком случае, им это совершенно точно не повредит.»

Ильшат Саетов:
«Сын (1 класс) в восторге, два дня ходит с книгой школу, читают вместе с другом. Это первая книга, которой он увлекся, до этого все как-то через не хочу было. Спасибо автору.»

Ирина Бардина:
«Многие, прочитав рассказ, могут почувствовать разочарование, поскольку нет точного и понятного окончания. Однако, я могу сказать с уверенностью, что понятное окончание только испортило бы всё. А так, в душе появилось что-то светлое и нежное, наверно, надежда.»

Лента Ососкова
«Потрясающе. И очень ВНЕЗАПНО. Оказывается, фантастика высшей пробы! И насладиться, и поразиться, и задуматься. Покупала в подарок. Думаю, теперь придётся покупать второй экземпляр)))»

И целиком, чтобы не пропал, выложу совершенно колоссальную рецензию Елены Бороды. Отзыв, как положено, сильно богаче и умнее предмета исследования. Горжусь и ликую.
«Рассказ Шамиля Идиатуллина «Тубагач» не поддается бесспорной классификации. С одной стороны, он отвечает всем жанровым признакам рассказа. С другой стороны, в небольшом по объему тексте сконцентрировано немалое количество символов и мифологем, а перспективные линии сюжета не вмещаются в пространственно-временной континуум этого текста. Все это придаёт рассказу характер притчи.
Прежде всего автор обыгрывает один из базовых сюжетов о вечном возвращении, который к тому же перекликается с сюжетом поиска Земли Обетованной – тоже базовым. В данном случае даже не поиска, а обретения. Колонисты Лучшей (так они называют новую планету) пользуются благами и преимуществами Золотого века. Они, по сути, обитают в раю. И образ их жизни, в общем, близок насельникам Эдема. Они не знают голода, ни плотского, ни желудочного. Те, кто здесь родился, даже мяса не пробовали. «Девчонок здесь нет. И отбивных» — замечает Михалыч. Он-то знает, что это такое, будучи одним из землян. Тем не менее этот рай надо покинуть. А, собственно, зачем?
Первый архетип, перевёрнутый с ног на голову. Continue reading

«Пролонгированная Идиатуллиным во многих его книгах тема оказывается нынче востребованной»

«Робинзон Крузо» — книжка о парне, который стал моряком, несмотря на неприятности и пиратский плен. «Война и мир» — роман о вечеринках у Анны Павловны. «Мастер и Маргарита» — страшилка о странностях Патриарших прудов. А «Город Брежнев», само собой — утопия про пионерлагерь.
Так считает «Независимая газета» и ее автор, который печатно возвращается к «ГБ» минимум в третий раз. Сперва товарищ упомянул книгу в изумительно бессмысленном винегрете «Литгазеты», потом, прочитав все-таки процентов 10 текста, выступил с микродокладом про «ГБ» на харьковском портале («в этих препирательствах у костра мирно течет тогдашняя жизнь и заодно сюжет»). Этот текст и лег в основу статьи в «НГ».
Принцип «Рецензируем по обложке» официально расширен и углублен, ура.