Допечатное слово

Допечатка тиража романа «Бывшая Ленина» добралась до официального магазина издательства book24 и «Лабиринта», в ближайшие дни, очевидно, доедет до других магазинов, офф- и онлайн, в которых книга покамест значится закончившейся.
Электронную версию можно купить на «Литресе» со скидкой по промокоду BIG_BOOK2020 — как и другие тексты Короткого списка премии «Большая книга».
А на Livelib уже открыто читательское голосование за книги списка.

«Бывшая Ленина» — в шорт-листе премии Стругацких

Это фантастика, товарищи. И сама «Бывшая Ленина», оказывается, и факт ее присутствия в шорт-листе «АБС-премии». Рядом с такими колоссами, как Андрей Столяров, Виктор Пелевин, Евгений Филенко, Святослав Логинов, Эдуард Веркин и сам Dmitry Zaharov (кстати, в категории «Нон-фикшн» сопоставимая круть).
Мог ли я, кудлатый мальчонка, рыскавший слепенькими, но пытливыми и по-своему умными глазенками по страницам «Уральского следопыта» и «Авроры», каких-то 30 лет назад, ну и т.д.
Ура, чо.

Чтобы придать хоть какую-то достоверность «петрушкам»

Характерный для большинства моих книжек нелинейный метод изложения с постепенным введением главных героев и ключевых поворотов сюжета мучает лично меня, бесит некоторых хейтеров, раздражает многих читателей, зато разоблачает практически всех халтурщиков, спешащих написать отзыв на всю книгу по итогам знакомства с первыми главами.
Подход стал масштабным после «Города Брежнева», который, как известно благодаря халтурщикам, полностью посвящен безмятежному советскому детству, проходящему под анекдоты вокруг пионерлагерного костра. Теперь, спасибо гиперзагруженным экспертам «Нацбеста», пришел черед «Бывшей Ленина», которая, ясен перец, про чиновника, свалку и бородатую молодежь (из аннотации и начала текста), и немножко про фантазии и лексикон рецензента:
«Чтобы придать хоть какую-то достоверность «петрушкам», писатель насыщает повествование описанием бессмысленных перемещений и мелкой – с рябью в глазах – моторикой, которые должны «отражать жизнь в её объёме». Все суетятся, сталкиваются друг с другом, попутно совокупляясь, снова разбегаются. За всем этим «Паркинсоном» трудно и неинтересно следить.
Под стать оформлению и «главная идея», прописанная с нажимом и даже с пережимом. До хруста височных костей у читателя. «Свалка» как образ нашего времени. «Не надо мусорить». Сама ситуация с бунтом «неравнодушной общественности» восьмидесятитысячного города против мусорного полигона – надумана и фальшива. Прогрессивные силы Чупова мгновенно объединяются, подтягиваются продвинутые smm-щики с бородками – жители города, болеющие за родимый край. Какие smm в городах, в которых десяток «Пятёрочек», два магазина бытовой техники и целый (1) полупустой торгово-развлекательный центр с якорным заведением «Чуповское домашнее»? Какая ожесточённая борьба на выборах с какими-то хитрыми ходами? Всё делается быстро, больно, эффективно. И дешёво, что немаловажно.»

(Полный отзыв).

Чисто для протокола: «Ну какой бизнес может быть у твоего Матвея в городе, где не то что «Ашана» — «Пятерочки», блин, нет?» («Бывшая Ленина», М., АСТ, РЕШ, 2019, стр. 206 (из 442)).

Словом, за истекшее десятилетие значимых изменений подхода не выявлено.
Продолжаем наблюдения.

«Обрежут, делов-то»

«Бывшая Ленина» стала поводом для грандиозных рецензий. Сохраню здесь ссылки.

Ася Михеева, журнал «Новый мир»
«Рассказывалась в разных форматах притча об исследователе, который съездил в чужую страну и написал о ней живописную и меткую книгу. Публика книгу приняла: не бывавшие в той стране читали с любопытством; бывавшие — пищали от восторга, узнавая детали и тонкости. Вдохновленный исследователь написал столь же точную и вдумчивую книгу о родине.
Большинство читателей сочли ее необыкновенно скучной, пока…
Боюсь, что именно эта история сейчас происходит с Шамилем Идиатуллиным. Роман о социокультурной катастрофе позднего СССР, «Город Брежнев», осыпан хвалами и разобран по косточкам, до каждого пятиалтынного в кармане мешковатой куртки а-ля Сабрина. «Бывшая Ленина», столь же скрупулезно собравшая мозаику мелких и крупных примет времени, вызывает у многих, в том числе у очень квалифицированных читателей недоумение и даже отторжение.
Сюжет «Бывшей Ленина» таков: на фоне экологического бедствия в некоем уездном городе разводятся двое не очень молодых супругов. Бывший муж после развода добивается резкого карьерного роста, жена попадает в команду местной политической оппозиции. Оба борются, каждый на свой манер, с убивающей городок свалкой регионального значения. Оба не преуспевают.
Настораживает отсутствие хотя бы промежуточного хэппи-энда. Настораживает отсутствие типичных приемов увлечения читателя — ни тебе детективного расследования, ни тебе любовных интриг. «Отношения», конечно, там и сям случаются, но сюжетообразующими никакие из них так и не становятся.
Но больше всего настораживает полное отсутствие нереального. Мистического.»

Татьяна Соловьева, журнал «Юность»
«Вообще автор от главы к главе переключает оптику, фокусируясь последовательно то на одном герое, то на другом, создавая галерею образов и формально практически лишая роман главного героя. Однако больше других на эту роль подходит Лена — с ее рушащейся жизнью, самоанализом, комплексом жертвы, борьбой и смирением. В сорок лет все у нее оказывается заново и впервые. «Снятый» в баре незнакомец оказывается совсем не таким, как бывший муж, поэтому Лена ловит себя на ощущении нереальности, отстраненности. Этот эпизод становится индикатором жизни Лены в целом — она не столько живет, сколько словно наблюдает свою жизнь со стороны. Игра слов в названии завязана именно на ее имя: это и бывшая улица Ленина, и бывшая Ленина квартира, в которой начинаются события романа и которая проходит через него как лейтмотив. Это и бывшая Ленина жизнь, не имеющая ничего общего с тем, к чему она приходит к финалу.
По сути, Шамиль Идиатуллин после производственного романа «Город Брежнев» создал «Карточный домик» в реалиях российской глубинки. Писатель сталкивает персонажей на разных уровнях: семейное переходит в рабочее, в политическое, всеобщее.»

Тележный нежданчик (про «постоянным читателям понравится» смешно, да):

Мария Елиферова, альманах «Артикуляция»
«Да, увы, одни люди делают плохо другим людям – но мотивы их не демонические, а чисто человеческие: сиюминутное раздражение, деньги, ревность, желание удержать власть. Идиатуллин препарирует эти мотивы с дотошностью, которая со времён Толстого и Чехова у нас табуирована – что, по-видимому, и вызывает дискомфорт у некоторых критиков, поскольку при глубине анализа человеческой психологии, свойственной последним русским реалистам конца XIX в., Идиатуллин лишён толстовской назидательности и чеховской желчи. «Заклеймить бяку» – это задача не про него. А анализ человеческих мотивов без последующего гневного обличения в традиции русской литературной критики воспринимается чуть ли не как оправдание зла. Как ни парадоксально, русский литературный критик XXI в., хладнокровно воспринимающий сцену зажаривания девочки у Сорокина, не готов простить писателю попытку объективно разобраться, почему обыкновенный человек нарушает высокие моральные ожидания.»

Ну и из каментов к последнему отзыву — что на самом деле важно и волнует:

«Какой кошмар! Зашквар! Позор! Фу!»

Ну и пока никто не видит, сохраню здесь ссылки на два вышедших подряд интервью.

«- Есть ли страх чистого листа, когда идея в голове кипит-кипит, а с каких слов начать, непонятно?
— Он остался в раннем периоде. Был, конечно, страх чистого листа. Но как раз журналистика от этого страха позволяет избавиться очень быстро, потому что тебя может тошнить от ужаса, ты можешь понимать, что пишешь ерунду или совершенно гениальные вещи, которые всё равно ни одна зараза не оценит — но это неважно вообще. Важно, что в любом случае тебе надо к шести часам вечера сдать заметку. По любому, семьдесят строк, четыре тысячи знаков, и никого не волнует, жив ты или мертв.
Есть темы, которые мне сейчас неинтересны, ну, значит, я просто не буду на эти темы писать. Мне самому сложно было ждать от себя, например, дамский роман или фэнтези, но как зарекаться, если ровно сейчас я ровно фэнтези и пишу?»

Тут я опять рассказал всю правду про журналистское детство, дебют, премии, чтение, писание, экранизации и многое другое.

«Д.З. А потом нас, молодых красноярских авторов (меня, Сашу Силаева, Иру Бахтину), приняли в Союз писателей.
Ш. И. Какой кошмар! Зашквар! Позор! Фу!
Д. З. Мы в тот момент вообще не понимали, что это такое.»

А на сайте «Горький» вышло огромное совместное интервью с совершенно распоясавшимся мною и другом унд коллегой Димой Захаровым.
Получилось забавно и небезынтересно, спасибо Сергею Лебеденко.

В городе трех революций и двух длинных списков

Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка (с): «Бывшая Ленина» в Длинном списке АБС-премии.
После того, как там побывал примерно столь же нефантастический (то есть абсолютно) «За старшего», я ничему не удивляюсь — но радуюсь искренне.
Ну и компания прекрасная, что скрывать.

Кроме того, роман номинирован на питерскую же премию «Национальный бестселлер». Мощная компания, фигура номинатора и текст, которым номинатор объясняет свой выбор, превращает удовольствие в бурную радость.

Ex-rue Lénine

Официально.
Швейцарское издательство Éditions Noir sur Blanc приобрело права на французский перевод романа Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина». Выход «Ex-rue Lénine» (название предварительное) ожидается в 2021 году.

«Что ждёшь, то и читаешь»

Парный сеанс последующего разоблачения старика Идиатуллина будет вечным!

К сожалению, от участия в дискуссии уклонился гулявший рядом сквозной герой ААААА, но его роль перехватил и блестяще исполнил надежнейший ЕЕЕЕЕ.

Трагедия в четвертом диалоге
Действующие лица:
ВВВВВ — писатель
EEEEE — независимый критик

EEEEE Важный признак живого — бескорыстность и увлечённость. «Челтенхэм», к примеру, вещь многим неинтересная и в большей части не сильно умелая, но живая, потому что сделана с видимым увлечением. Книги Скоренко, Кузнецова, Дмитрия Казакова, последний роман Идиатуллина, «Вьюрки» Бобылёвой — сделаны на разных уровнях умения, но одинаково вымучены. Там есть живые места, но в целом — это мёртвые конструкции.

BBBBB Тсс, я щас буду Бывшая Ленина читать

EEEEE Местами там смешно.

BBBBB EEEEE лучше первого Убыра я у автора ничего пока не читал, все остальное сильно хуже ( так что особых надежд не питаю

EEEEE «Город Брежнев» на высоком уровне сделан (за вычетом пионерлагеря и финального твиста).

BBBBBEEEEE там словно два или даже три человека писали (

EEEEE Есть такое. Самые сильные страницы о сталелитейном производстве.

BBBBB EEEEE беда автора в том, что он пишет на публику. Что ждёшь, то и читаешь

EEEEE В ГБ иногда удивлял. В БЛ увы.

BBBBB Двадцать страниц спустя — по-моему, я зря трачу время и все это уже читал в несколько лучшем исполнении

EEEEE В конце первой главы Митрофанов идёт за выпивкой, не зная, что магазин её ночью не продаёт. Зато он там встречает бабу с работы, и между ними начинаются отношения. Отношения — это, собственно, самое интересное, что есть в книге. Их там, правда, немного и они все из пальца высосаны.

Занавес

В предыдущих сериях:
Диалог первый
Диалог второй
Диалог третий

«Бывшая Ленина» в звуке

Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2019
Длительность: 11 ч. 27 мин. 53 сек.
Чтец: Юрий Кузаков
Жанр: Современная отечественная проза
Название: Бывшая Ленина
Автор: Шамиль Идиатуллин

В общем, вышла первая официальная аудиокнига (народные начитки «СССР™» и обоих «Убыров», наверное, не в счет).
Слушайте и по минуте — и по половине суток, получается.
Ура.

Ссылка на сайт аудиопроекта издателя.
Ссылка на «Литрес» (там продажи стартуют в ночь на 1 ноября).