Медиасентябрь 2020

I. Видео

1.

Программа «Последнее время» с Иваном Ургантом

2.
Видеоверсия программы радио «Культура» «Основной состав»

3.
Видеоблог «Книгагид» — о фестивале «ЛитераТула»

4.
Онлайн-дискуссия с Евгенией Некрасовой и Татьяной Стояновой «Мусорное время. Экология и литература»

5.
Дискуссия с Мариной Степновой, Ольгой Брейнингер и Екатериной Писаревой «Женщины в русской прозе»

II. Тексты
1.
« Стругацких вполне можно назвать социальными педагогами, которые воспитали несколько поколений молодежи. В чем состояло это воспитание и влияние, оборвался ли этот процесс, и если да, то когда?
В молодости Стругацкие мечтали помогать воспитанию пламенных борцов – с врагами, с косной природой, с пошлостью, с обыденностью. Потом – умных людей, умеющих из всех решений выбирать самое доброе. А последние десятилетия они посвятили тому, чтобы негромко, хоть иногда и отчаянно, твердить, что нельзя ломать живого человека ради каких бы то ни было, пусть самых возвышенных и важных, идей, и что будущее, как и любая чужая жизнь, обязательно представляется нам чужим и неправильным, и это нормально, потому что не нам жить в этом будущем этим чужими жизнями, а нашим детям, и если мы любим их, мы должны им доверять – сперва, естественно, научив бороться с косностью и выбирать самое доброе решение.
Это подход по-прежнему актуален.
»
На сайте журнала «Новый мир» опубликованы материалы круглого стола «Стругацкие: XXI век». Мария Галина задавала вопросы, а Сергей Кузнецов, Леонид Каганов, Василий Владимирский, Роман Арбитман, Сергей Шикарев, Владимир Губайловский и другие замечательные литераторы (ну и я почему-то) по очереди отвечали.

2.
На сайте журнала «Юность» выложен мой маленький сценарий.
Исходно ему было предпослано такое уведомление:
«От автора
В Facebook я в основном шучу. Дошутился до того, что стал сценаристом. Приятель, который учился на режиссера, уговорил меня развернуть незамысловатую хохму в сценарий короткометражки для ВГИКа. В трех частях, каждая — в отдельном жанре (триллер, комедия, хоррор). Я написал. Приятель снял фильм — но только по первой, комической части.
Во всей жуткой полноте картина открылась лишь «Юности».»

III. Интервью
1.
«– «Последнее время» – любопытное название романа. А для кого оно последнее?
– Ой, для многих. У меня все тексты остросюжетные и не любят спойлеров, а этот роман весь, от, прости Господи, сеттинга и героев до сюжета и идейного сопровождения, получился очень закрученным и неожиданным даже для меня. Так что мне кажется нечестным «палить» повороты и интригу, лишая читателя части удовольствия.
– С точки зрения писателя, что такое оптимизация усилий?
– Умение не садиться за текст, пока он не начал тебя душить, а сев, сразу ставить себя в исполнимые рамки и сроки. Журналистская выучка помогает укладываться в дедлайны. Это спасает. Потому что допридумывание и рихтовка готового вроде текста впрямь как ремонт квартиры: закончить нельзя – только прервать.
– Прогресс в спорте – это переход количества в качество. А в литературе тот же принцип?
– В литературе скорее это способность как не отставать от изменяющегося ментально, психологически и даже физически общества, так и обгонять его, показывая прозвонами пространства, моделями и невесёлыми картинками, где мы сейчас и где можем оказаться завтра.»

Ну и далее всякое про книжные премии и их размер, про критиков, про экранизации, детскую литературу, карантин, монетизацию литспособностей и многое другое. Забавно получилось.
(По сторонам там лучше не смотреть, чтобы не обнаружить по соседству горячечные кружавчики про коричневый реванш и окаянную ночь — ну да you have to make the good out of the bad because that is all you have to make it out of).

2.
«Если бы в свое время не было дела Ивана Голунова, возможно, не было бы и дела Ивана Сафронова. Потому что есть четкое ощущение, что эксперимент пытаются довести до конца. Берут реванш, чтобы доказать, что могут упечь за решетку кого угодно, причем по самому надуманному, облыжному, не имеющего никакого отношения к здравому смыслу обвинению. Просто потому, что уж больно дерзкий. И понятно, что потом это можно поставить на поток. Чистый Кафка.
Пока что приходится признать, что вся сила на их стороне. На нашей — только правда и упорство.»

Ульяна Бисерова раскрутила меня на разговор о книгах, журналистике, экологических бунтах, установке «смерть важнее жизни» и надежде на будущее.

IV. Рецензии
1.
«Медуза»
«Последнее время» — это определенно самый интересный за последние годы опыт деконструкции фэнтези и превращения ее в нечто не то, чтобы большее, но определенно иное. Ну, и просто замечательное чтение — странное, волнующее и увлекательное.

2.
«Известия«:
«Что до «Последнего времени», то здесь очевидны мотивы финно-угорской мифологии, но это не хоррор даже, а громокипящее, сочное по языку и плотное по действию фэнтези, чертовщина, заступающая на территорию и «Игры престолов», и «Сердца Пармы». И немного даже биопанка в духе «Экзистенции» Дэвида Кроненберга.
Базовые элементы соблюдены в полной мере. В крови и экшне недостатка нет, мир огромный, разнообразный и непросто устроенный — никаких гномов и эльфов. Все расы, «правила игры», флору и фауну Идиатуллин постарался придумать без оглядки на канон, поэтому освоиться получится не сразу. Как часто бывает, когда автор серьезной литературы берется за коммерческий жанр, одной жанровой программы-минимум ему недостаточно. Сюжетные тропы порой петляют особенно своенравно, герои даже не пытаются понравиться, да и Провидение как-то чересчур к ним жестоко. Для фэнтези эта книга слишком ворошит проблемы сегодняшнего дня.»

V. Фото


Шәһәр. Нокта. Брежнев.
Ноябрь аенда.


Госприемку прошли

Выступление на Архангельском книжном фестивале «Белый июнь», фото Александры Конычевой


Кот Бродского in action

VI. ААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!

В это трудно поверить, но надо признаться — роман «Бывшая Ленина» неожиданно для меня стал героем песни.
(ссылка на трек вконтактеге)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *