«Так себе варенице», короче

Соскучились по любимым героям — писателям ААААА и ВВВВВ, раз за разом с новыми силами развенчивающим «Город Брежнев» с «Убыром» и их некачественного автора?
Они тоже соскучились — и дарят всем новую пиэсу!

Откровенное вранье — это не очень порядочно, или Все остально очень серо и невыразительно, как сочинение ученика восьмого класса

Трагедия в третьем диалоге
Действующие лица:
ААААА — писатель
ВВВВВ — писатель
DDDDD — фанткритик

DDDDD А вообще, после прочтения «Город Брежнев» резко захотелось перечитать что-нибудь из нефантастического Крапивина тех лет… «Троих с площади…» или «Колыбельную…» там…
ААААА А чем тебя поразил «Город Брежнев»? Очень сыро, с подгонкой фактов под идею и натягиванием совы на глобус. «Так себе варенице», короче.
DDDDD Дык не очень поразил… (Хотя и не скажу, что не понравился, бог бы с ними, с фактами, не документалистика чай, у меня другие претензии). Просто карму подлечить захотелось чем-нибудь светлым:)
ААААА DDDDD, но передергивать и писать откровенное вранье про дискриминацию татар в Татарии в 80-х годах — это не очень, мягко говоря, порядочно. Я же там жил в это самое время, и миллионы людей, и русских, и татар, и чувашей, и мордвы, и т.д. И мы все всё помним.
DDDDD Ну это ваши татарские разборки, я в них ничего не понимаю:))
На самом деле, про дискриминацию татар там такой минимум, что даже не запомнилось…
ААААА Ну а я вот только это и запомнил, все остально очень серо и невыразительно. Как сочинение ученика восьмого класса.
DDDDD Не, написано как раз неплохо, зря ты…
ААААА Ну, на вкус и цвет… вон по телику на первом концерт Киркорова щас — кто-то ведь смотрит. 😉
DDDDD Ну… Киркоров — серьезный профессионал, ну а смотреть я его не буду:)
ААААА Да и автор Города Брежнев вроде не новичок 🙂 в журналистике
DDDDD Мне нравятся его вещи. Кроме, пожалуй, «Татарского удара». Вот там таки да — и журналистика, и татарский национализм:)
ААААА И еще раз: на вкус и цвет… 🙂
DDDDD Ну а как тебе (как почетному татарину:)) тот же «Убыр»?
ААААА Буду краток: ниасилил. Ну, реально — не дочитал. Причем из-за стиля в основном. Очень тягостно. Как будто бежишь по пояс в воде.
ВВВВВ мне Убыр скорее понравился, хотя автор местами явно не знал, как бы еще нагнать жути, и писал что бог на душу положит.
Но зато насколько слито продолжение! Словно другой человек писал и «на отъебись» (
DDDDD Насчет продолжения — в принципе согласен. Особенно, концовка.
(…)
ВВВВВ в Убыре именно кинговщина, только на этнографическом материале )
DDDDD В Убыре — татарская экзотика, замешанная на кинговщине, да:)
ВВВВВ во )))))
ААААА То-то я Кинга не люблю — очень уж всегда белые нитки видны, которыми он сшивал свои «Бу!» и «У-у-у!»
DDDDD ААААА Ты просто толстокожий, во!
ААААА DDDDD Скорее наоборот. Но дело не в этом. Я не люблю книги и кино, когда понимаю, как это сделано. Магия исчезает. Скучно.
ААААА Увы, мне не нравится у Кинга ничего.
Занавес

Первая часть легендарной дилогии легендарного дуэта здесь.
Вторая здесь.

И так она звала, и эдак

Сперва хотел выписать лишь гениальное «Я тоже в той или иной мере татарка», но там, елы-палы, цельная миска повышенной перловости, нельзя не сохранить.

В общем, армия Татьян с татарскими фамилиями, которые ненавидят/презирают «Убыра» вместе с евоным автором и породившим этого автора народом, располагает вдвое большим, чем я предполагал, личным составом. Мобилизацию туда объявила прелестница-критикесса, начинающая посты фразой «Мои друзья, русские националисты». Она который год возмущенно сообщает: «В книге подчеркнуто, что православный крест от убыра не помогает – только старинные татарские молитвы и традиции! – все русские знакомые мальчика оказались подвержены действию злых чар и нередко служат их проводниками», при этом «герой-татарин побеждает или убивает русских».

Вчера в чужих каментах случилось явление еще одной Татьяны, которую хочется цитировать и цитировать. Начали:

«Конечно, неловко говорить об этом, но неужели мне одной очевидно, что «Убыр» — это почти дословный пересказ «Унесенных призраками»? В чем достоинства этого произведения, так и не поняла. Соответственно, не понимаю, что именно хвалят уважаемые критики…»

Хозяйка журнала, в котором случилась дискуссия, здесь и далее пыталась указать на вздорность теории (надо иметь в виду, что хозяйка не относится к поклонникам тов. Измайлова, какового в свое время сдержанно топтала за неумение бояться собственных страшилок и чересчур буквальное следование заветам тов. Проппа). Ан тщетно:

«Да вы почитайте! 🙂 Там на каждой странице прямые аллюзии. И если ты уважаешь себя как писателя, это как минимум надо предвидеть и предотвратить. Поскольку Миядзаки куда более известный автор, а значит, некто, использующий после него тот же миф и те же образы, будет неизбежно выглядеть плагиатором.»

Тут уж не выдержал старик Идиатуллин:
«(сынтиресом) А как максимум?»

«Как максимум придумать что-то свое :)» — отрезала разоблачительница, и старик поспешно отскочил, чтобы наслаждаться видом с высоты.

Хозяйка журнала предположила: «Мне кажется, тут что-то личное. Иначе трудно понять суть претензии».

И повалила мякотка:
«Пожалуй, вы правы. Я тоже в той или иной мере татарка, и с большим интересом взялась почитать нового автора-соплеменника, работающего в интересном жанре… и ох! Кто тут кого дурит? …
Но, кстати, если уж о татарах говорить, то есть ведь и реально яркий и сильный автор — Гузель Яхина. Может, татарам просто фантастику не надо писать — воображения не хватает?
«Мне вообще искренне кажется, что вторичность — страшная беда нынешнего искусства (в том числе и литературы). Это то, чего должен опасаться любой автор. Да, написана уйма всего, оригинальным быть очень непросто, но если ты позиционируешь себя как писатель, а не автор фанфиков — то уж постарайся. И ведь есть же такие писатели, вы постоянно о них пишете (я читаю вашу рубрику и стараюсь следить). А тут, увы, все вторично… Но я искренне желаю Шамилю это перерасти. Может, и уже :)»

Ну и ожидаемая кода (ответом на неизбежное поминание тов. Борхеса с его узким сводом сюжетов):
«Великий слепец мог позволить себе экстравагантные утверждения — ведь никто в мире не был так оригинален и неповторим в сюжетах, как он! Если бы я набралась терпения перечитать тоскливый текст Убыра заново, то постранично расписала бы вам, что откуда сперто. Тем более что там такое динамичное начало — и вдруг начинает выпирать вторичность.»

В общем, как правильно отметили тт. Коростылев и Лифшиц, «Представь себе, не может быть, сама несет обед».

С трепетом ждем продолжения банкета.

«Вторая книга бред сумасшедшего наркомана»

Неизвестные мне доброхоты начитали и выложили аудиоверсию дилогии «Убыр». Что подарило миру последнее, видимо, бурление отзывов на книжку, а тематическим группам в FB и VK – коду к любимой рубрике «Мякотка из блогов и форумов»:

«Слушаю, мож даже дослушаю, но это нечто… короче у меня нет комментария. А вот татарам должно понравиться)»

«помешали мальчику пописать?»

«Прослушал половину книги, интересно. Я «за» озвучку продолжения. Если конечно Диля не истечёт кровью как на картинке, недостойно авторам усиливать эмоции на страницах за счёт погибших детей.»

«Я почти дослушал, приятная книга. Язык вполне легкий. Есть национальные колориты. Повествование от лица ребенка, местами клонит в жанр ужасов книжку — а это сложно, когда не для «прикола» На мой вкус — хорошая попытка в целом.»

«Тягомотина редкостная. Уж я слушала, слушала… слушала, слушала… появилось желание- дать пендаля для ускорения и героям и убырам.»

Continue reading

Нетвиты 2016/40

03-hvt-biff-wins-again
Марти все-таки не сжег альманах

The first angel blew his Trump, and there followed hail and fire, mixed with blood, and these were thrown upon the earth

В лингвистике, тем более политической, законы математики действуют не всегда. «Первая леди» не значит, что «Леди первая».

— Trump purum purum.
— Vopilki!

Рассказ о семи повышенных.

Открытие памятника на Боровицкой площади позволяет столице претендовать на неофициальное название «Владимирский централ».

Старую шутку из КВН «Пассажиры поезда заподозрили что-то неладное, когда по вагону с напряженным лицом прошел Стивен Сигал» теперь может примерить на себя вся страна.

Суровая отроковица лет двенадцати сегодня вытребовала у родительницы один из последних экземпляров «Убыра» (их чудом нашли для КРЯКК), проигнорировала осторожные предупреждения автора про 14+ и седых детей — и гордо удалилась читать. Вечером она отловила расслабившегося автора среди замерзших фонтанов енисейской столицы, дабы, во-первых, уведомить, что книжка покамест ничо так, а во-вторых и главных, сурово и неоднократно вопросить, а вот зачем автор на первой же странице первой главы написал: «А несчастную надпись на двери «На себя» папа прочитал так, что мама с ним полдня не разговаривала.»
Я, сказала суровая отроковица, не поняла, о чем речь, пока сейчас на двери не увидела «На себя». Ну вот зачем?!
Автор бежал, взрыдывая.

«А если начал — дописывай»

Внезапно рассказал про «Убыров», новую повесть и ближайшие планы.
Шамиль Идиатуллин: «Если не уверен, что сможешь дописать — не начинай. А если начал — дописывай» | Пиши-Читай

Убыр китте — урыны калды*

11
В сентябре у любимого издательства «Азбука» кончились права на первую книгу дилогии «Убыр». Электронная версия романа была немедленно выпилена со всех онлайн-площадок.
Я заметил это лишь после того, как пытливые читатели начали интересоваться, а почему вторая часть в легальной продаже есть, а первая внезапно перешла в разряд недоступных.
Пришлось исправлять несправедливость самостоятельно — при помощи сервиса Ridero, который, напомню, позволяет автору не только выкладывать тексты на основные витрины интернета, но и рисовать (в меру сил и представлений о прекрасном) обложки. Этот момент также был актуальным, поскольку права на общеизвестную замечательную обложку, понятно, остались у «Азбуки» (как и права на буктрейлер студии «Муха», кадр из которого, собственно, стал лицом бумажного издания).
В общем, я сделал, что мог — а заодно чуть потеснил старика Измайлова. Новая электронная версия подписана подлинным именем автора. Старика немного жаль, как и игру, связанную с псевдонимом автора и именем протагониста, ну да что делать.
Роман Шамиля Идиатуллина «Убыр» доступен в онлайн-магазинах:
Litres
Amazon
GooglePlay

* «Убыр ушел — место осталось» (татарская пословица)

«Доминирующую роль играет отказ от эмоциональной сферы в пользу ratio, чувства долга и логики»

Интересные новости всегда доходят, хоть иногда запаздывают.
Оказывается, в мае прошлого года в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете вполне благополучно прошла защита кандидатской диссертации Юлии Аникиной «Специфика конфликта в художественном мире В.П. Крапивина». Работа, в которой «впервые с учетом синтеза литературоведения, психологии, педагогики и социологии дан анализ межличностных взаимодействий ребенка, детской среды и взрослых персонажей в произведениях В.П. Крапивина; впервые рассмотрены особенности изображения внутриличностного конфликта в повестях и романах писателя; определена роль ситуации «испытания смертью» как этапа символической инициации подростков» крайне интересна сама по себе, в частности – сравнением повестей Владислава Крапивина с книгами Патрика Несса и Сергея Лукьяненко, и в особенности (на мой взгляд) – с дилогией «Убыр» Наиля Измайлова (немножко даже озадачивает, что книги Измайлова открывают список использованной литературы, в то время как 27-томник Крапивина идет третьим номером).
Пара показательных цитат:
«С позиции изображения рациональных и эмоциональных аспектов внутреннего конфликта героя-ребенка произведение В.П. Крапивина сближается с дилогией «Убыр» (2012 г.), написанной Шамилем Идиатуллиным под псевдонимом Наиль Измайлов. В 2012 году писатель стал лауреатом Международной детской литературной премии имени Владислава Крапивина, тем самым подтвердив свою приверженность традициям отечественной школы фантастики. (…) Уже с первых страниц автор отдает должное крапивинской традиции в изображении подростков. Прежде всего, это проявляется в отношении главного героя к младшей сестре Диле. Он, подобно Кириллу Векшину из повести «Колыбельная для брата», защищает её, проявляя трогательную заботу. (…) Однако эмоциональные аспекты в романе Измайлова не так сильны, как при переживании внутреннего конфликта в «Ночи большого прилива» Крапивина. В минуту опасности Наиль не доверяет чувствам, а прислушивается лишь к голосу разума, что делает все его решения искусственными, несоответствующими его реальному возрасту. (…) Измайлов в своем произведении изображает ряд натуралистических подробностей, которые являются отражением современных реалий, Крапивин же как писатель ставит перед собой задачу – показывать мир не столько таким, каков он есть, сколько таким, каким ему быть должно. Различие в изображении внутреннего конфликта в произведениях о детях заключается и в том, что у Измайлова доминирующую роль играет отказ от эмоциональной сферы в пользу ratio, чувства долга и логики, а у Крапивина живые эмоции так или иначе способствуют разрешению внутренних конфликтов.»

К моменту защиты Юлия Аникина совместно с профессором Ларисой Савиной опубликовала статью «Мифопоэтический мир фантастических произведений В.П.Крапивина и дилогии Н.Измайлова «Убыр»».
Пара цитат:
«В произведениях обоих писателей переход в иной мир не является самоценным, преодоление героями пространства и времени продиктовано отнюдь не праздной жаждой приключений. У В.П. Крапивина оно обусловлено желанием маленьких героев встретиться с друзьями: «Разве мы кидаемся куда-то очертя голову? – спрашивает персонаж повести «Крик Петуха» Витька Мохов: «Мы не так уж и рвемся в непонятные пространства, мы просто не знаем туда дороги. Наша дорога – всегда друг к другу» [Крапивин, 2000, с. 143]. В дилогии Измайлова Наиль совершает символический переход, чтобы спасти свою сестру и родителей: «…и тогда можно будет уйти, или лечь, или встать, или сдохнуть наконец. <…> Устал я бояться, но не в этом дело. Дело в том, что мы брат и сестра. Бояться друг друга мы не будем. Живые ли, мертвые – не важно» [Измайлов, с. 310 – 311]. (…) Диалектическое противостояние добра и зла, жизни и смерти выводит произведения русского и татарского писателей на качественно иной смысловой уровень. Появление новых художественных миров в современной фантастической литературе для подростков немыслимо без опоры на жанровые традиции. Невозможно отрицать силу влияния типично сказочных и мифологических образов и форм, определяющих ведущие закономерности художественного мира и при этом открывающих большую свободу для авторской интерпретации. Это проявляется, прежде всего, в синкретизме родственных фантастических жанров, а также во взаимодействии фантастики с реалистической традицией и другими видами искусства – в своеобразной «игре», которую предлагают читателю современные авторы».
Скачать полный текст диссертации можно здесь: http://www.vspu.ru/node/5386
PDF-версия статьи доступна здесь: http://philol-journal.sfedu.ru/index.php/sfuphilol/article/view/722/725

Минутка рекламы

В книжном интернет-магазине «Лабиринт» 15-16 июня суперскидка 25% на книги издательств «Азбука» и «Иностранка». Дилогия «Убыр» сегодня и завтра стоит смешных денег — первая часть 164 руб., вторая на червонец дешевле. Персональная скидка покупателя складывается с акционной — соответственно, суммарная выгода может составить 40% от и без того милосердной (по сравнению с другими магазинами) цены.
В общем, надо брать (и не только «Убыров», понятно — все-таки «Азбука» по соотношению цена-качество кроет всех аки перина горошину — без фактора цены, впрочем, тоже).
http://www.labirint.ru/books/325416/
http://www.labirint.ru/books/377565/

Я очень рада, что у Наиля теперь все хорошо

Выдающиеся отзывы на дилогию «Убыр» я складываю в соответствующей группе Facebook (из последнего: «Очень затянутая, многословная муть» и «Я Требую Трилогию!! и конечно же фильм!!»), но один все-таки размещу здесь — целиком.

Екатерина Леонова, Новороссийск, гимназия № 5, 8 «Б»
«Главные герои книги – Наиль, его родители и сестра. Мне очень понравилась эта книга и очень понравился сам писатель – он так хорошо описывает ту или иную ситуацию, что она берет за душу и заставляет волноваться.
«Убыр» — это самая жуткая книга из всех, что я читала. Даже некоторые книги Стивена Кинга не могут сравниться по страху с «Убыром».
Я очень рада, что у Наиля теперь все хорошо после всего, что он пережил.
Я считаю, что эту книгу должны читать дети, любящие «ужасы», думаю, она им тоже понравится.
Еще мне очень понравился главный герой. Наиль очень милый, симпатичный мальчик, смелый, с хорошим характером. В общем, настоящий рыцарь нашего времени…»
http://www.bibldetky.ru/reading/4089-otzyvy.html