Мотив наказания определяет особенности характеристики героя

Вузовские СМИ наносят двойной удар.

В молодежном интернет-журнале МГУ «Татьянин день» вышла рецензия Дарьи Куликовой «Реквием по эпохе. «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина»:
«Роман честный и страшный, трагичный и в то же время комический, местами циничный, иногда тошнотворный… Он как кусок льда, режущий и обжигающий пальцы.
Язык ― колкий, лишённый эстетизма. Автор имитирует стиль героев, используя сленг, бранные слова и непечатную лексику. Повествование ведётся попеременно то в третьем лице, то от лица главного героя ― восьмиклассника Артура Вафина. Сюжетные линии других персонажей так или иначе связаны с ним: отец ― специалист на передовом заводе; молодая учительница немецкого языка, приехавшая в Брежнев по распределению; демобилизованный солдат-афганец, ставший наставником Артура в пионерлагере. Как и многим, родителям Артура некогда заниматься воспитанием подросшего сына, и они обычно в лагерь берут ему путевку на все время каникул, чтобы он был под присмотром. Правда, «присмотр» не всегда идёт на пользу.»

Одновременно «Вестник Российского университета дружбы народов» опубликовал грандиозную статью (доступна в формате PDF) профессора МГПУ Татьяны Колядич «Мотивы преступления, вины и наказания в романе Ш.Идиатуллина «Город Брежнев»»:
«Сюжетная концепция романа основывается на сочетании ряда мотивов, композиция проявляется через выстраивание разных мотивов и переход от одного мотива к другому. Доминантные мотивы преступления и вины являются структурообразующими, мотив наказания определяет особенности характеристики героя.
Рассматривая последовательно построение романа, замечаем, что он имеет замкнутую структуру, о чем в первую очередь свидетельствует заглавный комплекс, указывающий на основную тему, раскрываемую в ходе повествования. Структура романа построена традиционно, основное действие начинается с «Пролога» и завершается «Эпилогом». Однако на самом деле устройство произведение более сложное. Авторское описание отведено на второй план, повествователи — различные герои. В основных главах действие ведется от лица главного героя, мальчика Артура. Поэтому прежде всего описываются его реакции, точки зрения, размышления.»

Спойлеры, понятно, составляют значительную часть работ, так что тем кто книжку не читал, но собирается, лучше по линкам не ходить.

Гарвардский президент побледнел и выглядел растерянным

По соцсетям пошел гулять, собирая лайки, перепосты и пузыри соплей, еще один шикарный пример массового некритического мышления.
В прошлом году я рассказывал про святочный рассказ «Прозрение». Научные учреждения не дают покоя фантазерам — теперь настал (и все тянется) час расплаты для Гарвардского университета.
Текст разлетелся с подачи развлекательного ресурса «Тхе йизн«, который трудолюбиво перевел сказку с украинского (помеченного © знайдено в мережі).
Текст такой (выделения и фотки не сохраняю, можно глянуть исходники):
«Женщина в выцветшем платье, фамилию которой знает весь мир
Женщина в выцветшем платье, в сопровождении своего мужа, одетого в скромный костюм, сошли с поезда на Бостонском вокзале и направились к офису президента Гарвардского университета.
Им не была назначена встреча. Секретарь с первого взгляда определил, что таким провинциалам нечего делать в Гарварде.
— Мы бы хотели встретиться с президентом, — сказал мужчина низким голосом.
— Он будет занят целый день, — сухо ответил секретарь.
— Мы подождем, — проговорила женщина.
В течение нескольких часов секретарь игнорировал посетителей, в надежде, что в какой-то момент они разочаруются и уйдут. Однако, убедившись, что они никуда уходить не собираются, он все же решился побеспокоить президента, хотя очень этого не хотел.
— Может, если вы примете их на минутку, они скорее пойдут?», — спросил он у президента.
Тот с негодованием вздохнул и согласился. У такого важного человека как он, уже точно нет времени принимать у себя людей одетых в выцветшие клетчатые платья и бедные костюмы.
Когда посетители вошли, президент, с суровым и высокомерным видом посмотрел на пару. К нему обратилась женщина:
— У нас был сын, в течение одного года он учился в вашем университете. Он любил это место и был очень счастлив здесь. Но, к сожалению, год назад неожиданно умер. Мой муж и я хотели бы оставить о нем память на территории университета.
Президент совсем этому не обрадовался, а даже наоборот стал раздраженным.
— Госпожа! — с дерзостью ответил он, — мы не можем ставить статуи всем, кто учился в Гарварде и умер. Если бы мы делали так, то это место походило бы на кладбище.
— Нет, — поспешила возразить женщина, — мы не желаем устанавливать статую, мы хотим построить новый корпус для Гарварда.
Президент осмотрел выцветшее клетчатое платье и бедный костюм и воскликнул: — Корпус! Вы имеете представление, сколько стоит один такой корпус? Все Гарвардские здания стоят более семи миллионов долларов!
Минуту женщина ничего не отвечала. Президент с радостью зло улыбнулся. Наконец он их выгонит!
Женщина повернулась к мужу и тихо сказала:
— Так мало стоит построить новый университет? Так почему же тогда нам не построить свой университет.
Мужчина утвердительно кивнул. Гарвардский президент побледнел и выглядел растерянным.
Мистер и миссис Стэнфорд встали и вышли из кабинета. В Пало-Альто, в Калифорнии они основали университет, который носит их имя, Стэнфордский университет, в память о своем любимом сыне.»

До украинско-русского периода байка, естественно, жила счастливой англоамериканской жизнью. К началу ХХ века все в Стэнфорде знали историю о том, как глава Гарварда Чарлз Элиот предупредил Леланда Стэнфорда о том, что основание университета вряд ли встанет меньше, чем в $5 млн, а тот с улыбкой повернулся к жене и сказал: «Я думаю, мы можем позволить это себе».
stanf
В 1919 году Элиот по просьбе первого президента Стэнфордского университета Дэвида Джордана прокомментировал эту историю, подтвердив цитату с некоторой оговоркой (по его версии, услышав цифру, миссис Стэнфорд помрачнела, но мистер Стэнфорд после паузы повернулся к ней и сказал с улыбкой: «Ну, Джейн, я думаю, мы справимся с этим, не так ли?», и она кивнула).
Понятно, что любителей назидательных баек пояснение не убедило — и они придумали куда более забористый вариант с побледневшим зазнайкой. Понятно, что их ничто не убедит. Тем не менее, на сайте библиотеки Стэнфордского университета в разделе ответов на ключевые вопросы висит пояснение по этому поводу, особо отмеченное на главном сайте Стэнфорда. Суть пояснения: сын Стэнфордов умер в Италии в 16 лет от тифа, в Гарварде не учился, безутешные родители сразу решили почтить его память поддержкой именно детей Калифорнии и объехали несколько университетов, консультируясь у тамошних президентов, какой вариант из трех (университет в Сан-Франциско, университет с музейным комплексом рядом с любимым деревом сына или техническая школа) является наиболее уместным, — и, естественно, бывший губернатор и действующий железнодорожный магнат, как и его жена, были прекрасно известны собеседникам и до предварительной переписки (имевшей место), в приемных не ждали, и никак не могли быть бедно одетыми.

hero-family
Фото семьи Стэнфордов в полном составе

«Доминирующую роль играет отказ от эмоциональной сферы в пользу ratio, чувства долга и логики»

Интересные новости всегда доходят, хоть иногда запаздывают.
Оказывается, в мае прошлого года в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете вполне благополучно прошла защита кандидатской диссертации Юлии Аникиной «Специфика конфликта в художественном мире В.П. Крапивина». Работа, в которой «впервые с учетом синтеза литературоведения, психологии, педагогики и социологии дан анализ межличностных взаимодействий ребенка, детской среды и взрослых персонажей в произведениях В.П. Крапивина; впервые рассмотрены особенности изображения внутриличностного конфликта в повестях и романах писателя; определена роль ситуации «испытания смертью» как этапа символической инициации подростков» крайне интересна сама по себе, в частности – сравнением повестей Владислава Крапивина с книгами Патрика Несса и Сергея Лукьяненко, и в особенности (на мой взгляд) – с дилогией «Убыр» Наиля Измайлова (немножко даже озадачивает, что книги Измайлова открывают список использованной литературы, в то время как 27-томник Крапивина идет третьим номером).
Пара показательных цитат:
«С позиции изображения рациональных и эмоциональных аспектов внутреннего конфликта героя-ребенка произведение В.П. Крапивина сближается с дилогией «Убыр» (2012 г.), написанной Шамилем Идиатуллиным под псевдонимом Наиль Измайлов. В 2012 году писатель стал лауреатом Международной детской литературной премии имени Владислава Крапивина, тем самым подтвердив свою приверженность традициям отечественной школы фантастики. (…) Уже с первых страниц автор отдает должное крапивинской традиции в изображении подростков. Прежде всего, это проявляется в отношении главного героя к младшей сестре Диле. Он, подобно Кириллу Векшину из повести «Колыбельная для брата», защищает её, проявляя трогательную заботу. (…) Однако эмоциональные аспекты в романе Измайлова не так сильны, как при переживании внутреннего конфликта в «Ночи большого прилива» Крапивина. В минуту опасности Наиль не доверяет чувствам, а прислушивается лишь к голосу разума, что делает все его решения искусственными, несоответствующими его реальному возрасту. (…) Измайлов в своем произведении изображает ряд натуралистических подробностей, которые являются отражением современных реалий, Крапивин же как писатель ставит перед собой задачу – показывать мир не столько таким, каков он есть, сколько таким, каким ему быть должно. Различие в изображении внутреннего конфликта в произведениях о детях заключается и в том, что у Измайлова доминирующую роль играет отказ от эмоциональной сферы в пользу ratio, чувства долга и логики, а у Крапивина живые эмоции так или иначе способствуют разрешению внутренних конфликтов.»

К моменту защиты Юлия Аникина совместно с профессором Ларисой Савиной опубликовала статью «Мифопоэтический мир фантастических произведений В.П.Крапивина и дилогии Н.Измайлова «Убыр»».
Пара цитат:
«В произведениях обоих писателей переход в иной мир не является самоценным, преодоление героями пространства и времени продиктовано отнюдь не праздной жаждой приключений. У В.П. Крапивина оно обусловлено желанием маленьких героев встретиться с друзьями: «Разве мы кидаемся куда-то очертя голову? – спрашивает персонаж повести «Крик Петуха» Витька Мохов: «Мы не так уж и рвемся в непонятные пространства, мы просто не знаем туда дороги. Наша дорога – всегда друг к другу» [Крапивин, 2000, с. 143]. В дилогии Измайлова Наиль совершает символический переход, чтобы спасти свою сестру и родителей: «…и тогда можно будет уйти, или лечь, или встать, или сдохнуть наконец. <…> Устал я бояться, но не в этом дело. Дело в том, что мы брат и сестра. Бояться друг друга мы не будем. Живые ли, мертвые – не важно» [Измайлов, с. 310 – 311]. (…) Диалектическое противостояние добра и зла, жизни и смерти выводит произведения русского и татарского писателей на качественно иной смысловой уровень. Появление новых художественных миров в современной фантастической литературе для подростков немыслимо без опоры на жанровые традиции. Невозможно отрицать силу влияния типично сказочных и мифологических образов и форм, определяющих ведущие закономерности художественного мира и при этом открывающих большую свободу для авторской интерпретации. Это проявляется, прежде всего, в синкретизме родственных фантастических жанров, а также во взаимодействии фантастики с реалистической традицией и другими видами искусства – в своеобразной «игре», которую предлагают читателю современные авторы».
Скачать полный текст диссертации можно здесь: http://www.vspu.ru/node/5386
PDF-версия статьи доступна здесь: http://philol-journal.sfedu.ru/index.php/sfuphilol/article/view/722/725

Новости науки

Сегодня в Елабужском институте Казанского федерального университета прошла защита дипломной работы Румии Хусаиновой «Проблема героя и этическая позиция автора (на материале произведений Наиля Измайлова)».
К этому времени две главы из работы уже были опубликованы — в московском «Сборнике докладов пятнадцатой международной научно-практической конференции «Современная филология: теория и практика»» («Авторская позиция и авторская оценка в романе Н.Измайлова «Убыр»») и в екатеринбургском «Международном научно-исследовательском журнале» («Формы воплощения авторской позиции в романе Н.Измайлова «Убыр»: субъектные и объектные»).
Защита прошла на «отлично».

Девяносто третий год

Картиночка в соцсети у бывшей одногруппницы нашлась: группа хороших людей, включающая в себя лучшую в стране исполнительницу романсов, видного гаишника, серьезных журналистов, пиарщиков и прочих медийщиков, и нас с супругой для кучи (все в будущем времени, конечно).
Картинка 800×570, 133.12 КБ

Перебор не лучше недобора

Сыну позвонили из МАТИ и МИЭМ (ныне ВШЭ), сказали, что по баллам проходит, так что может подтаскивать оригиналы документов. МИФИ молчит (и даже списки абитуриентов не вывешивает) — дак не больно и хотелось. А пятую возможность сын решил не использовать. Так что теперь сидит, ждет результатов Бауманки.
Сперва мы дергались, что никуда не пройдет, теперь дергаемся, что выберет неправильно.
Большие детки, как и было сказано.

Вот на эти 146% я и живу

«Интерфакс» сообщает: «Полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Игорь Холманских на встрече с региональной ячейкой движения «В защиту человека труда» в Новом Уренгое заявил, что в 1980-х годах высшее образование имело 25% населения страны, а сейчас — порядка 90%. «Такой перекос никакая экономика выдержать не может, высшее образование — благо, но нам нужны люди рабочих специальностей», — сказал И.Холманских.»

Росстат сообщает: по итогам последней переписи (2010 г.) высшее образование было у 22,8% населения. В Уральском округе, еси чо, 20,4%.
Хорошая динамика, и Холманских — лучшее подтверждение ее хорошести.