«Если у нас есть только Тукай и Джалиль, получается, что мы 70 лет живем зря»

«– Не хотите заняться драматургией? В театрах часто сетуют на недостаток хороших современных пьес, при этом есть довольно большое количество разных конкурсов для драматургов. (А.Н.)

– Исключать нельзя. Я, например, не ожидал от себя, что начну работать со сценариями. Когда вышел «Убыр», вокруг меня начали водить хороводы продюсеры и режиссеры. Буквально десятки людей подходили и спрашивали, у кого права на роман. Когда я отвечал, что у меня, они просили продать их, а потом исчезали. Так продолжалось лет 6, да и сейчас начинают водиться очередные хороводы. Я не знаю, чем они кончатся, но на всякий случай сценарий «Убыра» уже написал – было любопытно, смогу или нет. Мне это направление кажется интересным.
Кстати, начало фильмографии у меня уже положено — довольно анекдотическим образом. На «Фейсбуке» я занимаюсь в основном тем, что хохмлю. В одной из искрометных шуток я обыгрывал тот факт, что слово «коллектор» обозначает как персон и учреждения, которые выбивают долги граждан перед банками, так и библиотечный коллектор, который распределяет книги по библиотекам. Я нахохмил, что библиотечный коллектор кого-то поставил на счетчик — и вдруг казанский режиссер Алик Далматов, который сейчас учится во ВГИКе, попросил написать сценарий про это, сказал, что хочет сделать короткометражку для ВГИКа. Я удивился: «Это же хохма!» А он: «Нет-нет, интересно, напиши». Сказал, что ему нужно три части по пять минут, каждая в разном жанр, например, триллер, хоррор и мелодрама. Меня это за живое задело: не смогу, что ли?! И я написал 15-минутную историю, которая начинается как триллер, продолжается как комедия, а заканчивается как хоррор. Алик, правда, взял в работу только одну часть, переименовал из «Коллектора» в «Неожиданную встречу», но и впрямь сделал короткометражку, она сейчас озвучивается. С осени начнет ее возить по всяким фестивалям.
Поэтому я для себя уже ничего не могу исключать. Если какой-нибудь театральный режиссер вдруг возьмет меня на слабо, боюсь, что поведусь…»

На казанском портале «Бизнес-онлайн» вышло колоссальное интервью обо всем на свете по итогам двухчасового общения в редакции и ответов на вопросы читателей.

Беспримесный ресентимент и производство во имя детей

Пока никто не видит, сложу сюда последние тексты и упоминания в СМИ, напрямую не связанные с рецензиями на «Город Брежнев».

Сперва забавное. Вот так решишь про татарских фантастов почитать — а там про тебя, оказывается.
(уныло) Все-таки фантаст я, получается.

«Термоядерный сюжет, в котором отразились чаяния, стремления и страхи республики начала прошлого десятилетия — цены на нефть рухнули, между национальными республиками и федеральным центром разгорелся конфликт, Татарстан готовится к выходу из состава РФ, смутой решает воспользоваться коварное руководство НАТО. Особенности «Татарского удара» — лихо закрученный сюжет, достойный картины Федора Бондарчука (американская база в Марий Эл! Триумфальное возвращение Ту-160 и возрождение завода КАПО! Уничтожение Белого дома!), обилие военно-технических деталей и беспримесный ресентимент, в котором слышны отзвуки ярости, вызванной бомбардировкой Югославии. Все это складывается в бодрый и в меру экзотичный геополитический боевик, пропитанный характерными для начала 2000-х настроениями.»

Не менее внезапный отзыв:
««За старшего» (авт. название «Варшавский договор») резко отличается от остального творчества казанского журналиста. Эта книга возрождает уже почти забытую моду на высококачественные триллеры на национальном материале. Ничего интереснее за десятилетие со времен «Охоты на изюбря» Латыниной вплоть до 2009 года, когда была впервые издана эта книга Идиатуллина, кажется, в этом жанре не возникало.»
И следующие четыре года не возникало: книжка вышла в 2013 году. Ну и следует, видимо, отметить, что, пока я был казанским журналистом, книжек в моем яшмовом творчестве не значилось.
Фэнтези как есть.
(Но ранней Латыниной я фоннат, честно, так что польщен)

Почти одновременно литератор Идиатуллин попал в список скольки-то там самых заметных татар 2017 года:
«Нашлось место в нашем списке и литератору. Ныне московский журналист и писатель Шамиль Идиатуллин опубликовал роман «Город Брежнев» о жизни подростка в Набережных Челнах 1980-х. Книга была замечена ведущими российскими литературными премиями.»

Далее интервью народного поэта Татарстана Роберта Миннуллина:
«— Гүзәл Яхина, Шамил Идиатуллиннарны сез татар язучылары дип таныйсызмы?
— Иң беренче язучы үзен үзе аңларга тиеш — ул татар язучысымы әллә рус язучысымы? Мәсәлән, Олжас Сөләйманов русча язучы казах шагыйре. Ул минем өчен казах шагыйре, чөнки аның бөтен иҗаты, һәрбер юлы, һәрбер шигыре, һәрбер китабы казах рухы белән сугарылган. Ул аннан беркая да китми. Шулай ук Чыңгыз Айтматов та. Аңа төрлечә караш булырга мөмкин, кыргызлар аны кыргыз ди, ә руслар рус әдәбияты вәкиле дип берничә тапкыр яздылар. Шуңа күрә инде монда бик катлаулы әйбер. Мәсәлән, Рөстәм Кутуй бервакытта да татар язучысы була алмады, аның язганында да татар рухы юк. Яисә Диас Валиев.
— Гүзәл Яхинаны сез кем дип саныйсыз?
— Гүзәл Яхина, ул рус язучысы, әлбәттә.
— Санап киткән шушы исемлектә татар язучысы дип әйтерлекләр бармы, Шамил Идиатуллин мәсәлән?
— Дөресен генә әйткәндә, укыганым юк. Мин аны журналист буларак элегрәк белә идем, китабы кулга кергәне юк.»

Пересказ моего нечаянного диалога с другим Народным поэтом (в рамках Аксенов-феста и Литературного собрания в Казани):
«Отвечая на реплику Рената Хариса, Шамиль Идиатуллин сказал: «Татары, действительно, мало представлены в мировой литературе. Мы все знаем, как звучит “друг” и “здравствуйте” по-грузински, а по-татарски не то, чтобы “здравствуйте” и “до свидания”, а в программе “Куклы” Шаймиев говорил не с татарским акцентом, а с каким-то другим. Это не проблема того, что грузины очень ушлые и прочее, а проблема того, что мы не очень расторопные. Все сводится к тому, что несколько талантливых и гениальных грузин сделали несколько хороших вещей в литературе и кино, сумели завоевать сердца читателей и зрителей, обеспечили себе и своему народу присутствие в культурной ноосфере».»

Отчет «Татар-информа» с казанской презентации «ГБ» (в рамках Аксенов-феста):
«“Город Брежнев” китабына аерым тукталып, аңа иң якын торган укучыларның 1966 – 1975 елгылар икәнлеген искәртеп узды: “Бу минем буын, һәм без китапта язылган чорны яхшы беләбез. Башкалар өчен ниндидер аңлатмалар кертергә кирәк булачак”, — диде ул.
“Бу сәяси темага язылган яки производство романы түгел. Китап мәхәббәт турында”, — диде Шамил.
»


Фото из классной галереи «Татар-информа» с презентации

Интервью, данное тут же «АиФ»:
«Один из главных конфликтов в производственных городах 80-х годов и сегодня — то, что родители не видят своих детей. Они зарабатывают деньги, чтобы ребёнок мог одеться, купить 8-й айфон, чтобы выложил в соцсетях фотки не хуже, чем у других. Они за это честно бьются. А человек растёт сам по себе. Когда в «Городе Брежневе» отец впервые пытается поговорить с сыном, он понимает, что сын не хочет с ним разговаривать. Время упущено.»

Рассуждение на производственную тему для портала LiTerratura:
«Названный пробел, на мой взгляд, является серьёзным дефектом современной литературы, да и культурного освоения времени и пространства в целом. Причин тут, по-моему, три, и они взаимосвязаны. Первая – авторы боятся впасть в соцреализм или просто оказаться в одном ряду с производственными романами, которых на самом деле никто уже и не помнит – так, какие-то ошмётки про конфликт хорошего с прекрасным и почти лишённые смысла фразы типа «человек труда», «встречный план», «бригада Потапова» и «глухо бухает штамп». Вторая – сегодня нет ни соцзаказа, ни поля, на котором подобная проза могла бы массово расти: советские производственные драмы были плотью от плоти советского культурного колосса, скрученного из газет, телепрограмм и речей из радиоприёмника, а сегодняшний медийный колосс слеплен из совсем других субстанций. Третья – чтобы написать текст про завод, авиахаб, свиноферму или укладку дорог, нужно знать матчасть – а её мало кто из пишущих знает и совсем малая их часть готова изучать. Читателю такие книги нужны пока не слишком сильно – по названным причинам: старые переели, малым неинтересно. Диктатура пролетариата, индустриализация и НТР из повестки ушли, а новой повестки нет – если не считать таковой попытку зацепиться скрепами за какой-нибудь заграничный тренд, именно что постиндустриальный. При этом всякий читатель, старый и малый, смотрит не только в книгу и/или в один из множества экранов, но и работает, считает копейки, вообще ведёт активную непростую жизнь – и пусть неосознанно, но ждёт, что про эту вот жизнь литература ему и расскажет, а может, и объяснит чего. А она не рассказывает. Она стесняется или боится показаться узкотемной, старорежимной, неактуальной и отстающей от трендов, дискурсов и хайпа. Поэтому она рассказывает про моральные терзания столичных менеджеров, бизнесменов и суровых диверсантов либо отбегает в безопасные глуби истории. И так теряет читателей.»

И пара моих, оказывается, цитат из карельских отчетов о визите представителей премии «Книгуру».

Первая:
«Литература родилась и до сих пор существует только потому, что решает главную задачу выживания человечества. Она позволяет рассмотреть модели поведения в актуальных конфликтах и выйти из них живыми и невредимыми. Если кто-то из читателей, особенно подросткового возраста, которые не верят ни богу, ни черту, ни родителям, ни друзьям, ни учителям, никому, если подростки, у которых сносит голову от гормонов, приступов отчаяния и ненависти, попали в ситуацию, когда хочется сунуть пальцы в розетку, но они этого не делают благодаря книге, то литература выполнила огромную часть своей задачи.»

Вторая
«Для человека, который после десяти лет начинает сам определять, что он будет читать, а что нет, важно найти свою книгу – про себя, про свою семью, страну – книгу, которая ему что-то объяснит, чем-то поможет. Если он ее не найдет, он читать не будет. Статистика показывает, что в большинстве случаев так и происходит. Дети перестают читать не потому что они ленивые, не потому что у них много соблазнов, а, в том числе, потому что они не нашли нужную книгу вовремя. Конкурс «Книгуру» старается сделать так, чтобы такая книга ему попалась.»

Нетвиты 2017/28

Не сразу и поймешь, что хуже: «забанили в Гугле» или «загуглили в бане».

А при феминизме все будет по любви.

Цифровая драма «Разлоченное семейство».

Анна Ахматова, папа — Андрей Горенко.

Bad няшка ты моя.

Днепр — чудила, ясен день.

Дочь (уставившись в экранчик):
— О, мне подарок сделали, топор.
Мать:
— Тебе даже игра намекает, что пора Достоевского дочитать.

Я буду прославлять всем существом поэта, засел за словари на совесть и на страх.

Keep calm and calm your keep.

Язык родных — Осин.

Эксклюзивная модель для ФСИН — телефон Vertu High.

Умение воспринимать все как есть нарабатывается годами, умение воспринимать все как пить приходит быстро и навсегда.

«Совсем старик сдал», — шептали соседи, любуясь очищенным от бутылок балконом.

Его перу принадлежат известные произведения, из-за прав на которые автор до сих пор судится с пером.

(К отъезду арабской семьи из космической часовни)
Свет лампад погас, воздух вылился, Али жить у вас разучилися.

В русском космогоническом мифе Японию создал хозяин пони, страдающий раздвоением личности.

«Теперь прыжок выполняет мужской член сборной команды США», — любезно предупреждает комментатор «Матч-ТВ».

Она здорово возмужала, а он совсем заматерел.

Только что выяснилось, что сыновьи очки для плавания последний месяц постоянно обнаруживаются на кухне не в связи с рассеянностью наследника, а потому, что сынишко в этих очках режет лук.
Аккуратно повесили очки на кухонный стул, осмысляем, в ближайшее время от остальных вопросов (любых) воздержимся.

К теленовостям:

No More Life on TV

Если бы бой продлился положенное число раундов, то сбил бы программу как минимум Первого канала. Видать, без десяти восемь мск Мейвезеру позвонил Эрнст и попросил заканчивать, а то «Ералаш» показать не успеют.

Далее несколько фото из Казани — Аксенов-фест и окрестности. Continue reading

Вот и не договорились

1. «…Срок действия договора не может превышать десять лет, а порядок продления документа вообще не описан. Источник “Ъ” в госструктурах не исключает, что в 2003 году такую формулировку «умышленно записали в законе, чтобы в будущем договор не продлевать». Высокопоставленный источник “Ъ” в АП на вопрос о том, согласован ли с Кремлем текст нового договора, сказал, что «нет никакого нового договора».»
«Ъ», 27 июня 2017 года

2. «Подписанный в феврале 1994 года так называемый «большой договор» между федеральным центром и Татарией (…) оказался единственным основанием для того, чтобы считать Татарию субъектом федерации, ведь Федеративный договор Казань так и не подписала. Этот момент особо подчеркивался как в республиканской конституции, действовавшей до мая 2002 года, так и в новой редакции основного закона Татарии.»
«Ъ», 29 апреля 2004 года

3. «Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. (…) Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»
Конституция России

4. «Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».»
Конституция Татарстана

В общем, я бы не считал вопрос решенным.

Ну ничего же общего, правда?

«— Иногда приходится слышать, как сравнивают нынешние реалии с брежневскими временами? В аналогиях активно используют слово «застой»…
— Цена нефти падает в полтора раза, США подтягивают к нашим границам ракеты и танки, а также вводят санкции после того, как наши войска входят в до тех пор мало кому известную мусульманскую страну и сбивают азиатский «Боинг», спортсменов не пускают на Олимпиады, газеты пишут про аресты взяточников, власти борются за нравственность и грозят карами тем, кто слушает не ту музыку и читает не те книги, руководители страны занимают престол по 18 лет и покидают его сугубо ногами вперед, и нет никакой надежды на то, что ситуация изменится.
Ну ничего же общего, правда?»

В связи со скорым выходом романа «Город Брежнев» дал огромное интервью интернет-газете «Реальное время». Полный текст откроется, если кликнуть по цитате ниже. Цитата значима (а альтернативное написание моей фамилии еще и символично).

rvr

«ПоКазаниЯ» к применению

6 апреля 2016 года в эфир телерадиокомпании «Казань» вышла передача, в первой половине которой я, коченея от неловкости, судорожно пытаюсь вспомнить интерьеры alma mater четвертьвековой давности, а во второй, коченея от ласкового ветерка, рассуждаю про журналистику и книжки. Причем то и дело, забываясь, включаю естественный темп речи, за что запоздало прошу прощения.

За Родину застали, на

Мы вернулись в наш город, знакомый после слез, из города, знакомого во время залез. Очередные 2,5 тыс. км за пять дней. Очень классно, весело и вкусно. Спасибо встречавшим, пардон невстреченным. Машынка маладис, водитель ваще борода. Каникулы объявляются удавшимися. Успеть бы еще простуду извести.

Путевые портреты с зимним пейзажем

Котоказанские нетвиты

Крыша бежит с корабля.

Бунтовщик хуже ради щего.

Парламентская врагция.

Шампунь для нормальных людей, быстро становящихся жирными.

Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало!
Найдите на схеме и покажите.

Zum честь Teufel.

Кресс-салют.

Чойхона «Чой жив».



Здоровая такая половая жизнь

Есть подозрение, что насаждением буквы «ё» занимаются те же люди, что истребляют «э» (например, в «каратэ» и «рэпе») и, допустим, «ы» (скажем, в Мурате Якыне). То есть французские шпионы.

Toyota Otomry — логическое развитие модели Camry

Норкоманка — дама, мечтающая о норковой шубе.

Корпорация Google вторые сутки судорожно выбирает, педалировать или обходить молчанием вопиющую бесполость Андроида.

Тупакизм — антоним остракизма, восходит к поведенческим принципам Т.Шакура (см.).

Рассказ супруги из лички:
«Дети в вагоне едут на экскурсию в Казань и рассуждают, что татарины в своих шапочках такие прикольные.
На подъездах к Казани проезжали Волгу, дети всем вагоном орут, море-море. Один ребёнок умный нашёлся, это, говорит, не море, это река. А, точно, — согласились с ним, — Байкал называется. И никто не поправил. Хотя одна учительница неуверенно так спросила, может это Волга, но какая-то девочка отмела этот допуск решительным, Волга в Нижнем Новгороде, мне папа говорил, он много по разным странам ездит.
А одна девочка, все семиклассники, креститься начала. Ее спрашивают, ты чего это. Она говорит, так храм проехали. Ей говорят, это же мечеть была, а девочка им веско так отвечает, а какая разница.
Ещё дети меж собой болтали, вроде мы должны уже приехать, а поезд ещё движется, это мы уже как раз к перрону прилаживались. Но потом одна сказала, я знаю, почему так долго паркуемся, граница же.»

Увидимся на «Зилантконе»

В эти выходные я впервые попаду на казанский фестиваль фантастики и ролевых игр «Зиланткон». Пока жил в Казани, как-то не срасталось, а теперь вот пригласили выступить с докладом.
Стало быть, выступлю, отвечу на вопросы и все такое — 2 ноября (точное время и место будет указано на сайте конвента, но, скорее всего, с 13.00 до 14.00 на площадке «Заман-2» в ДК Ленина в Соцгороде).

Анонс такой:
«Гарри Поттер не грызет семечки. Стивен Кинг не пишет про Заинск. Джордж Мартин не вдохновляется Смутным временем Московии и Великой Замятью Орды. Дж.Р.Р.Толкин не лишком интересовался баитами про батыров. И это правильно. Писать, как известно, надо про то, что знаешь или про то. что не знает никто – а лучше и про то, и про другое одновременно. Гарри обожает пудинг, а названным авторам и их читателям ближе Дерри с Нью-Каслом, война Алой и Белой роз и кельтские предания с легендами Круглого стола. Считается, что нашему читателю тоже. И это неправильно. Писатель Шамиль Идиатуллин расскажет, что и как правильно, обоснует, почему местная мифология полезней самой раскрученной неместной, напомнит, как чужая речь, мотивы и проблемы набухают в городе лозунгом «Давай по-нашему!», а освоение подведомственной территории всегда выливается в вопрос «А что у вас?» и объяснит, почему действие всех его книг связано с Татарстаном, из которого он вообще-то уехал больше десяти лет назад.»

Подробнее тут.

Добро пожаловать.