Нетвиты 2017/28

Не сразу и поймешь, что хуже: «забанили в Гугле» или «загуглили в бане».

А при феминизме все будет по любви.

Цифровая драма «Разлоченное семейство».

Анна Ахматова, папа — Андрей Горенко.

Bad няшка ты моя.

Днепр — чудила, ясен день.

Дочь (уставившись в экранчик):
— О, мне подарок сделали, топор.
Мать:
— Тебе даже игра намекает, что пора Достоевского дочитать.

Я буду прославлять всем существом поэта, засел за словари на совесть и на страх.

Keep calm and calm your keep.

Язык родных — Осин.

Эксклюзивная модель для ФСИН — телефон Vertu High.

Умение воспринимать все как есть нарабатывается годами, умение воспринимать все как пить приходит быстро и навсегда.

«Совсем старик сдал», — шептали соседи, любуясь очищенным от бутылок балконом.

Его перу принадлежат известные произведения, из-за прав на которые автор до сих пор судится с пером.

(К отъезду арабской семьи из космической часовни)
Свет лампад погас, воздух вылился, Али жить у вас разучилися.

В русском космогоническом мифе Японию создал хозяин пони, страдающий раздвоением личности.

«Теперь прыжок выполняет мужской член сборной команды США», — любезно предупреждает комментатор «Матч-ТВ».

Она здорово возмужала, а он совсем заматерел.

Только что выяснилось, что сыновьи очки для плавания последний месяц постоянно обнаруживаются на кухне не в связи с рассеянностью наследника, а потому, что сынишко в этих очках режет лук.
Аккуратно повесили очки на кухонный стул, осмысляем, в ближайшее время от остальных вопросов (любых) воздержимся.

К теленовостям:

No More Life on TV

Если бы бой продлился положенное число раундов, то сбил бы программу как минимум Первого канала. Видать, без десяти восемь мск Мейвезеру позвонил Эрнст и попросил заканчивать, а то «Ералаш» показать не успеют.

Далее несколько фото из Казани — Аксенов-фест и окрестности.


Русский классик Евгений Попов слушает рассказ президента Китайской ассоциации по исследованию русской литературы Лю Вэньфэя о первом китайском издании «Звездного билета» Василия Аксенова, напечатанном в 1963 года как служебный документ для ознакомления партийных чиновников с упаднической литературой советских ревизионистов


Смотрю джаз-оркестру, жду выхода Бутмана, чувствую себя статистом Whiplash


А вот и он


Из чашки по воробьям

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *