К позорному столбу старого матершыннега, или Молодым не понять — или понять

«Впечатлена. Не тем, как написано, написано литературно средне, скорее написано разговорным языком, много мата, который может частично и оправдан, но все таки режет взгляд (за это и сняла ползвездочки). В первую очередь, книга для старшего поколения, книга-воспоминание об эпохе последних лет СССР. (…) В главе про пионерский лагерь, смеялась чуть ли не в голос, вспоминая себя и наши дискотеки и «королевские ночи» с зубной пастой. (…) Все очень узнаваемо, прям как выключатель включился, книга поднимает якорьки памяти. »


(Пишет автор картинки):
«Слушайте, ну книга — красота, я уже начала приседать на уши и брать клятву, что её обязательно почитают. . Ничего не могу с собой поделать, она моя новая любовь! Я просто смакую и не хочу конца. Мне осталось 2 листа и я оттягиваю прощание. Это такое мощное возвращение в моё детство, в 90-е. Хотя я застала их ребёнком и родители всячески оберегали, но кое — что и я помню. (…) Книга настолько настоящая, живая, качественная! Что отзывается в сердце. Её невозможно просто проглотить, её можно только пережить, почувствовать! Дорогие друзья, пожалуйста, обратите на неё внимание! Она того стоит, правда — правда!
Хочу вас предупредить, что в ней присутствует мат! Но он настолько ограничен. То есть он там где нужно и он не портит книгу, а придаёт полноту и силу. Даже не могу поверить, что я это пишу! Но это специфика 90-х. Это время по-другому вряд ли вообще можно описать…»

«Роман очень хорош. Но эта книга очень специфическая. Рассчитана на определенную читательскую аудиторию. В первую очередь понравится тем, чьё взросление пришлось на 80 годы XX века. И кто жил в провинции. (…) Мне — интересно. Даже производственные и социальные моменты увлекли. Но вот остальным читателям? Я вот пробовал почитать советские книги про 50-60 годы. «Высота» Е. Воробьева, «Журбины» В. Кочетова — тоже про быт обычных людей, про их работу, отношения. Мне — скучно. Экранизации — можно посмотреть, но чтение этих романов ничего в душе не затронуло. Для меня та эпоха — далека как жизнь аборигенов Австралии в XVIII веке. Так, наверное, и с «Городом Брежневым». Книга, в основном, про подростков, но нынешнем мальчишкам, как мне кажется,она будет неинтересна. И более старшее поколение она не впечатлит. Ведь сильная сторона этого произведения не сюжет, а именно атмосфера той жизни.»

«Как любовь Стивена Кинга к Америке выражалась в мелочах повседневной жизни, так у Шамиля любовь и ностальгия выражается в деталях того времени. По героям, поступкам, времени есть общее с ранними книгами Анатолия Днистрового и Андрея Кокотюхи (Зоопарк), но єто на любителя.»

«А книга очень хорошая. Лучше подобных вещей Лимонова или там Козлова. Жизненнее что ли.»

«О точности Идиатуллина в деталях много писали; я заметила замечательную точность в языковой теме. Русско-татарская семья,вокруг которой разворачивается история: папа-татарин -двуязычный, русская мама не знает родного языка мужа и его семьи, их сын тоже не знает татарского, со своим дедушкой — отцом отца — общаться не может. Люди меняют свои татарские имена на русские, называют себя русским именем. Это очень сравнимо с моим опытом (при большой разнице в исходной ситуации): мама-еврейка из Москвы — совсем не знает идиш, папа — еврей из Черновиц — был, в общем, двуязычный, я, естественно, идиш не знаю, а папины родители были не вполне свободны в русском языке. Мне казалось, я мало о чем могу с ними говорить.Маминого отца звали Моисей Залманович, а называли — и он себя называл — Михаил Зиновьевич.»

«Отличный роман. Он возвращает в русскую литературу самый продуктивный метод — метод критического реализма. Причем большая просьба не путать этот стиль с осточертевшим «антисовком» — с его штампами на тему о том, как-плох-был-советский-союз-как-ужасно-в-нем всем-жилось. «Город Брежнев» дает подробную и многогранную картину жизни в СССР, объединяя жанры «Романа взросления», детектива, боевика, мелодрамы и классического советского производственного романа. (…) Эту книгу стоит читать и рожденным в СССР (вроде меня), и молодым ребятам — для понимания того, откуда взялась наша современная жизнь. Знание корней никогда не повредит. Хотя в моем родном Киеве 80-х жизнь сильно отличалась от описанной в романе, все равно общие признаки выведены четко.»

Неразумное, до крови, расчесывание участка, который не чешется

Сайт «Премия Горького» опубликовал огромное интервью со мной — про «Город Брежнев», жизнь подростков, смысл литературы, советскую историю и самоубийственные попытки ее повторить.

«СССР дал всему миру пример социальной и межнациональной справедливости — точнее, сразу кучу примеров, как положительных, так и отрицательных. Если бы не СССР, не было бы скандинавского социализма и американской толерантности. Тот факт, что западная толерантность и внимание к меньшинствам у нас сегодня вызывает усмешки разной степени озлобленности, означает в том числе, что мы не очень умные правопреемники.
— По сути, это все та же неравная и жёсткая борьба титульной и нетитульной нации.
— Скорее, не борьба, а неразумное, до крови, расчесывание участка, который не чешется. Сто лет назад советская власть подарила среднестатистическому представителю почти что любого коренного народа страны право жить, учиться и работать, говоря на своем языке — в школе, университете, цеху, больнице и государственном учреждении. Так называемая коренизация могла довести этот подход до абсурда, но вовремя уступила место устраивавшему всех принципу реального интернационализма и взаимного уважения. Он стал и официальной идеологией, и бытовым правилом, давая сбои только по редким политическим поводам — когда какие-то народы временно объявлялись вражескими или просто не очень хорошими. Ситуация изменилась лишь в брежневский период: был взят негласный курс на ассимиляцию многонационального населения в новую историческую общность «советский народ», которой по умолчанию требовался только русский язык. Именно это, наряду с нарочито произвольной отрисовкой границ национально-административных образований сталинского периода, стало поводом для национальных конфликтов и резни конца 80-х — начала 90-х и ускорило развал Союза. И есть у меня ощущение, что сегодня элиты ориентируются именно на этот вот поздний самоубийственный подход.»

Нетвиты 2018/11

Улыбнуло, засмеяло, понравило, не сомневая, постарало воспользовать, не побояло добить своего, распрощало.

Сеть халяльных питейных заведений «Коктейль-юк».

ЯНАО переименовался в YoungAO — врио губернатора одного из самых богатых ресурсами регионов назначен 30-летний чиновник с тюменско-сингапурской выучкой и хорошим, как говорится, происхождением (сын тюменского вице-спикера-секретаря политсовета партии власти).

Явился как в чем бывало.

Чот я даже слегка устыдилса

Селфи-палка была изобретена столетия назад, но до последнего времени называлась граблями.

Сын объясняет, почему телефон меньше курлыкает уведомлениями:
— …А в российском MMA вообще затишье: Рамадан.

Нет таких крепостей, которые не могли бы взять поляки

Автокран «Ивановец» зимой и летом ходит в одних трусах.

«Главное — ввязаться в драку, а там посмотрим», — под таким девизом прошел баттл пенсионерок на призы журнала «Burda. Вязание».

All you need is Lave.

Вот чего достиг. Тайна стоит жизни, жизнь прошла не зря

Мать и Сын (драма, часть очередная, трамвайная)
Мать провожает сына (в письменном виде)
Мать:
Радуете вы меня с Диной картинками всякеме
Сын:
Всякеме меме
Надеюсь, это не весь список
Мать:
Весь список тоже из одного пункта
Сын:
И это картинки?
Мать:
Вон транвай твой идет
Сын:
Я уже тут
Тут двери с сенсором
Я как дебил стоял и смотрел, ждал, пока откроются, а надо было нажимать
Добрая тетя изнутри открыла
Мать:
Магистратура, фигле
Сын:
Вся смекалка на аппликации ушла
Мать:
Там кстати написано снаружи, нажимайте, мол.
Сын:
Я не увидель
Там просто рука и все
Кстати, смотрю щас, не написано там ничо
Мать:
Ну значит рука только
В принципе понятно, если увидеть
Сын:
Может, дверь мне говорит, привит
Мать:
Дверь-то откуда знает, привит ты или нет
Сын:
Раз я на нее не бросился с пеной — видимо, привит
Занавес
Послесловие Матери:
Он пошел сдавать конспект семинара, все утро приклеивал в тетрадь напечатанные условия к написанным заданиям. Так увлекся, что решил ему открыточку сделать: цветочки вырезать, наклеить и печатными буквами написать — спасибо за курс, мол.
Ему — это преподавателю, который требует, чтобы не только решения, но и условия были, а Нурыч их записывать не успевал.

Телеканал «Культура» показал вот эту передачу, интересную и саму по себе, и жестким спором двух социологических школ (надеюсь, в записи остались элементы накаливания, степени лютости которого я не представлял). Ну и надо мной поржать можно — я там усердно косплею дона Корлеоне, потому что после простуды почти лишился голоса.


Щиколотный конь


Третий день книжного фестиваля «Красная площадь» был неожиданно солнечным, но теперь все нормально


Радужные перспективы

Нетвиты 2018/10

Отучаемся говорить за всех. Судя по первой же фразе, безуспешно.

Входя в «Мой Ашан», будь готов к тому, что тебя и впрямь повезут мыть Ашан.


А хлеб точно помогает от Германа Стерлигова?

— Красава!
— Ça va bien!

Теория шести рукопожатий сломалась на Шиве.

Что в русском дурь, в английском — друг.

Есть многое на свете, друг Горацио, пить малое, и лучше бы во тьме.

Не распространяем, рефлексируем.


Дочь на матче выхватили

Сегодня в Челябинске +20°, завтра +11°, послезавтра +18°. Смышленый читатель, да и любой ненавистник чтения, знакомый с моей персональной везучестью, без особого труда догадается, когда я буду в Челябинске.

Странно: «Музыку для фильма» Науменко написал, а каннский приз за музыку для фильма про Науменко Зверь получил.

Вот так всю жизнь знаешь, что есть дякую, дзякуй и dziękuję, а с другой стороны есть danke и thank you — а уже на пороге счастливой старости до тебя доходит, что вот именно тут нету другой стороны-то.

Не все Брэдбери, но печать хороша:

Пусть Бог вас сохранит от ревеня: ведь тот — чудовище с зелеными глазами.

Слишком многое поставлено на силикон.

Гы. В одном и том же наушнике правым ухом — Лорел, левым — Ены.
(к вопросу о пользе недооперированного слухового аппарата)


Московский Ливерпуль

Супруга рассказывает:
«А я белье гладила, целую кучу. Она только начала уменьшаться, а довольный Нурыч притащил стопку своих дэткоровских футболок.
— Ты мне предлагаешь еще и это погладить?
— (радостно) Нее, я их просто нашел, а гладить не надо.
— Это почему это?
— Мам, мне 16 лет было, когда я их покупал. Они теперь сами на мне разглаживаются.»

And more, much more than this
I did it oy vey.

Неделя прошла под лозунгом «Не могу поступиться принцами».

Ой мамочки

Столкнулся в дверях с милым сынишкой, он такой:
— К Миронову пошел?
Вырастил гада.

Просто вывели меня из заблуждения.

В ЧК и ЧМ мягкий знак не нужен.

Муслим — значит существуем.
Ренат аль-Картези


Я расскажу тебе про Рамадан — слушай

Нетвиты 2018/9



Все выше

— Я чувствую себя американским полицейским, — сказала дочь, надкусывая пончик.

Черво Наруто не шукай вечорами.

Сын, с осуждением рассмотрев итоги нападения кошки на блюдце с влажным кормом:
— Жрешь как берсерк.

Казус Телеграма-Роскомнадзора подсказывает, что Воронеж может немножко расслабиться. Зато остальным населенным пунктам Российской Федерации есть смысл напрячься.

Порок-н-поролл.

Никто так и не понял, что в названии «Три тополя на Плющихе» было зашифровано важное донесение резидента ЦРУ.

Первая и пока единственная Монстрация на улице ХейХе. 🙂

Опубликовано Евгением 'Янеж' Жуленёвым 30 апреля 2018 г.

Монстрация оказалась made in China, литературоцентричной и немножечко татарской

Бабушка надвое с дедушкой.

Лично мне так называемый клип некоторого певца напомнил (кроме того, что жизнь коротка и прекрасна, и не след ее вот этим бодяжить) диалог Данилы Багрова с деловитым французским вандалом — про музыку вашу американскую и прочий кердык. Скоро, скоро.

No belle more, or Casus Nobeli.


Сергей Светлаков, спасибо ему, запустил рекламу «Города Брежнева», нацеленную на татарских и тюркских читателей

Явление четвертое. (В Кор)Те же.

Изначально фильм A-Wenger: Infinity War предполагалось посвятить противостоянию команд Арсена Венгера и Алекса Фергюсона.

Единственная моя, множественные твои.
(Песня работников травмпункта, распределяющих первичные обращения)

Далее смешались кони, кошки, крысы Continue reading

Нетвиты 2018/5


Год назад вышел «Город Брежнев»

Пушкин — наше все даже в коррупционных разоблачениях. Рыбкагейт — это же микс «Руслана и Людмилы» со «Сказкой о рыбаке и рыбке».

Населению предложили потуже затянуть пояса, предварительно подняв их на полметра.

Писатель, вдохновленный фразой «у успешного автора бестселлером станет даже публикация его счетов из прачечной», выпустил отдельной книгой свою переписку с Минкультом.


Подрасту — стану Идиатуллиновским

«Али-экспресс», уставший от моего полуторагодового игноранса, перешел от зазываний к завываниям. «Какой бы Вы были собакой?» — спрашивает он в последнем личном письме.

Из истории российского спорта.
2018 — начало Бронзовой эры.

Мама спит, она устала, ну и я играть не стала. Я волчка не завожу, лучше пиццу закажу.

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто я.


Ясно-понятно

Супруга убирает салфеткой влагу с кусмана баранины, приготовленного к обмазке и запеканию.
— Ты как будто лоб хирургу промокаешь.
— Ничего так лоб у хирурга: здоровенный и топором разрубленный.
— Это хирург-зомби.

Сняли на видео, надели на аудио.

Меняю киноварь Телемаха из Монтевидео на Монтекино телеварь видеомаха.


Девочка с персиками. Вольный римейк

Еще несколько фото живой и неживой природы Continue reading

Нетвиты 2018/4


Он упал и светится

Маск, а я ВАЗ знаю.

OK Google как спастись если сорвался с кры

В связи с неблагоприятными погодными условиями МЧС рекомендует москвичам отказаться от личного транспорта в пользу мэрии.

Шарм через все лицо.

Сын шутку придумал:
Типичная ситуация в феврале 2018.
Заходит мужик в магазин лопат и спрашивает: «Биткоины к оплате принимаете?»

Герой триллера «Библиотечный коллектор» ведет обычную жизнь санитара джунглей читательского абонемента: звонит с угрозами просрочникам, блокирует строительной пеной двери злодеям, порвавшим страницу, поджигает балконы вандалам, разламывающим клееный корешок. Однажды он узнает в очередном клиенте свою первую любовь, слепую девочку, не вернувшую ему первоиздание «Воспламеняющей взглядом». Теперь она зрячая красавица, читающая только Донцову, Мойес и Дж.Грина со смартфона, но продолжающая воровать из фондов уникальные книги Петухова, Деревянко и Шиловой. Бибколлектор выходит на тропу войны и мести.

Терминал: Ссудный день.

Ред Хот Свинка Пеппа.

Арундати Рой, в девичестве Резепкина (к сообщению о студентах, путающих знаменитую индийскую писательницу с российским автором Олегом Роем).

Инокомыслящие у власти (к новости о речи президента со словами «Хочу всем вновь постриженным инокам российской науки сегодня пожелать удачи и дальнейших успехов»).

Эта земля была няшей, пока мы не увязли в борьбе.

Совсем я, похоже, от моды отстал. Сейчас что, уже не положено за спойлеры канделябром?
Солидный портал публикует рецензию маститого критика на громкий (отличный) роман. Портал слегка извиняется за отход от обыкновения избегать отзывы на худлит — ну, бывает. Критик завершает рецензию нелестным для романа заключением (ожидаемо лобовым и вульгарным) — ну, нормально.
Но сначала критик, пообещавший «по возможности краткое, но необходимое изложение сюжета», добросовестно и нудно пересказывает всю — абсолютно — фабулу романа. Поглавно и поротно. И это, по-моему, подляна, бред и Пятая симфония в пересвисте Рабиновича.
Пересвист непременно пригодится профессиональным читателям с легкостию в голове необычайной. До сих пор они, всё про роман поняв на сороковой странице и радостно бросив, гвоздили автора за чернуху-бытовуху и отсутствие сюжета. Теперь вот, спасибо критику, узнают, что сюжет таки есть, и будут гвоздить за вычурность (и чернушность-бытовушность) последнего.
Рад за них, в общем. Но канделябр далеко не убирал бы.
Ссылка (тем, кто «Петровых» не читал, но собирается, ходить не советую).

Задумчиво и с некоторым спойлером (кто не читал «ГБ», но собирается, лучше дальше не смотреть — либо сразу переходить к фоткам)
Continue reading

Ряд волшебных изменений милого лица, или Нам были знаки

По данным любимого издательства «Азбука», первый тираж «Города Брежнева» (без блямбочек на суперобложке, зато с крашеным обрезом) кончился осенью, первая допечатка (с блямбой «Финалист «Большой книги» на супере), поступившая 8 декабря, ушла за несколько недель, от второй допечатки (с блямбой «Лауреат»), поступившей 25 декабря, осталось меньше половины.
Äyeah.

Город как отсутствие

«Город Брежнев» кончился в «Озоне», «Буквоеде» и в интернет-магазине «Читай-города», а в «Лабиринте» его и не было никогда. На складах издательства тираж иссяк пару месяцев как. Товарные остатки размазаны по оффлайн-магазинам и малораскрученным онлайн-площадкам страны. «Азбука» готовит допечатку.
С одной стороны — скромный тираж в 3 тысячи экземпляров (у меня френдов в соцсетях, наверное, почти столько) не мог разойтись больше полугода, несмотря на роскошное издание и невысокую цену (от 390 рублей за 700-страничный том в супере). С другой — в текущей ситуации это, говорят, очень достойный результат (да-да, при всеобщем взаимном френдшипе и 200 млн читающих на русском потребителей).
В любом случае, дожил до такого, может, и до переизданий доживу.
Забавно.