Нетвиты 2018/22


Вы вот не знаете, а нас уже инопланетянам продают

— Одну тебя ждем, между прочим, — раздраженно сказал Адам.

«Смотришь в книгу — видишь зигу» (из инструкции для борцов с экстремизмом)

Стандартная реплика в семье украинского гроссмейстера:
— Шах и мат, а ти їсти.

Доказательство теоремы, не доведенное до финала, принято завершать выражением «полу-Q.E.D.»


Добьет меня эта парочка когда-нибудь

Внезапно: а почему вот, например, в мультике Coco все герои говорят с сильным мексиканским акцентом, в каком-нибудь Child 44 усердно косплеят русское произношение, но Hamlet испокон веку положено исполнять so British, что волосы рыжеют, а глаза вываливаются? Где закос под dönsk tunga и все вот это, любимое нами с первой серии Bron|Broen, и со второй — Forbrydelsen?
Безобразие, ящитаю. Something is rotten in the state of Denmark.

Вот долезу и скажу: «Довольно милая».

Интересно, а злыдня, положившего топор под компас, политкорректности ради переименуют?

«Оторвись уже от компьютера,» — бормочет дочь, отдирая творожную запеканку от чугунной формы.

(хвастливо) Сегодня я помыл машину, но никто никогда не догадается об этом.

Идет бычок, качается, вздыхает на ходу. I wanna be loved by you, paah-deedly-poo-bee-doo.


Кошачья сыть

(задумчиво) А вот если относиться к возрастным маркерам как к этим вашим богопротивным смайликам, можно чуть-чуть напугаться.

И мальчики кровавые в глаз — ах!

Реклама сайта первой помощи:
«Когда твой друг в крови: alaguerre.com/alaguerre».

#metoo.za

(к той же новости) Заседают: покупка склянки чернил губ корпоративом.

Ну и не могу не поделиться великим роликом:
Весь Кустурица и половина Линча в 23 секундах

Вот и поговорили

РГБМ выложила видео моей встречи с читателями. Запись ценна тем, что, во-первых, это действительно читатели, активные и квалифицированные, некоторым из которых, о диво, знакомо больше одной книги старика Идиатуллина. В результате и во-вторых, я не тарахчу в автономном режиме, а почти два часа отвечаю на разнообразные вопросы: про повторяемость мотивов и героев (спойлеры в ассортименте, осторожно), дистанцирование от фантастики, тягу к абсурдизму, очарование советским проектом, молодежное чтение, возможность работы в соавторстве и т.д.

Нетвиты 2018/9



Все выше

— Я чувствую себя американским полицейским, — сказала дочь, надкусывая пончик.

Черво Наруто не шукай вечорами.

Сын, с осуждением рассмотрев итоги нападения кошки на блюдце с влажным кормом:
— Жрешь как берсерк.

Казус Телеграма-Роскомнадзора подсказывает, что Воронеж может немножко расслабиться. Зато остальным населенным пунктам Российской Федерации есть смысл напрячься.

Порок-н-поролл.

Никто так и не понял, что в названии «Три тополя на Плющихе» было зашифровано важное донесение резидента ЦРУ.

Первая и пока единственная Монстрация на улице ХейХе. 🙂

Опубликовано Евгением 'Янеж' Жуленёвым 30 апреля 2018 г.

Монстрация оказалась made in China, литературоцентричной и немножечко татарской

Бабушка надвое с дедушкой.

Лично мне так называемый клип некоторого певца напомнил (кроме того, что жизнь коротка и прекрасна, и не след ее вот этим бодяжить) диалог Данилы Багрова с деловитым французским вандалом — про музыку вашу американскую и прочий кердык. Скоро, скоро.

No belle more, or Casus Nobeli.


Сергей Светлаков, спасибо ему, запустил рекламу «Города Брежнева», нацеленную на татарских и тюркских читателей

Явление четвертое. (В Кор)Те же.

Изначально фильм A-Wenger: Infinity War предполагалось посвятить противостоянию команд Арсена Венгера и Алекса Фергюсона.

Единственная моя, множественные твои.
(Песня работников травмпункта, распределяющих первичные обращения)

Далее смешались кони, кошки, крысы Continue reading

Поговорили как культурные люди

Я два раза почти что подряд оказался гостем программы «Наблюдатель» телеканала «Культура». Вышло, по-моему, очень интересно.

Эфир от 14 декабря, посвященный итогам «Большой книги» (ссылка на сайт канала здесь).

20 декабря я выступил преимущественно в качестве болтливой (в основном не по делу) мебели, выгодно оттеняющей мастеров. Передача была посвящена юбилею Артура Кларка, гости студии — Мария Галина, Андрей Василевский и Алан Кубатиев (ссылка на сайт канала здесь).

Эпилог
Телестудия на Шаболовке подарила мне завидную самоидентификацию. На эфир я прибыл барином, на машине телеканала, — и с интересом наблюдал, как охранник бдительно осматривает багажники въезжающих звезд ТВ и смежных сфер. Отстрелявшись, я собирался идти к метро пешком, но особенности местной топографии и ремонта заставляли делать крюк в полкилометра. Так что я согласился выехать за шлагбаум на машине (иначе нельзя), а там уже и вход в метро в семи секундах.
— Так, а где пропуск на вывоз материальных ценностей? — спросил водителя охранник, подчеркнуто не глядя на меня.
— Какой пропуск, это гость, только что через тебя проехали ведь! — возмутился водитель.
— Уважаемый, — сказал охранник не через губу, а будто через три губы и два подбородка, — кого вы вывозите с территории, я не понял? Документ мне быстро.
Водила выскочил, принялся объясняться, звонить в студию, потом, клокоча и матерясь, вернулся за руль и отъехал, чтобы скопившаяся за нашей кормой пробка слегка рассосалась.
— Давайте я тут просто пешочком пройду, — предложил я. — Или этот в голову шмальнет?
— Этот шмальнет, — признался водитель со вздохом.
Через минуту прибежала сорванная с эфира продюсер, шлагбаум поднялся, машина проехала три метра, я выскочил и побежал к метро, почти не петляя и почти не гогоча.
Здравствуйте, меня зовут Шамиль, мне сорок шесть лет, и я материальная ценность.

Кадры решают «ГБ»

Чудны дела: «Город Брежнев» наработал на целый видеовыпуск.

Мощная видеорецензия Константина Шабалдина. Отдельную ценность представляет видеоряд, скомплектованный, я так понимаю, из знаменитых некогда фильмов Казанской студии кинохроники («А у вас во дворе?», «Страшные игры молодых» и т.д.).

«Автору следовало больше подумать над идеей, над конфликтом»: умная представительница следующего поколения сетует на громоздкость и неторопливость «ГБ». Забавно и познавательно.

Все страньше и дивньше: юные умницы-красавицы наперегонки читают «Город Брежнев» и рассказывают, что и почему им понравилось — и наоборот. Радоваюс.
Тут про понравилось.

Тут про наоборот.

Сиськи и масиськи навсегда

Я ж похвастаться забыл! У ГБ теперь есть гимн (универсального применения). Гениальный автор пытался утаить творение от страждущей общественности — и мы с удовольствием исправляем этот досадный промах:

Николай Назаркин
Ничего секретного в этой записи нет, но я уже один раз получил по башке от хорошего человека, когда что-то слегка неприличное написал, а у него, человека, малолетние племянницы читают. Так что перестраховываюсь и открываю, заодно, только для тех, кто, как мне кажется, поймёт: те, кто читали, смотрели или собираются.
Читали прекрасного Шамиля Идиатуллина, а именно его «Город Брежнев». А смотрели ролик, найденный мной по наводке прекрасной Асей Шев. Вот он:

Если не смотрели, то пожалуйста, посмотрите сначала песенку, она коротенькая и хороша сама по себе!
Посмотрели? Мотив в голове крутится? Тогда читайте мою рецензию. Или пойте:

Continue reading

«Возникают толщи смыслов, в том числе обманных, в которых легко утонуть героям»

Пока никто не видит, свалю сюда тырвью и прочие выкрики с мест.

Двухчастевое видео встречи с таганрогскими лицеистами:

Обращение ко всем лицеистам планеты (к участникам соцсетевых групп премии «Лицей»):
Шамиль Идиатуллин, журналист, писатель, член жюри премии:
— Кабы не Лицей, не было бы у нас ни Пушкина, ни Щедрина. Утверждение выглядит нагловатым, но невозможно спорить с тем, что без Лицея авторы, создавшие и описавшие страну на века в обе стороны, были бы другими.
Кабы не «Лицей»… Очень надеюсь, что через несколько лет эта фраза сможет продолжиться разными способами, каждый из которых наполнит сердца организаторов радостью и гордостью.

Литература без свежей крови киснет и задыхается – это факт. Молодому автору трудно оказаться замеченным на маститом фоне – тоже факт. Фактическое противоречие традиционно снимала издательско-журнальная инфраструктура, которая сегодня мутировала под совсем другие условия и задачи. Естественный отбор, селекцию и эволюцию берут на себя литературные премии. «Лицей» по замыслу претендует на одну из главных ролей в этом процессе. Осталось достойно воплотить замысел.
Мы постараемся.

Интервью газете Иркутского международного книжного фестиваля:
Шамиль Идиатуллин: «1970-е – это тучные нулевые нынешнего столетия»
Автор романа «Город Брежнев» рассказывает, как неожиданно написал бестселлер и почему Советский Союз сегодня кажется Средиземьем.

– «Город Брежнев» стал одной из главных новинок среди русских романов этого года. Ты ожидал, что так случится?
– Честно говоря, не особо. Я хоть и не профессиональный писатель, но автор опытный. «Город Брежнев» – моя седьмая книга, и ни одна из шести предыдущих по разряду главных новинок не проходила. Есть три медицинских факта: для массовой аудитории мои тексты слишком сложны, для аудитории высоколобой мои тексты слишком остросюжетны, а сам я другие тексты писать не хочу. Я хочу писать то, что сам страстно хотел бы прочитать – чтобы про нас здесь и сейчас, чтобы интрига, по-честному и без соплей. Или чтобы старательно забытое, но страшно похожее на нынешнюю эпоху начало 80-х, из которых вылезли и 90-е, и нынешняя страна, и все мы, взятые вместе и порознь. Может, важность того времени и тех героев оказалась очевидной не только для меня и узкого круга моих традиционных читателей.
– Раньше тебя знали в основном как автора подростковой истории «Убыр». «Город Брежнев» – вроде бы книга для взрослых, но тоже о мире подростка. Почему тебя тянет именно туда?
– Так интересно же. Взросление – это ведь довольно адский процесс, пропускающий через мясорубку тело, мысли, чувства и весь мир внутри и вокруг. И когда это происходит на фоне внешних перемен, особенно малозаметных, но серьёзных, возникают толщи смыслов, в том числе обманных, в которых легко утонуть героям. А для читателя и автора это серьёзный вызов.
– На Иркутском фестивале собираются обсуждать «Советский Союз как фэнтези». Почему советское прошлое оказалось «нашим Средиземьем»?
– Советское прошлое – оно ведь разное очень. СССР в 20-е годы совершенно отличен от СССР 50-х или 80-х. Коллективное бессознательное сегодня фиксируется на 70-х – и правильно делает. Это был единственный почти безоговорочно благополучный этап советской истории. Нефтяные цены росли, с ними росли экономика, жилищное строительство и импорт ширпотреба. Власть и население заключили молчаливый общественный договор: мы не вспоминаем про коммунизм к 1980 году и копим на югославский гарнитур, а вы не требуете от нас ничего сверх ритуальных собраний, демонстраций и риторических фигур. Влияние СССР, компартий, левых и национально-освободительных движений в мире росло на фоне падения влияния США, в котором уже вводились нормативы отпуска бензина и электроэнергии. В общем, вполне себе тучные нулевые нынешнего столетия. А затем Политбюро ввело войска в Афганистан – и убило сперва репутацию страны, потом её экономическое благополучие, потом саму страну. Коллективному бессознательному неприятно это вспоминать. Поэтому оно растягивает эмоциональный ландшафт счастливых 70-х на всю советскую историю. И вся история в их памяти делается гладкой, плоской, да и людям приходится приседать либо перекидываться в хоббитов, гномов и эльфов. Я надеюсь, что к «Городу Брежневу» это все-таки не относится.