Нетвиты 2019/2

Вчера дочь после долгого перерыва на выездку устроила тренировку по конкуру. Конь соскучился по прыжкам не меньше наездницы. Незнакомая девушка, которая гоняла в том же манеже лошадей на корде, понаблюдав, вполголоса сообщила:
— У меня аж сопли вылетели, хотя сама не скакала. Вы злых духов изгоняете, что ли?

Из худших выбирались передряг, на лучшие взбирались недодряги.

«Мать есть мать», — объяснила самка богомола.

Продукция кондитерских объединений «Рот фронт» и им. Н.К.Крупской — уникальное пищевое изделие, утвержденное советскими педагогами в качестве резинки для волос.

Температура воздуха — ад нуля и выше.

Delirium trèsbiens.

Новак Джокович готов передать младшему товарищу официальный слоган «Как это трогательно: серб, и молод, и звезда».

Вот вчера были яйца, ну очень большие, но по десять. А сегодня маленькие, но по два.

Венец уела.

Тест: какой ты сварщик? Узнай прямо сейчас!

Вехи сибирской особости

Стихи о хакасском паспорте

Администарция сообщила — заместител проведен

Еще несколько фоток разных людей и животных под катом
Continue reading

Ее участие обязательно

Комедия в пяти частях

Часть 1
3 июля
Шамиль, здравствуйте!
Меня зовут Роман ***, для сайта ***, этот сайт совсем недавно открылся, я пишу статью, нечто вроде эскваеровских правил жизни в неблагополучных районах. Мне посоветовали взять у вас комментарий как у специалиста по тяжелому советскому прошлому)
Вы не против?

Здравствуйте, Роман! В принципе, нет, чего уж.

А вам удобнее было бы по телефону или письменно?

Письменно, боюсь, просто не успею уже — кучу вещей надо отписывать. Наболтать быстрее будет. Номер ***. завтра я в Уфе, так что лучше прямо сейчас, если готовы. Минут 40 у меня есть

4 июля
Шамиль, здравствуйте
НАЗВАНИЕ ДОКУМЕНТА.docx
Вот этот вариант я отправлю

Рома, добрый вечер! Здорово получилось, спасибо. Есть несколько грамматических ошибок, которые корректоры поправят. (ПЕРЕЧЕНЬ ИСПРАВЛЕНИЙ, НЕСКОЛЬКО СОВЕТОВ ТИПА «Еще есть момент царапания из-за постоянного перескакивания настоящего времени в прошедшее и наоборот. Лучше бы выбрать что-то одно.»). В остальном — отл, по-моему.

Ок, все поправлю
Спасибо

Ура

Часть 2
27 августа
Роман, здравствуйте. Я немножко не понял формат. в который вылилось наше сотрудничество. Вы как-то иначе это презентовали, цитирую: «Я пишу статью, нечто вроде эскваеровских правил жизни в неблагополучных районах. Мне посоветовали взять у вас комментарий как у специалиста по тяжелому советскому прошлому)». В итоге вышел текст, который подписан не Вами, в котором нет моего имени и упоминания моего города. Это точно не является обманом? Не то чтобы я хотел быть упомянутым, тем более теперь. Просто хочу посоветовать в будущем держаться договоренностей и предупреждать, если они изменились. Девушке *** (ИМЕНЕМ КОТОРОЙ ПОДПИСАН ОПУБЛИКОВАННЫЙ ТЕКСТ) пламенный привет.

Шамиль, мне очень стыдно за то, что получилось. Меня самого не упомянули там в авторах и не заплатили ничего, поэтому я и сообщать ничего не стал и с ними дел больше не имею. Простите. Ну вообще это получается обманом и является, мне ничего не заплатили и меня не упомянули, вас тоже не упомянули

А. Ну тогда чего уж стыдно. Давайте я *** (ТУ САМУЮ ДЕВУШКУ) дерну, коли она типа автор. А заплатить Вам обещали?

Да. Там как было. У меня уже почти все готово и мне пишет главред, мол, давай к тебе присоединится эта Наташа (я её в глаза не видел, переписывался с ней только) и вы вместе напишите. Я говорю давай. Мы объединили тексты, она слила это воедино и прислала, что получилось. Мне не очень понравилось, как вышло, и я написал главреду давай мол без неё, он сказал её участие обязательно. Ну а потом вышло вот так. Я ей подчеркивал, что под ребятами иметь в виду вас не корректно (там написано, что текст сделан на основе разговоров с ребятами). Ну а потом вышел тот текст, который вы сами видели

Ок. Ром, а киньте мне адрес и имя главреда, плз. Толку не добьюсь, так чуть подкошмарю.

Часть 3
28 августа
Здравствуйте, ***!
Меня зовут Шамиль Идиатуллин, я работаю в Ъ и иногда пишу книги. В начале июля ко мне обратился Роман *** с просьбой помочь. Он сообщил, что готовит для *** «нечто вроде эскваеровских правил жизни в неблагополучных районах», и ему, мол, «посоветовали взять у вас комментарий как у специалиста по тяжелому советскому прошлому)».
Я согласился помочь, Роман позвонил, мы беседовали почти час. Потом Роман прислал мне очень приличный текст — ровно те тезисы, о которых говорил. Я дал еще пару советов по правке и забыл об этом. Вчера вспомнил и решил посмотреть итоговый вариант опубликованной статьи.
Она нашлась по адресу *** и здорово меня озадачила.
Во-первых, там не указано мое имя, хотя использованы материалы беседы со мной.
Во-вторых, там не указано имя Романа, а автором значится незнакомая мне Наталья.
В-третьих, там не указаны Набережные Челны, жизнь в которых и позволила мне выступить таким вот экспертом.
Я адресовал свое недоумение Роману. Он, извинившись, пояснил, что сам оказался жертвой непонятных ему обстоятельств, в рамках которых ему была навязан соавтор, а в итоге текст вышел без подписи Романа и не был оплачен.
Я склонен ему верить.
Я не намерен лезть в Ваши дела, но хотел бы обратить Ваше внимание на очевидную несправедливость ситуации и по возможности содействовать ее исправлению.
Мне представляется, что основной пострадавшей стороной оказался Роман, и раз уж я узнал об этом, есть смысл вписаться.
Убедительно прошу заплатить Роману *** положенный гонорар. Вопрос объяснений с ним оставляю на Ваш усмотрение.
Меня и мой город на сайте упоминать не надо. В сложившихся условиях я совершенно не заинтересован в том, чтобы мое имя появлялось на Вашем сайте.
Надеюсь на понимание.
Спасибо.
С уважением,
Шамиль

Часть 4
2 сентября
Роман, здравствуйте! Связывались ли с Вами представители *** и предлагали ли как-нибудь решить ситуацию с моральным и финансовым долгом перед Вами?

Здравствуйте
Мне главред на днях написал, что «забыл» про гонорар и извинился)
А вы с ними связывались, да?

Я им написал, чтобы решили вопрос с Вами, а меня и Челны чтобы на сайте не упоминали. Они не ответили, зато в конце статьи вписали и Челны, и меня. Я чот взбесился аж. Но если связались с Вами, пусть живут. Сообщите, пожалуйста, как там с гонораром будет. Если они Вам заплатят, считаем инцидент исчерпанным. Если нет, вывалю историю (не упоминая Вашего имени) в паблик.

Хорошо. Спасибо. Гонорар 10-го обещали
На самом если вы не хотите упоминаний, а они вписали вас, то текст старый и его уже и так никто не прочтёт, в интернете ничего долго не живёт

А казус с подписью автора пояснять и исправлять не стали, значит. Ну, Бог им судья, возьмете деньгами. Свистните по итогам, плз.

Часть 5
11 сентября
Шамиль, здравствуйте. Гонорар мне прислали

О, ура. Спасибо. Тада не буду топтать

спасибо вам)

Да не за что

Конец

В общем, топтать не стал, имен и названий не указал, но чисто для истории и для понимания того, какими бывают т.н. новые медиа, зафиксировал.

«Погружение как на десять метров с аквалангом в кристально-чистое море»

Осенняя порция выжимок из отзывов о ГБ

Стартовая картинка из Инстаграма zhem4uzhinka: «Мне так понравился «Город Брежнев», что даже насобирала ему осенних листочков для кадра. Отличный многогранный роман о взрослении и об эпохе 80-х, такой, сюжет которому сама жизнь писала»

Журнал «ПроЧтение»:
Идиатуллин не просто хорошо актерствует, он еще и режиссирует свой роман. Дневниковые исповеди Артура перемежаются с обычным романным повествованием, где речь идет о других героях. Автор тасует сцены как колоду карт — быстро и хитро, почти по-шулерски. Читатель только узнает о событии со слов одного из героев, но тут глава заканчивается недоговоренностью или кульминацией. Идиатуллин хитрит, изворачивается, уходит в сторону, не отпускает. Книга затягивает: банально хочется узнать, что произойдет дальше.

Великий БВИ в абаканской газете «Шанс»
Вообще-то все это, наверное, архетипы спиралей развития нашей страны – и разборки типа «А ты с какого раена?», и какие-то странные войны то во Вьетнаме, то в Афганистане, то в Сирии, и производственные неурядицы. Во всяком случае, это явления не конкретно 1983 года, аналоги можно найти и раньше, и позже во времени. Достоинство книги Идиатуллина в том, что написано обо всем честно, без приукрашивания и без сползания в чернуху. И это хорошее напоминание о реалиях недавнего прошлого, которые хорошо бы освежить в памяти тем, кто мечтает о возврате в СССР.

Совсем внезапная реплика Павла Басинского в «Российской газете»:
Хотите вспомнить свое нежное детство 80-х годов? Роман «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. (Во-от. А говорили грязь и музей, такоже жестокость и безысходность советских людей)

Первый лауреат литературной премии «Лицей» Кристина Гептинг:
Достоверная, искусная и честная история советского отрочества. Уверена, что интересна она будет не только ровесникам автора (тем, кому сейчас 40-50). По крайней мере, в моей семье она понравилась очень разновозрастной аудитории. Как, впрочем, всегда и бывает, когда прикасаешься к настоящей литературе.

Редактор раздела «Лайфстайл» портала RuBase Полина:
Автор рисует будни детей маленького индустриального городка, в котором [жилой] комплекс забивает стрелки другому комплексу, очарованность вожатыми лагеря, увлечение запрещенным карате и группой «Дип папл», бессмысленное вступление в Комсомол, и все это — на фоне сильной идеалогии, в которую продолжают верить подростки на закате Советского Союза. Войдет в мой топ книг о взрослении, наряду с «Щеглом» Донны Тарт, «Маленькой жизнью» Ханьи Янагихары и Not That Kind Of Girl Лены Данэм.

И вот любопытное: уважаемый критик отказывает «ГБ» в художественности с двух трибун подряд
С телевизионной
Все это, конечно, даже трудно иногда воспринимать как собственно художественную литературу – ну, просто потому, что это реалии 80-х годов, довольно внимательно описанные.

С радиовещательной
Мир, хорошо знакомый и изображенный хорошо знакомыми средствами, тоже, кстати, идущими от эпохи 80-х. И, может быть, поэтому он производит такое тягостное впечатление: потому что, несмотря на все попытки противопоставить советскому мраку что-то хорошее, честное, человечное, простое и ясное, вопреки всему в этом мраке выросшее, обреченность добра в этом мире становится очевидной. Действительно, трудно найти верную опору там, где изначально расшатано всякое понятие о верности, трудно обрести смысл там, где все основано на бессмысленности и лжи. Роман и становится больше таким социологическим, а не художественным свидетельством.

Отбивочная картинка из Инстаграма lunnaya_umka: «Пожалуй, подходящий выбор для дороги в родной город. Роман о взрослении подростка в 80-е годы, и мне эта история нравится»

Мой-почти-однофамилец (будем так друг друга официально именовать), автор классного твердофантастического романа «Роза и червь» Роберт Ибатуллин прочитал «ГБ». Даю часть весьма любопытного отзыва картиночкой, пушто он реально завершается развернутым спойлером. А кто уже прочитал «ГБ» либо не читал и не собирается, тот сам пускай ищет ЖЖ Фортунатуса, уа ха ха.

Дальше отзывы из соцсетей, блогов, библиотек и онлайн-площадок, на которых до ноября можно бесплатно читать всех финалистов премии «Большая книга». Continue reading

Эта доля наиболее высока в жанрах фантастики и фэнтези

Пока тру-любители фантастики пальцевались на тему частичной лакировки обложек и преимущества белоснежной бумаги перед кремовой, объект их внимания переехал в цифровые форматы:
«При этом продажи новинок в электронном виде уже достигают 30–50% от тиражей бумажных книг, эта доля наиболее высока в жанрах фантастики и фэнтези.»

А вообще круто и интересно: объем электронных книг за полгода — почти 4 ярда, выручка Литреса — ярд, народ читает три книжки в месяц, в основном с айфонов и айпэдов, андроиды подтягиваются, читалки готовятся вымирать.

«Коммерсантъ»

«Гоп-стоп + Уэлш + Балабанов + вам и не снилось + детектив + производственный роман»

На страницах крупнейших онлайн-библиотек и магазинов Bookmate, Litres и ReadRate продолжается народное голосование в рамках Национальной литературной премии «Большая книга». Книги-финалисты, в том числе «Город Брежнев», можно бесплатно читать и скачивать до конца ноября.

Мой роман, ура-ура, читают и обсуждают. Вот последняя летняя выжимка самых интересных и неожиданных примеров.

Во-первых и главных, мой роман стал поводом для сразу двух грандиозных мемуаров.

Первый. «Идиатуллин описывает не только переживания взрослеющего подростка, но и его отца, который убивается на производстве, часто не имея возможности ночевать дома. Я точно так же рос в семье, где отца вечно не было дома, а мать молча терпела всё это, убиваясь на собственной работе. Читать это у Идиатуллина иногда немного жутко — такое впечатление, что он забрался в мои воспоминания и вытащил их на страницы книги. Описанная автором улица — это та улица, на которой вырос я сам. Заброшенные стройки, арматура, тёмные подворотни, пространства между гаражами, где людей в темноте колотят по голове, воняющая тряпками школа, разборки за углом, муторный страх в животе перед дракой, когда нужно бить по очереди двумя руками, потому что драться ты не умеешь, а если ударить дважды, то вероятность попасть больше. Я как-то раз очнулся в не очень трезвом состоянии посреди кипящей драки, в которой условные мы били условных тех, при этом те были, судя по погонам, подполковниками и майорами — в темноте большие звёздочки приняли за маленькие, и думали, что сражаемся с лейтенантами. И очнулся-то я от того, что оттаскиваю от какого-то поверженного за залитую льдом землю мужика в форме своего соратника, который замахивается на него огромным гаечным ключом.»

Второй. «Формулу представителей КАМАЗА я тоже использовал. Когда в годы массовой алии меня спрашивали, как у нас в Чудозаводе было с антисемитизмом, я всегда отвечал: «Да никак, татар-то все равно больше было». Для тех, кто не, напоминаю, что Пермская область входила в территории Золотой Орды. Топонимическая память об этом сохранилась в названии городов Орда, Барда, Куеда, не говоря уже про Уразметьево. Говорят, что даже при советской власти на юге Пермской области были деревни, в которых по-татарски говорили лучше, чем по-русски. В Чудозаводе уже все было не так, конечно, у нас быть татарином, так же как евреем было, ну, как бы, неудобно что ли. Как легкое физическое увечье. Не тыкай своей культей людям в лицо и с тобой тоже будут как с человеком. К тому же и татары, и евреи по местной легенде считались лучшими любовниками, поэтому половой дискриминации тоже не было.
Так что, ощущения почти утратившего на КАМАЗе татарскую идентичность Вазыха и его сына полутатарина Артура я очень хорошо понимаю.»

Во-вторых, вот тут мне стало немножко страшно: «20 июня на филологическом факультете состоялось последнее в этом учебном году заседание читательского клуба учителей-словесников города Москвы. Учителя литературы обсудили книгу Шамиля Идиатуллина «Город Брежнев».»

В-третьих, автор романа оказался прыгающим через призовые ступени молодым писателем из соседней страны, а сама книга — эпосом о гопниках и материалом для ностальгической комедии.
Александр Чанцев:
«Во-первых, как уже приходилось мне говорить даже на этих страницах, всё интереснее литература как соседних стран, постсоветского ареала – А. Никитин и С. Жадан, М. Гиголашвили и З. Бурчуладзе, Ферганская школа, С. Афлатуни, Ш. Идиатуллин, живший в Таджикистане автор мощного «Заххока» В. Медведев и другие, так и стран эмиграции, переселения. Во-вторых, если литература элитарная оказалась в загоне (когда она там, впрочем, не была?), то действительно крепко сбитой беллетристики, хорошей литературы среднего класса (скажем так, не пейоративно, а комплиментарно) становится всё больше. К А. Иванову, А. Рубанову, А. Терехову устойчиво присоединились женские авторы – Фигль-Мигль и Е. Чижова, подтягиваются уверенно и другие (а Ш. Идиатуллин с настоящим эпосом «Город Брежнев» вообще перепрыгнул сразу через несколько призовых ступеней).»

Леонид Абрамов:
««Город Брежнев» о гопниках. Место действия – Набережные Челны. Мне ещё далеко до её последней страницы, но уже кажется, что так о нашей истории ещё никто не писал. Есть книги «Бандитская Казань» и «Бандитский Татарстан», созданные в соавторстве Максимом Беляевым и Андреем Шептицким. Но у них документальный жанр. Шамиль Идиатуллин же с помощью художественного языка помогает увидеть те события глазами самих участников – подростков. С любопытством читаю и отмечаю, что наконец-то у нас появляется своя плеяда молодых талантливых писателей.»

Портал ReadRate:
«Какой фильм может получиться: в меру ностальгическая и смешная картина о советском детстве, которая возьмёт самое лучшее от «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» и «Курьера».»

Наконец, отзывы на «Город Брежнев» появляются в соцсетях, блогах и на упомянутых онлайн-площадках.

«Совок середины 1980х + гоп-стоп + Уэлш + Балабанов + вам и не снилось + детектив + производственный роман про будни завода и прочие перебои с чугуном. Толстый и душераздирающий всем всем всем»

«Будучи практически одногодкой главного героя и проживая в подобном промышленном городе, мне было любопытно следить за ходом его приключений, а также описанием быта и нравов того времени. В последнее время книги и фильмы об СССР можно условно подразделить на две категории. В одних нам хотят вбить в голову некий монстрообразный силуэт страны, в которой все были под колпаком у КГБ, где было всё мрачно, затхло и плохо. В других же подаётся некая сусально-слащавая картинка советских времён.
Шамиль Идиатуллин отошёл от этих клише, и показал нам в своей книге жизнь, какой она была на самом деле — без прикрас, без преувеличения, без лишних ужастиков и ненужного сюсюканья. Да, это очень хороший, лирический роман-ностальгия о добре и зле, предательстве и дружбе, опыте и разочарованиях.»

«Мы с автором практически ровесники и категорически утверждаю, что моё детство не было настолько беспросветным. Вопрос – что хочешь найти ? Опарыши в навозе? – Этого добра достаточно в любой местности и любом временном отрезке. Для этого нет нужды лезть в прошлое. Просто включи новости. Говнописатель решил заработать на теме «Моя жизнь – дерьмо» Имеет право, тем более, что тема крайне доходная. Однако, возникает логичный вопрос: если автор не видел вокруг себя ничего кроме сортира, то кто он сам по жизни?»

«Помните притчу о слоне и трех слепых? Шамиль Идиатуллин в своем романе «Город Брежнев» сделал ровно то, что делает журналист, чтобы получить представление о слоне. Он дал высказаться каждому слепому – на его собственном языке, с его кругозором и представлениями о том, чем именно слон может ему угрожать и как надо спасаться.
Слон – это время начала 80-х в Советском Союзе. Он еще мощен, но внутренние болезни уже начали его подламывать. Война в Афганистане, дефицит всего, полный отрыв идеологии от реальности, начинающиеся маргинализация подростков, развал семьи и рост преступности – процессы, которые нельзя назвать просто фоном для сюжета. Именно они складываются в первый сюжет романа, двигают действие и управляют логикой поведения героев. Второй сюжет – это то, как люди отзываются на наступающее на них время и делают свой выбор. Защищать или спрятаться – для мужчин, быть подругой или так, на время – для женщин.»

«Героям не сопереживаешь, потому что они элементы системы и смирились с ней. В те годы уже были фарцовщики, спекулянты, подпольные дельцы, старавшиеся нажиться на издержках социалистического строя. Персонажи же сего романа – заводские трудяги, перебивающиеся с получки до зарплаты и поэтому к ним нет симпатий. Молодежь дерется, потому что ей больше нечего делать. Да и чего еще ожидать от тех, кто обитает в индустриальном гетто из однотипных высоток? Автор слишком многословен и диалоги слабо двигают развитие сюжета. Можно спокойно пропустить пять глав подряд и нить повествования не теряется. Затянутые заводские сцены надо было вообще выкинуть из текста – чувствуется недоработка редактора. Кислый привкус производственного романа портит впечатление и так не от самого выдающегося произведения. На выходе имеем нуднейший долгострой, столь же зевотный, как и речи дорогого Леонида Ильича.»

«первые страницы напомнили Захара Прилепина и, почему-то, Елену Чижову. Главному герою 13 лет, а это добавляет ощущение что читаешь Астрид Линдгрен, в советских реалиях, с ароматом макаронной запеканки и треском китайского мафона.»

««Здесь не жить хорошо, а на грузовике насквозь проезжать.» Джинсы, дискотеки, драки стенка на стенку, отцы не понимают детей, дети не понимают отцов, да и секс, кто бы что ни говорил, в СССР есть.»

«Там есть легкий ностальгический флер, конечно, но он — по детству, по юности, а не по этому мироустройству. И есть — с самого солнечного приморского начала — ощущение некоторого ужаса, на котором на самом деле выстроен этот мир — привычный и вроде устойчивый, хотя и неказистый.»

«Сразу хочу отметить, что эта книга вряд ли будет интересна молодому поколению. Многие моменты будут просто-напросто непонятны, потому что нынешняя жизнь кардинально отличается от жизни школьника из 1983 года. Для тех же кто имел возможность жить в то время, книга станет самым настоящим подарком, особенно для тех, кто жил на улице и старался быть в тренде. (…) Вообще, воссозданная им атмосфера жизни в 1983-1984 году, наверное, получилась до боли знакомой всем тем, кому довелось в то время жить. Погружение в текст происходит моментально, от чтения этой книги иногда пробегают мурашки, настолько близко передает автор даже малейшие детали.»

«Первый раз за много-много лет и, наверное, первый раз во взрослой жизни стало страшно читать дальше…»

«Книга очень сильная, хотя остается впечатление, что автор писал на одном дыхании, не работал над ней — как сложилось, так и сложилось. Композиционно можно было бы отточить, избавиться от провисаний. В нарочитую примитивность языка (повествование ведется от лица персонажей, людей незатейливых) можно было бы добавить красок. В сюжете есть грубоватые швы. В целом — одно из сильнейших читательских впечатлений последнего времени, книга не отпускает.»

«С первых строк погружаюсь в атмосферу бандитских Набережных Челнов — клянчания 10 копеек, пыряния ножичком, всё, как рассказывала мама. Всё с какой-то блатной романтикой сделано — однозначный дислайк.»

«У Идиатуллина получилось то, что не получается почти у всех:
В повествовательной форме, без прямых обвинений, сгущения красок и захлёбывания эпитетами показать всю несуразность Совка. Всю его нелогичность и глупость.
Шамиль смог показать быт (и быт советский, прошу заметить) так, что от него не тошнит. Ты понимаешь абсурдность, ущербность и безысходность этого самого быта, но в то же время тебе не противно.
Детская и советская наивность главного персонажа по ходу повествования то смешит, то умиляет, а порой и злит.
Роман полон мелких подробностей того советского странного очень нелогичного периода, который, слава Богу, закончился. Но читать об этом интересно. Особенно, если написано так хорошо.»

«Книга поразила жестокостью и безысходностью советских людей начала 80-х.»

«Реально прошлась по улицам своего детства и своего комплекса Набережных Челнов. Читается легко и показана действительность 80-х годов, всё как было при нас, когда мы такими же 14 летними подростками росли в городе Брежнев! Да, были времена точно такие в Брежневе, но мы всегда, как и герои книги звали город Набережные Челны. «Широкоштанники» так мы звали наших пацанов, многие их которых погибли от драк и разборок.»

«Очень долго читала. Сразу проглотить такое невозможно. Автору большой респект. Все герои живые, настоящие, как и ушедшая эпоха великих строек, социализма еще без человеческого лица, а потому еще верящего в светлое будущее. Которое у нас никак не построить.»

«Нелюбимое время, нелюбимая среда, всё нелюбимое и всё не моё. Но почему-то на три дня выпала из жизни, вцепившись в эту книгу. Похоже, что это показатель.»

«Эта книга захватила полностью. Давно такого не было, чтобы любую свободную минуту хотелось читать, читать и читать. (…) А вообще, это рассказ о том, как и чем жили подростки в 1980-е годы: это и школа, и пионерский лагерь, и первая любовь, и дружба. Но интереснее всего описано, как протекала жизнь после школы. А жизнь была такова, что, когда Артур – главный герой романа, рассказал откровенно о себе отцу, у того вырвалось: «Бедненький мой». И это так отреагировал мужчина, отец, который просто горел на работе, а жизнь сына шла параллельно. Есть в романе и страницы о работе КАМЗа. Но эта производственная тема совсем не напрягает, даже интересно, как решались форс-мажорные обстоятельства в то время, что делали, чтобы смягчить последствия санкций США (а они были введены из-за вторжение СССР в Афганистан).
Одним словом, если хотите полного погружения в чтение – роман «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина — самое то.
Эта книга к прочтению ОБЯЗАТЕЛЬНА.
Кстати, обложка книги — ни о чем.»

«Фотография на обложке правильная) Сталин, Хрущев, Брежнев, хоть Навальный, а в 14 лет только любовь и нужна (важна).»

«Нельзя сказать, что я безумно ностальгирую по 1983 году, но я так сладостно провалилась туда! Давно я не видела перед собой такого… нефальшивого произведения. Я неизменно вижу в фильмах и читаю в рассказах про то время фальшь. Хоть в мелочи, да надувают. А тут вот прямо всё оттуда, вплоть до словечек (которыми я, к слову, до сих пор радую окружающих — моё «зазырить» срисовал весь офис))))
В общем, рекомендую.»

Большой бесплатный шорт

«Город Брежнев» и другие книги шорт-листа премии «Большая книга» доступны для бесплатного чтения — а потом и народного голосования.
Официальное сообщение организаторов:
«В течение пяти месяцев эти произведения будут доступны на страницах сервисов-партнеров премии: bookmate.com, litres.ru, readrate.com. Все произведения публикуются с разрешения правообладателей, желающие принять участие в отборе победителей могут прочесть их бесплатно.
Лауреаты читательского голосования станут известны в ноябре 2017 года.»

Нетвиты 2017/23

Ты у меня ад дна.


Водитель ожидает у подъезда

Хочешь жить — умей вертеть на.

Доброе утро, Шамиль! Сегодня дождь: не забудьте прихватить зонтик, оставленный соседями в коридоре.

Хм. Оказывается, здесь еще не выкладывал, хотя семью который год истязаю:
Мы с Тамарой ходим парой, пароходы мы с Тамарой.

Авансцена и получкулисы.

Бит-дуэт братьев Коэнов захватил финансовый рынок.

Хоть и сед Леха, а дура дурой (латинская народная мудрость)

Хирург умело оперировал фактами и терминами, но это не спасло от перитонита.

Иногда к ответу призывают, чтобы отвлечь от вопроса.

— До Склифа доберемся — дальше полегче будет.
— Изрядно сказано.
(Речь, как все догадались, о движении по Садовому и вообще о московском трафике-2017, бессмысленном и несовместимом с жизнью)

«Я «Телеграму» отправляю и об одном в душе мечтаю — с тобой не расставаться никогда.»
(с) М.Шабров, 1985 год

Спонсор запрета мессенджеров — ФГУП «Почта России».
«Почта России»: дождетесь у меня™

Магия величия: симптомы и способы лечения.

Мы никогда не станем братьями, но сожалений горьких нет, сестра, а мы монтажники с объятьями етц.

Люди делятся на два типа: на нормальных и на тех, что делят людей на два типа.

Маленький брат наследил под тобой.

Пора признаться, что татары реагируют на слово «беляш» примерно как русские на тост «Наздравье!» в голливудских фильмах.

— Все-таки у вас удивительно вкусный язык, — нежно сказал любимому автору доктор Лектер.

(к дискуссии о московских тополях: как известно, город засаживался деревьями мужского пола, не имеющими привычки заваливать окрестности пухом — но вскоре хитрая флора сменила пол)
Тополь-М + столица = Тополь-Ж.

(к дискуссии об уместности перевода собственных имени вообще и конкретно в «Гарри Поттере» — и, в частности, о варианте переименования Северуса Снейпа в Суровуса):
Ага, а Блэка назвать Серьёзом Черным. Или обоих — Синеусом и Трувором.
И всю книгу — «Развеселые приключения Гаврилы Горшкова, Гармонии Управдомовой и Рената Ласкина в Альмаматерии».

«Боже, я это произнесла»

Длинный и вполне толковый видеообзор книжных новинок. Мне на него указали из-за «Города Брежнева» (с 12.15), но я посмотрел представление еще пары книжек по соседству — прям интересно (с подарочным набором «Книги зеркал», например, классно придумано, фонит и переливается). Потом полностью посмотрю.

И пусть никто не уйдет обиженный

По просьбе интернет-газеты «Реальное время» написал о возвращении в открытый доступ канонических текстов Стругацких — ну и немного о фантастике, свободном распространении книг и пользе признания ошибок.

Текст открывается щелчком по картинке.

777