Нетвиты 2018/3


Чтение «Тубагача» вслух

Роса в глазах смотрящего.

Да все у нас вечно через алгоритмы.

Прокатное удостоверение фильма «Смерть Сталина» передано ролику «Рабочие будни Министерства лесного и охотничьего хозяйства Оренбургской области».

Вот спела в свое время любимая группа гаранта: «Первая проталина, похороны Сталина, гипсовую статую сняли втихаря,» — а теперь то же самое, только наоборот.

Под лежачий камень вода не течет — ну ок, а под какой течет: под стоячий, сидячий, летячий, падучий, катящийся, левитирующий?

(к новости об акциях в поддержку Навального) Наконец-то стало понятно, для кого московская мэрия расширила тротуары на Тверской.

На сцену вываливает отряд матросов в форменных фланелевках при воротниках-гюйсах.
Дочь:
— О, японские школьницы.

Блин. Только щас (спасибо Лене «Ленастику» Минкиной) вспомнил, что в детстве чаще всего — чаще даже, чем Карлсона и Крапивина с Конецким, — я перечитывал «Практикум по судебной психологии» для студентов юрфаков. В основном потому, что там были куски из детективов (Адамова, Шейнина и пр.) и даже классики (в криминальной ее части, типа «Преступления и наказания», «Леди Макбет Мценского уезда» и внезапно Чапека) с заданиями — но и всякого иного разного тоже полно было, от кусков уголовных дел про удушения с расчлененкой до релакс-упражнений на засыпание.
Наверное, это что-то должно подсказать моему психотерапевту, если я доживу до него — и опять не позабуду столь важные детали.

Татарская сеть модных заведений «Барыбер-шоп». Отросла и ладно®
*Барыбер (тат.) — все равно
(«Barıber şäp» dä yaxşı tör bula.)

Рецепт «Тушеное мясо за 8 секунд»
1. Поджигаем мясо
2. Тушим мясо
3. Профит
Ингредиенты: мясо, спички, горючее (вегетарианцы могут заменить мясо овощами или пропустить п.2).

Добрые семейные беседы.
В магазине «Вкусвилл» обнаружены конфеты «Крувка» и печенье «Мамуль».
— Ребята «Икею» скоро переплюнут.
— Понятно, почему он умер: конкуренцию почуял.
Через часок:
— Слышал новость: Бьорндален не прошел на Олимпиаду по спортивным показателям и поедет тренером сборной Белоруссии?
— Теперь белорусы всех сделают.
— Ага, соплями перешибут.

На мой вкус, надеюсь, товарищи не найдутся.

(к новости об учреждении в Британии премии за книгу, в которой женщин не насилуют и не убивают) Я не читал Янагихару, но, судя по описаниям, «Маленькой жизни» победа почти гарантирована.

Пластмассовый мир победил, мопед оказался не мой.

Читатель ждет уж рифмы розы — гляди, дождесси у меня.

Глубокое знание тюремного арго сыграло с детским омбудсменом (которая, говорят, называла Бажова Баженовым) злую шутку: «Честно сказать, некоторое я даже озвучить не могу, потому что стыдно говорить, что пишут иногда в детских книгах. Самое приличное из всех — «Куда скачет петушиная лошадь»…»
Ждем гневной реакции детского омбудсмена на «Голубой вагон» и «Хмурое утро».

Всё по спирали, всё поспирали.

История происходит в виде трагедии и иногда повторяется на фарси.

Дальше много фоток, в том числе парных
Continue reading

«Ветерана» никогда не поздно

10 марта 2006 года я выложил вторую книжную рецензию в LJ-блоге, заведенном полутора неделями раньше специально для того, чтобы анонимно писать про книжки и фильмы. Рецензия была посвящена приведшей меня в тихий восторг книге Евгения Филенко «Бумеранг на один бросок» и начиналась с признания в любви к журналу «Уральский следопыт». Признание содержало, помимо прочего, абзац: «Еще помню полный восторг, в который привели дебютные повести Алексея Иванова и Павла Калмыкова. Потом оба сгинули. Иванов, к счастью, вернулся и насаживается как Маяковский с картошкой (а я и слова против не скажу), а Калмыков в нетях (вариант — на Камчатке). Увы.»
Дело было в самый разгар триумфального камбэка Иванова. Мало кто помнил, что дебютировали будущие золотовалютные запасы отечественной прозы весной 1990 года опубликованной в «УС» повестушкой «Охота на «Большую Медведицу» — лихой и дерзкой, но впечатлившей широкую общественность все-таки меньше калмыковской «Школы мудрых правителей», которая вышла в конце 1989 года. Повесть быстро разобрали на цитаты, мемы и песни, пару раз переиздали стотысячным тиражом, — а потом почти забыли, лишь иногда светло ухмыляясь при встрече с каким-нибудь олбанским. Даже извлеченная из повести песня о Сонном рыцаре в исполнении Хелависы — Натальи О`Шей воспринималась как глубоко кельтсконародная.
Первые записи моей уйутненькой особой славой по понятным причинам не пользовались, но спустя три месяца у того поста появился первый комментарий — от неавторизованного юзера:
«Вышеупомянутый и нижеподписавшийся Калмыков в свое время был бы рад вернуться из «нетей» — через тот же «Уральский Следопут». Журнал принял было к печати мою сказку «Транзитный современник». Но, как сообщил В.П.Крапивин, именно в этот момент журнал пошел с молотка, и вся затея пропала. Я бы и рад поделиться своим наследием, да не имею трибуны.Не знаю, может, стоило бы выложить на каком сайте, да не умею. Впрочем, «ШМП» в любом случае лучше всего другого. Спасибо, что вспомнили. Бальзам на угасающее тщеславие. Я действительно живу на Камчатке, а в «нети» (nets) заглядываю лишь иногда. Павел Калмыков.»
Я немедленно отправил по указанному адресу страшно деловое письмо («Заранее прошу прощения за излишний пыл, но осмелюсь задать несколько вопросов:
1. Каков объем и предполагаемая аудитория (младшие, старшие школьники, родители, все-все-все?) «Транзитного современника?
2. Пробовали ли Вы обращаться в иные, помимо «УС», журналы и издательства?
3. Пробовали ли Вы выходить на конкурсные комиссии различных литпремий, в первую очередь детских?
4. Обращались ли Вы к услугам литературных агентов?
Дело в том, что я за последние 3 года накопил некоторый опыт сотрудничества с издателями»
— ну и т.д.)
Павел откликнулся, мы вступили в интенсивную переписку, он прислал текст повести «Ветеран Куликовской битвы, или Транзитный современник» и куски недописанной повести про медвежат «Разноцветные пионеры», я прочитал, взвыл от восторга и начал орать, что медвежат надо дописывать, «Ветерана» — публиковать, а «ШМП» переиздавать. Желательно все три повести серией.
Паша от испуга согласился, и я принялся стучаться в двери всякой травы. Более-менее наугад. К тому времени у меня вышло два прозаических текста: роман в издательстве «Крылов» и повесть в журнале «Знамя». Обоим подростковая повесть заведомо не подходила. Пришлось ломиться во все стороны вслепую, особенно, понятно, упирая на детские и уральские (действие «Ветерана» происходит в Ирбите в конце 80-х) издательства. Все отказывались (в связи с чем считаю необходимым подтвердить свою фразу из переписки: «Уральские издательства должны мочу свою пить пожизненно за то, что мимо такого текста прошли»), я ломился дальше.
Деталей уже не помню, но советами, сочувствием и прямым действием мне и Паше здорово помогали многие достойные люди. Вадим Нестеров свел Калмыкова с «Азбукой» (о которой я тогда и не мечтал), и Алексей Гордин взялся за переиздание знаменитого дебюта Паши — оно получилось просто отличным (вышло под названием «Королятник»). Вадим Мещеряков заинтересовался замечательными медвежатами (вышли под названием «Лето разноцветно-косолапое»). И уже не помню, Вадим ли Нестеров или Мария Галина (которой я решился написать как представителю издательства «Форум») подсказали толкнуться к Геннадию Прашкевичу, который рулил редакцией новосибирского издательства «Свиньин и сыновья». Там в итоге «Ветеран» и вышел под новый 2008 год — симпатичным, но обреченным на раритетность изданием. Микротираж в 500 экз. был раскуплен мгновенно, оставив надежду на допечатку или переиздание.
Надежда не оправдалась. Зато в мае 2009 года «Ветеран» был удостоен спецупоминания премии «Заветная мечта» (насколько я понял, в недрах премии случился некоторый скандал: детское жюри и Хихус Джа настаивали на том, что Калмыков должен как минимум выйти в призы, но взрослые почему-то уперлись некоторым местом — и через год премии не стало, хехе). Пакетик со спецупоминанием вместо Паши на церемонии нагло получил я — там мы и познакомились кой с кем, помнишь, Ксения Молдавская?
Я это все к чему.
К тому, что издательство «Эгмонт» только что выпустило классное переиздание «Ветерана» — спасибо, Артур Гиваргизов, — уже доступное для заказа и покупки.
Вот здесь, например.

И к тому, что мир наш прекрасен и удивителен, дамы и господа транзитные современники. Надо только выучиться ждать — и не прощелкать свое Куликово.
Ура.
Для наглядности — моя статья про «Ветерана», написанная для «Газеты.ру» (псевдоним на совести тов. Нестерова).

«Мы не имеем права полагаться сугубо на личные критерии»

Снимок такой. что нельзя не поделиться — тем более, что подборка по ссылке замечательная.

«Для меня главное — язык: слог, стиль, диалоги. В прозе, в отличие от поэзии, качество формы не гарантирует, но обещает богатство содержания — в хорошо написанных текстах, как правило, все в порядке с интригой, сюжетом, конфликтами и психологическим рисунком. И наоборот, написаные казенным, вычурным или сюсюкающим языком повести редко бывают интересными, какой бы бешеный нарратив с извивами ни накручивали авторы.
Хотя исключения бывают, конечно. Мы не имеем права полагаться сугубо на личные критерии. И я, и мои коллеги раз за разом выдвигаем несимпатичные лично нам тексты на общее обсуждение с формулировкой «Мне не нравится, но что-то в этом есть». Это может, например, относиться к совсем бесцветно написанной либо немножко корявой повести на очень важную, актуальную и незаезженную тему. Иногда такие тексты получают поддержку большинства, а потом и читателей. Тогда я грущу от несовпадения с большинством, но и радуюсь тому, что помог донести нужную книжку до читателей.»

Замечательный писатель, блогер и книжный журналист Дарья Доцук строго допросила экспертов литературной премии «Книгуру» (в т.ч. мя, многагрешнаго) о критериях и любимых текстах — и дала прямые ссылки на эти тексты. а также на все финальные подборки конкурса.
У писателей, не успевших прислать книжку для участия в восьмом сезоне, есть еще две недели, чтобы успеть. А у читателей, не сумевших почитать лучшие подростковые книги последних семи лет — некоторое время, чтобы успеть. Они того стоят.

Нетвиты 2017/22

Национально ориентированный и поддержанный спонсорами перевод повести «Вино из одуванчиков» будет издан под названием «Водка на бруньках».

«Возможно, Вы хорошо танцуете», — предположил после паузы экран караоке-бара.

Яндекс-деньги, гугл-бумажник и яху-свинка-копилка.

Красный план эвакуации:

Дочь сдала ОГЭ: общество и математика 5, русский и английский 5 с гаком (по одному баллу не хватило до максимально возможного результата).
Переживает из-за математики (почему-то не засчитали два правильно сделанных задания) и общества («пробный и то лучше написала»).
Вырастили самоедку.
Но ура.

Дальше куча картинок Continue reading

Как Саушкин сходил за спичками

Пацан сказал — пацан сделал (с)
И трех лет не прошло (см. последнюю строчку текста).

Сердечное спасибо букинисту у Курского и акции библиотек Москвы «Списанные книги».
Осталось купить «Отрочество архитектора Найденова», которое Илья Бернштейн недавно издал в «Самокате» — и мишн комплит. Ура.

Значит, должен выживать

krupa

Я раскрыл Военную Тайну советского детлита журналу «ПитерBook», а журнал рассказал о спорной книге «Город Брежнев».

Вебинары это не Канары

Сообщество “ВикиСибириаДа” выложило видео моего вебинара, проведенного в рамках проекта «Современная литература для детей и подростков». Всякое мое выступление, как известно, проходит под невысказанными, к сожалению, лозунгами «Идиатуллин, не вертись» и «Хватит уже мычать», а тут еще и звук не кристальный. В общем, рекомендовано только тем, кому впрямь интересно, чего я там мог наболтать про текущий детлит, премию «Книгуру» и ее отдельных лауреатов.

Потому что это смысл литературы

Мощно выступил на андеграундной площадке: по просьбе «Воскресного Мелиоратора» (литературное приложение к проекту «Котельники Daily») написал статью про YA, подростковое чтение и немножко, понятно, про себя, недостойного.

Зачитать – их права