«Тубагач». Отзывы

Пока никто не видит, выложу кусочки отзывов на книжку «Тубагач».

Елена Соковенина:
«Небольшой рассказ Идиатуллина — удивительное погружение в глубины души, сбитое дыхание, детский отказ считаться с очевидной безнадёжностью правды, мальчишеская фантазия и взрослая воля. И огромная сила доброты, которую передаёт взрослый мужчина мальчикам, а с ними — всему миру.»

Светлана Лаврова:
«А-а-а-а-а-а! До сих пор вся сижу в мурашках. Это невероятно здорово. И картинки очень хорошо подходят, просто то, что надо.»

Павел Калмыков:
«Мальчишка Булгак – маленький, настырный, последний романтик потерявшегося в космической бездне рая – не очень похож на эпического героя. Он делает уроки, завидует сильным, побаивается грубых и… верит в великую миссию ради светлого будущего. И становится ясно, что миссия-таки выполнима, и никем другим кроме Булгака, именно потому что он маленький настырный романтик, настоящий мальчишка. И просто здорово написано. (…) Я всегда говорил, что Шамиль для детей лучше пишет, чем для взрослых. И рисунки отличные. Вот лучше не надо – и зримость придаёт, и мера условности соблюдена, больше подробностей не надо.
Браво Шамилю. Браво художнику. Ура издателю.
Рекомендую искренне, пацанам и взрослым.»

Екатерина Каретникова:
«Когда история дочитана, на вопрос: хорошо она закончилась для героя или плохо, читателю придётся ответить самому. И даже может быть непонятно: хорошо тебе (читателю, её прочитавшему) от того, что уже всё, или плохо. Зато абсолютно ясно, что то, что осталось, в сто раз серьёзней простого настроения, навеянного текстом, и скоро не пройдёт.
И, как мне кажется, очень большая удача, что и автор, и иллюстратор книги ироничны, остроумны и совершенно непредсказуемы.»

Ася Михеева
«лаконичная до предела (несмотря на множество мелких и очень точных деталей) история о том, что такое настоящая надежда и что такое настоящее мужество.
И и еще о том, что тот, кто знает цену ошибки, берет _два_ скафандра.»

Анастасия Шевченко:
«По ощущениям, самую малость наивного Крапивина, немного романтичного Брэдбери, чуть Джека с его бобовым зёрнышком, крошку печального Кинга, не поверите, даже Ле Карре отчасти (ну, это же мои ощущения, верно?) и, конечно, прекрасно много Идиатуллина с его особой манерой заставить читателя почувствовать себя на месте мелюзги, которая вот-вот расправит если не крылья, то тощие плечики. Несмотря на.»

Лада Славникова:
«На редкость плотный текст: так мало слов, и так много сказано! (…) В общем, это замечательный вполне себе взрослый твёрдый sci-fi, такой редкий в наше время и оттого весьма ценный. Родители, купите эту книгу себе! А дети, может быть, заодно тоже прочитают. Во всяком случае, им это совершенно точно не повредит.»

Ильшат Саетов:
«Сын (1 класс) в восторге, два дня ходит с книгой школу, читают вместе с другом. Это первая книга, которой он увлекся, до этого все как-то через не хочу было. Спасибо автору.»

Ирина Бардина:
«Многие, прочитав рассказ, могут почувствовать разочарование, поскольку нет точного и понятного окончания. Однако, я могу сказать с уверенностью, что понятное окончание только испортило бы всё. А так, в душе появилось что-то светлое и нежное, наверно, надежда.»

Лента Ососкова
«Потрясающе. И очень ВНЕЗАПНО. Оказывается, фантастика высшей пробы! И насладиться, и поразиться, и задуматься. Покупала в подарок. Думаю, теперь придётся покупать второй экземпляр)))»

И целиком, чтобы не пропал, выложу совершенно колоссальную рецензию Елены Бороды. Отзыв, как положено, сильно богаче и умнее предмета исследования. Горжусь и ликую.
«Рассказ Шамиля Идиатуллина «Тубагач» не поддается бесспорной классификации. С одной стороны, он отвечает всем жанровым признакам рассказа. С другой стороны, в небольшом по объему тексте сконцентрировано немалое количество символов и мифологем, а перспективные линии сюжета не вмещаются в пространственно-временной континуум этого текста. Все это придаёт рассказу характер притчи.
Прежде всего автор обыгрывает один из базовых сюжетов о вечном возвращении, который к тому же перекликается с сюжетом поиска Земли Обетованной – тоже базовым. В данном случае даже не поиска, а обретения. Колонисты Лучшей (так они называют новую планету) пользуются благами и преимуществами Золотого века. Они, по сути, обитают в раю. И образ их жизни, в общем, близок насельникам Эдема. Они не знают голода, ни плотского, ни желудочного. Те, кто здесь родился, даже мяса не пробовали. «Девчонок здесь нет. И отбивных» — замечает Михалыч. Он-то знает, что это такое, будучи одним из землян. Тем не менее этот рай надо покинуть. А, собственно, зачем?
Первый архетип, перевёрнутый с ног на голову.
Тубагач, мощное дерево, семена которого приносит с неба загадочная зелёная гроза, — аналог Мирового Древа. Тубагач выстреливает живым человеком – куда? Правильно: по направлении к Родной. То есть, к Земле. То есть, к корням. Такой вот двусторонний символ, зеркалящий структуру мирового пространства.
Уход из рая тоже интерпретирован по-другому. Грехопадения не происходит, изгнания, соответственно, тоже. Человек сам стремится покинуть уютную обитель. Потому что он не устрица, он не может довольствоваться тем, что сыт и обогрет. Ему нужны связи, контакты, полёты, сто три рукопожатия и «жизнь будущего века». Говоря проще, вечность.
Да, сюжет рассказа скреплён подобными символами-перевёртышами. Но в этой постановке с ног на голову нет отрицания. И уж тем более нет всеядной постмодернистской иронии. Скорее, автор прибегает к приёму, который можно метафорически обозначить приёмом «песочных часов»: представляя в миниатюре одного дня всю историю человечества. Потому что история – это не что иное как постоянное перераспределение сил. Эпоха силы и мощи сменяется эпохой разума. После войны наступает эра созидания, а затем период эстетской беспомощности. Время разбрасывать камни — и время собирать их.
Тубагач к тому же является живым напоминанием ограниченности во времени. Дерево растёт несколько дней, а потом застывает золотистым стволом. Памятником дерзким намерениям и упущенным возможностям. Живой иллюстрацией того, что в определённое время нужно не раздумывать, а действовать решительно и без промедлений.
Это ограничение звучит притчевым лейтмотивом, постоянным стуком в висках, ритмичным «тик-так», намекающим на то, что жизнь конечна, а день клонится к вечеру. До вечера же маленькому герою Булгаку нужно исполнить задуманное. Если успеет – колонизаторов ждёт воссоединение с Семьёй. Если нет – они будут возделывать новую землю. Тогда у них впереди пресловутая вечность. Которая, не исключено, тоже предоставит им возможность дотянуться до звёзд.
Но процесс «врастания» уже идёт. У колонистов образовался свой язык, свои поверья, свои представления о мире. Память о Родной скоро станет почвой для мифов. Тоже, кстати, путь.
Теперь про героя. Имя Булгак, насколько я помню, древнетюркского происхождения, и указывает оно на характер мальчика из породы «желающих странного». (Булгак в переводе на русский — «подвижный», «мешающий», «взбалтывающий», что-то вроде того, кто ставит всё с ног на голову. В русском языке есть отголоски: некоторые местности сохранили слово «булгачить» — в смысле тревожить, не давать покоя).
Вообще удивительно, что в таком маленьком тексте выписан столь объёмный характер. Мы видим мальчика в контакте практически со всеми представленными на Лучшей социальными группами: ровесниками, старшими ребятами, социально ответственными взрослыми вроде учительницы Галины Джоновны, и взрослыми посторонними, но значимыми для жизни колонии (пилот Михалыч). И все эти контакты активны! То есть, Булгак, конечно, робеет перед старшими мальчишками, боится, что суровый Михалыч надерёт уши, что Джоновна станет отчитывать. Но он не убегает, а пытается настаивать на своём, добивается ответа на будоражащие вопросы, возражает, хотя при этом часто сдерживает слёзы. Дети из инкубатора вообще, похоже, наделены не очень большим запасом физических сил, зато одарены сверхчувствительностью.
И ясно же, что покидают обжитое место, расширяют пространство и преодолевают время не самые сильные-умные-красивые-выдающиеся, а такие, как этот мальчик – «подвижные», не сидящие на месте.
«Тубагач» — это притча о пути. Точнее, о выборе пути и упорстве в его достижении. У неё нет конца. И какой путь верен – тоже не сказано. Может быть, тупиком будет возвращение на Землю-Родную. А может быть, наоборот, успокоение на Земле Обетованной. Как любая хорошая книга, «Тубагач» даёт читателю больше вопросов, чем ответов.
Иллюстрации, к слову, шикарны! Александр Храмцов будто мультфильм создал, а не просто проиллюстрировал текст. Ощущение тревоги, что-то колючее, сдержанная цветовая гамма как нельзя лучше дополняют общий колорит произведения.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *