Ряд волшебных изменений милого лица, или Нам были знаки

По данным любимого издательства «Азбука», первый тираж «Города Брежнева» (без блямбочек на суперобложке, зато с крашеным обрезом) кончился осенью, первая допечатка (с блямбой «Финалист «Большой книги» на супере), поступившая 8 декабря, ушла за несколько недель, от второй допечатки (с блямбой «Лауреат»), поступившей 25 декабря, осталось меньше половины.
Äyeah.

Потому что это смысл литературы

Мощно выступил на андеграундной площадке: по просьбе «Воскресного Мелиоратора» (литературное приложение к проекту «Котельники Daily») написал статью про YA, подростковое чтение и немножко, понятно, про себя, недостойного.

Зачитать – их права

Вещественное доказательство

В довольно сильной серии издательства АСТ «Самая страшная книга» вышла очередная антология — «Хеллоуин», включающая и мой рассказ «Обмен веществ».

halloween

Вообще-то я с детства не пишу рассказов – возможно, потому, что малая повествовательная форма слишком близка к тому, чем я занимаюсь по жизни и профессионально. Соответственно, переключение в режим беллетристики уводит локоть в совсем серьезный замах, молоточком бы его за это. Ну и некуда особо-то писать – последние пятнадцать лет вымыли из читательского оборота литературную периодику и приязнь к сборникам. Поэтому на пять опубликованных романов у меня приходятся одна повесть и два рассказа. Один написан специально для роскошного сборника «Азбуки» «Русские дети».
Со вторым – «Обменом веществ», — история вообще забавная. Он был сделан в марте 2008 года за два вечера для организованного Вадимом Нестеровым сетевого конкурса «Рваная грелка», не вышел из первого тура, заняв по итогам голосования подозрительное 88-е место (хотя я искренне претендовал на четвертую-пятую сотню, более-менее представляя, какой формат любим грелочной общественностью) – и в итоге оказался самым публикуемым кусочком моего неопалимого творческого наследия. Год спустя рассказ напечатал волгоградский фензин «Шалтай-болтай», через три года – казанский журнал «Идель», теперь вот дожили и до книжной публикации.
Всего в «Хеллоуине» шестнадцать рассказов. Любителям отечественных ужасов хорошо знакомо большинство авторов, в отличие от меня, давно и серьезно рубящих хоррор-фишку (я там самый левый и, по ходу, самый старенький (*плачет*)). К тому же серия «Самая страшная книга» успела зарекомендовать себя и напугать других, в том числе полупрофессиональных блюстителей нравственности (предыдущий сборник, «13 маньяков», пару месяцев назад со скандалом пытались выпилить из московских магазинов). Рассказы, которые я успел прочитать, отличные — и риальне страшные.
В общем, всячески рекомендую.

Хоть и седьмой, а дурак

Похоже, у пафосного издательства «Манн, Иванов и Фербер» беда с переводчиками и редакторами. Начал читать книжку «Зачем мы пишем», на двадцатой минуте задумался, зачем мы читаем — спасибо фразам типа «В интервью, которое дала мне Иган, она сказала мне». Бросил. Начал читать книжку «Спасите котика», на двадцатой (проклятый какой-то этап) минуте автор предложил оценить, как «достаточно иронично» звучит логлайн фильма «Крепкий орешек»: «Полицейский приезжает в Лос-Анджелес к своей бывшей жене и узнает, что здание, в котором она работает, захвачено террористами». Узнает, блин.
Не найдя достаточной иронии, полез в оригинал. Там, если переводить тупо и дословно, так: «Коп приезжает в Л.А. навестить жену, с которой разъехался, а здание с ее офисом захватывают террористы». Есть ирония, оказывается, — может, не для всех достаточная, но fairly reek (явно попахивает) — как и обещал автор в оригинале.
Спасибо переводчику, в общем — да и редактору тоже.
«Испортил песню, дур-рак» (с)
Обе книжки, между прочим, от 600 рублей стоят.
Теперь всё, что ли, в оригинале читать?

Принцессы, розы и явно не ЕЕ Россия

Читательское пуританство набирает агрессивность и размах. Пока проплаченные активисты атаковали Пелевина с Сорокиным, это было забавно. Потом бесноватые толпы принялись нападать на подростковые и преимущественно переводные книжки, авторы которых пытались подсунуть невинному российскому ребенку то выпад против национального величия, то сцену с наркоманами, то еще какие секас с насилием и матными словами. Это было уже невесело. Теперь читательская общественность все увереннее находит слова, несовместимые с глазами нашего российского ребенка, в добрейших, умнейших и остроумнейших книжках.
Понятно, что все это мы проходили сто раз — от утаптывания «чуковщины» до разоблачения педераста Винни-Пуха с тунеядцем Чебурашкой. Но когда нас грабли пугали-то.
Дальше пусть великие говорят. Вот три цитаты.

1. «спасибо что выложили скан именно этой страницы
лично я считаю, что слово — хреново — не должно использоваться в художественной литературе для детей»

Отзыв пользователя Пенелопа на книгу Павла Калмыкова «Клад и другие полезные ископаемые» (сайт книжного магазина «Лабиринт»)

2. «А вот, собственно, то, что меня (как маму троих детей и как педагога-филолога) огорчило:
— использование воровского жаргона в тексте — «стрелка», «на шухере», «шорох наведём»;
— грубая лексика — «а ну, стоять! куда прёмся!», «девка», «халявщики», «обалдительно», «Довыделывалась перед молодёжью, балда старая!», «Ну найдись только, дрянь такая! пришибу на месте» (это говорит МАМА-медведица о потерявшейся дочке!!!);
А цитату со стр. 278 приведу развёрнутую:

Бурая девочка Настёна говорила медведице Ксюше:
— Мама, я на следующее лето еду на Цейлон. Меня Бхалу приглашает.
— Что?! — ужаснулась Ксюша. — Только через мой труп! Что у нас на Камчатке парней мало?
— Ты не понимаешь, мама, — снисходительным голосом сказала Настёна. — Он та-ак кла-ассно целуется! И будет заботливый отец.
(Ещё бы Бхалу не классно целовался — с его-то губищами!)
В скобках — это не мой комментарий, авторский.
Я была просто в шоке!!! Особенно учитывая, что книга рекомендована «Для детей младшего школьного возраста» и «Издана при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018 годы)»» (это «культура» явно не МОЕЙ России!).
В аннотации сказано, что писатель обладатель литературной премии «Заветная мечта», а книга полна «безудержной фантазии и неиссякаемого чувства юмора». У меня просто нет слов! Я не знаю, как можно адресовать книгу с такими недоработками детям… Это очень печально.
Настоятельно рекомендую автору сделать работу над ошибками — уж простите за профессиональную самонадеянность.»

Из отзыва пользователя Elen-777 на книгу Павла Калмыкова «Лето разноцветно-косолапое» (сайт Livelib)

3. «Правильно было когда-то сказано, что хорошо воспитанный человек может читать все. Осуждать то, что естественно, могут лишь люди духовно бесстыдные, изощренные похабники, которые, придерживаясь гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом набрасываются на отдельные слова.»
Ярослав Гашек, из послесловия к первой части «Похождений бравого солдата Швейка»

И прав был капитан: еще не вечер

Крупнейшее издательство страны подобрало аргументы в пользу пиратства, с которыми и спорить почти невозможно.
Пошел строгать деревянную ногу.
http://eksmo.ru/news/publishers/1648136/



Красная Армия близко

В марте в издательстве «Престиж Бук» выходит сборник Василия Щепетнева «Темная сторона игры», включающий, помимо прочего, до сих пор не печатавшуюся повесть «В ожидании Красной Армии» (которую лично я ждал лет десять). Прочее такое: «Время цепных собак» (старая повесть, по разным данным, либо не публиковавшаяся вообще, либо ставшая основой для частично опубликованного в сети романа «Гамбит смерти»), а также не раз выходившая повесть «Марс 1939» и тоже опубликованная первая книга цикла новелл про сыщика Арехина (которая меня малость расстроила). Итого 464 страницы. Сейчас Щепетнев дописывает для «Престиж Бука» второй блок новелл, который будет издан в следующем томе — я так понимаю, еще с каким-то довеском из старенького-малоизвестного.
Очень рад.
Под катом образцы иллюстраций Ивана Иванова.
Три картинки

Не прошел по пяти пунктам

Потом-то главный редактор отдела фантастики издательства «Эксмо» все правильно говорит: «Я посоветую писать интересные, не скучные, оригинальные произведения, герои которых – живые люди, а действие происходит в хорошо проработанных и достоверных мирах. А еще произведение должно нравиться своему автору, и он должен вкладывать в него не только разум, но и душу.» Но это происходит несколькими абзацами ниже вполне исчерпывающего сообщения:
«Нас интересуют только завершенные произведениия объемом от 12 а.л., написанные в жанрах:
1. Фантастический боевик.
2. Боевая фэнтези
3. Классическая фэнтези
4. Фантастический роман про «попаданцев»
5. Альтернативно-исторический роман.»

http://fan-book.ru/news/n/otveti-dmitriya-malkina.html
via

Стало быть, душа автора должна порхать промеж живых людей достоверных миров сугубо в рамках пяти пунктов.
Не читать мне, похоже, фантастики крупнейшего отечественного издательства.

ИДМ открыл интернет-магазин

Издательский дом Мещерякова открыл собственный интернет-магазин. Представлена предельно возможная линейка прекрасных книг. В других местах выбор изданий ИДМ, понятно, гораздо уже, а цены сильно выше. Допустим, мой роман «За старшего» в интернет-магазинах стоит на 10-50% дороже, чем здесь, а в обычных книжных и того больше, да к тому же кончился давно (как в ТДК «Москва», например»).
http://idmkniga-s.ru/index.php?route=product/product&path=93&product_id=84
Ну и мой роман, понятно, не самое выгодное приобретение, которое можно теперь сделать. Очень рекомендую.