«Долгая воскресная помолвка»

Себастьен Жапризо

В январе 1917 года конвойная команда водит по французским окопам пятерку приговоренных к смерти самострелов. Казнь все не случается, и вдруг принимает чудовищное воплощение: преступников выталкивают на поле перед окопами. А утром начинается наступление. Два года спустя невеста самого безобидного из сгинувших солдатиков, несовершеннолетняя красотка с парализованными ногами, узнает обстоятельства гибели любимого и зарывается в эту историю сначала для того, чтобы узнать подробности, потом — чтобы выяснить, не ее ли суженый был одним из тех, кто вроде бы спасся из бушавенской мясорубки.

Жапризо останется в веках автором двух гениальных психопатологических детективов про выживающих женщин. Все, что он делал до и после «Дамы в очках…» и «Ловушки…», почти несущественно (хотя «Убийственное лето» задирает градус экзистенциального всесожжения до невыносимого уровня, а «Купе смертников» и киноповести лихи и виртуозны). «Помолвка», последний роман Жапризо, именно что несущественна. Хорошо придуманная и обстоятельно рассказанная история, ушлый автор которой подогнал к фабуле кучу дополнительных смыслов — в основном гуманистического свойства, — но не слишком озаботился их вплетением в сюжет. Текст, выгонявшийся, такое ощущение, на голой технике, представляет собой привычную автору и милую ухогорлоносу его постоянной протагонистки кружевную скороговорку про синие жакеты с выточками, сердитых тетушек, мускулистых молодцев на мотоциклах и, естественно, прикосновения, которые не забываются. К тому же на старости Жапризо впал в низовую классическую традицию, насытив текст деталями и фигурами вроде преступных капитанов и мстительниц с кинжалом, свойственными, скорее, книгам про Рокамболя и прочие парижские тайны.
В общем, для любого другого автора это было бы вполне удачное и мастеровитое изделие, заслуженно претендующее на успешную экранизацию (привет Одри Тоту). У любого другого автора я бы такое сроду читать не стал (пока, Одри Тоту). А на имя Жапризо повелся.
Победил он меня напоследок.

Спички детям не «Игрушка»

Гостевавший у нас две недели 40-летний парижанин, полиглот, интеллектуал, преподаватель и исследователь российско-персидских отношений, не смотрел фильм «Игрушка» (который Le Jouet). И даже музыку Владимира Косма (та-та та-та-рам) не слышал ни разу.
Тут же был усажен в кресло и подвергнут принудительному показу, каковой снес безропотно (ржа в положенных местах). По итогам сказал, что фильм славный, только чем дальше, тем грустнее.
Дикие люди, ей-богу.

«Пророк»

(Un prophète)

Гран-при Каннского фестиваля, супертрадиционная история очередного Маленького Цезаря, вырастающего из тихого и вполне обреченного полугопника-получмошника в перспективного крестного отца (с поправкой на мусульманское происхождение) — и просто довольно сильный и хороший фильм. Первый, по-моему, фильм про зэков, который я посмотрел с удовольствием (хотя вру, забыл про Шоушенк и первый сезон «Побега из тюрьмы»). Спасибо не только внятному сюжету и грамотному кастингу — но и впечатляющему, при этом ненавязчивому сплаву натурализма (да, при детях не смотреть и не слушать) с символизмом.
Рекомендую.

Пустили Дуньку

«ПАРИЖ, 12 ноя — РИА Новости. Студент из России находится в критическом состоянии после взрыва в университетском городке в Монпелье на юге Франции, передает агентство Фран Пресс со ссылкой на заявление местного прокурора Бриса Робена. Взрыв в студенческом городке в Монпелье прогремел в среду утром, когда студенты пытались соорудить самодельное взрывное устройство. По словам прокурора, о терроризме речи не идет. Ранения получили шесть человек, среди которых двое русских, украинец и украинка, армянин и молдаванин.»

Пятый Интернационал они создавали, что ли.