Нетвиты 2016/22

— Дождь идет?
— Нет, стоит.

Superman & Batman vs Pallman. Хороши с уксусом и сметаной.

Назвался груздем — полезай в дурку.

А ну, кто еще хочет попробовать комиссарского тела и в Петроград?

НИИУДЕЯ, лаборатория НИЭЛЛИНА.

Уж небо осенью дышало, гюрза земля весной задохлась.

Я люблю тебя до слез, до прожилок, до желез.

Энгри бёрдс, бегущий краем моря.

Все умрут, а я Танатос.

Рукописи не горят зпт жгите ногокаки тчк

Игровая приставка для экшна и FPS «Плейбойня».

Для приборов с подзарядкой люди — всего лишь разрядные устройства.

(камент к посту про спойлеры, чтобы опять не забыть) У Рекса Стаута повесть «Disguise for Murder», впервые опубликованная под названием «The Twisted Scarf», вышла на русском под названием «Пестрый шарф». Пытливому читателю даже убийства дожидаться не пришлось — первый же персонаж в пестром шарфе неизбежно должен был оказаться либо жертвой, либо убийцей. Убили кого-то другого — вот вам и бином.

Ниже смешались кони, люди, кошки, собаки, утки и кое-кто еще в десятке снимков
Continue reading

Нетвиты 2016/21

Платон мне друг, но и стена до рожи.

Пожелание «Гори в аду!» очень радует Иосифа Виссарионовича: не каждому удается забрать малую родину с собой.

Он где-то даже гениален. Жаль, что не здесь.

Одесную и офэншую.

Вершина повседневного творчества — «Поем, а».

Эдак ведь скоро слова «лажа» и «лузер» будут полностью вытеснены «лозой» и «лозером».

А вот если Гейропа на Гетеропу налезет, кто кого заборет?

(К печальной реплике Романа Шмаракова: «Некоторая Сара Линдхейм написала об овидиевских «Героидах» книжку под названием «Mail and Female». «Нельзя так с переводчиками» (с)) И кого-нибудь справедливо забьют камнями за вариант «Мыло и мочалки».

Depper and Depper (к новости о демонстративном разводе Джонни Деппа).

Картины живой и неживой природы Continue reading

«Считать проверенным. Политически развит удовлетворительно. Предложить знания углубить»

1. «Наукою евгеникой
Плененный до конца,
Однажды фис Олейников
Допрашивал отца:
— Скажи мне, пэр Олейников,
Былого не кляня,
Ты, верно, по евгенике
Воспитывал меня?
И молвил пэр Олейников,
Потомка возлюбя:
— Я прутиком от веника
Воспитывал тебя!
И загрустил Олейников,
Качая головой…
— Увы, — сказал, — евгеника,
Я не взращен тобой.»

2. Воспоминания Николая Чуковского: «Коля Олейников был казак, и притом типичнейший — белокурый, румяный, кудрявый, похожий лицом на Козьму Пруткова, с чубом, созданным богом для того, чтобы торчать из-под фуражки с околышком. Он был сыном богатого казака, державшего в станице кабак, и ненавидел своего отца. Он весь был пропитан ненавистью к казакам и всему казачьему. Он утверждал, что казаки — самые глупые и самые ленивые люди на свете. В казачьих землях, говорил он, умны только женщины. А мужчины — бездельники и выдающиеся дураки. Все взгляды, вкусы, пристрастия выросли в нем из ненависти к окружавшему его в детстве казачьему быту. Родня сочувствовала белым, а он стал бешеным большевиком, вступил сначала в комсомол, а потом в партию. Одностаничники судили его за это шомполами на площади,— однажды он снял рубаху и показал мне свою крепкую очень белую спину, покрытую жуткими переплетениями заживших рубцов. Он даже учился и читал книги из ненависти к тупости и невежеству своих казаков».

3. Лидия Гинзбург. «Вот что он мне как-то о себе рассказал. Юношей он ушел из донской казачьей семьи в Красную Армию. В дни наступления белых он, скрываясь, добрался до отчего дома. Но отец собственноручно выдал его белым как отступника. Его избили до полусмерти и бросили в сарай, с тем чтобы утром расстрелять с партией пленных. Но он как-то уполз и на этот раз пробрался в другую станицу, к деду. Дед оказался помягче и спрятал его. При первой возможности он опять ушел на гражданскую войну, в Красную Армию».

4. «Слушали: дело члена ВКП с июня 1920 года, билет № (…) тов. Олейникова Николая Макарьевича. Родился в 1898 году в Донской области. Отец служащий. Сам тоже служащий. Образование среднее — окончил реальное училище. Во время гражданской войны, на почве политических разногласий, убил отца. Служил в красной армии (…) Постановили: Считать проверенным. Политически развит удовлетворительно. Предложить знания углубить. (Ростов. 15 июня 1925)».

via Олег Лекманов, Александр Немировский

Как я провел этим пятым

mmkv

Отлично сходил на ММКВЯ. Поучаствовал в семинаре «Книгуру» про детскую литературу, развиртуализовался с двумя комрадами, купил две книжечки (что за животное на снимке, без понятия).

Обложки и развороты

Ты живи долго

Сегодня день памяти Габдуллы Тукая.
Тукай, как известно, татарский Пушкин. Еще Лермонтов, Добролюбов, Гейне, Шекспир и без дураков наше все. Создал современный литературный язык, обосновал национальную идентичность, внедрил в общественное сознание необходимость прогресса, непрерывно бедовал, страдал и мучился – осиротел совсем клопиком, все детство передавался с рук на руки дальними родственниками и вообще посторонними бабушками-дедушками (так было принято), рано окривел, на первой медкомиссии узнал, что не жилец, но прожил еще десяток лет, обеспечивших татарскую литературу смыслом на десятилетия вперед, пацаном стал всенародным кумиром, почти сразу был развенчан как исписавшийся попсовик, собачился с духовенством и богатеями, при этом разок выступил на как бы корпоративе, чего дико стыдился, от женщин бегал, с друзьями цапался или молчал, последние годы дышал кусочком легких, умер в неполные 27 лет 15 апреля 1913 года. Последние слова: «Когда последняя корректура?»
Нормальный татарин знает от одного до сотни стихов Тукая наизусть.
Старые татары до сих пор говорят внукам: «Мы народ, который Тукая не уберег. Такой ведь народу один раз дается – и то не каждому. А мы не уберегли. Чего мы хотим-то теперь вообще?»

Просто цитата из Фатыха Амирхана, тоже классика и друга поэта:
«Ночью он зашел ко мне проститься. Лицо у него было по-детски просветленное.
— Завтра утром я ложусь в Клячкинскую. Ты еще будешь спать. Может, больше не увидимся. Тогда прощай!
От докторов я знал, что ему осталось жить месяц, самое большое — полтора. Я понимал: это «прощай» было последним. Но сказал ему:
— Поправляйся, до скорой встречи.
Выходя из комнаты, он обернулся.
— Нет уж, пусть встреча состоится нескоро — ты живи долго.»

Твоя чистейшая рука

Гениальная Алена закрыла тему:

«По многочисленным просьбам телезрителей обнаружен оригинал знаменитого стихотворения Лермонтова, до неузнаваемости обезображенный современниками. На самом деле было так:

Ну, здравствуй, мытая Россия,
страна свобод, страна правОв,
непротивленья злу насильем,
раскрепощения умов!

И даже за хребтом Кавказа
меня найдут наверняка
твой пылкий нрав, твой хладный разум,
твоя чистейшая рука.»

Барбаросс и необычный пресс

«Вокруг имени национального татарского героя, казненного фашистами поэта Мусы Джалиля разгорелся скандал. Вчера стало известно, что по факту клеветы на него следственный комитет при прокуратуре РФ по Татарстану возбудил уголовное дело. Поводом стала пьеса «Барбаросс инкыйразы» («Провал плана Барбаросса»), опубликованная в казанском научно-популярном журнале «Мирас» («Наследие»). В ней Герой Советского Союза Джалиль представлен как пособник Гитлера и член национал-социалистской рабочей партии Германии. Соавтор пьесы, главный редактор «Мираса» Минахмет Сахапов считает, что «дело возбуждено по ложному доносу».»
http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1305735

Из давнего текста Рафаэля Мустафина, полжизни отдавшего изучению судьбы Джалиля:
«Бывший военнопленный Габбас Шарипов вынес из тюрьмы первую Моабитскую тетрадь Мусы Джалиля. И поплатился за это десятью годами заключения в бериевских лагерях.
Другой наш соотечественник, Нигмат Терегулов, специально приехал из Уфы в Казань, чтобы передать эту тетрадку в Союз писателей Татарии. Был арестован, получил срок и погиб в тех же лагерях…
Бывшего военнопленного из киргизского города Ош Рушата Хисамутдинова, также арестованного после войны, не раз допрашивали в подвалах Чёрного озера. Расспрашивали и о Джалиле. И каждый раз он отвечал, что Джалиль – поэт-патриот, член подпольной антифашистской группы. И умер – как герой. Его прерывали, не давали договорить, били, орали на него, что Джалиль – предатель, изменник Родины. А он повторял своё и следил, чтобы в протокол заносили его показания без искажений…»

И с другой стороны (цитаты из того же текста Мустафина):
«…Ещё в феврале 1946 года бывший военнопленный Я. Шамбазов дал показания, что Муса Джалиль остался жив и скрывается на нелегальном положении где-то в Западной Германии. На основании этого показания четвёртый отдел МГБ СССР 18 ноября 1946 года завёл разыскное дело на Залилова Мусу Мустафовича (Мусу Джалиля). Он обвинялся в измене Родине, пособничестве врагу и других смертных грехах. К розыску «опасного преступника» была подключена широко разветвлённая агентурная сеть.
…Одновременно с этим свидетельством, а порою и намного раньше свидетельские показания прямо противоположного характера дали такие бывшие военнопленные, как Рушат Хисамутдинов, Назиф Надеев, Фатыхов, Гилязеев, и др. Все они в один голос утверждали, что Джалиль вёл в Германии подпольную работу, агитировал за переход созданных немцами так называемых восточных легионов на сторону Красной армии, был арестован фашистами и казнён.
…5 апреля 1947 года имена татарских писателей Мусы Джалиля и Абдуллы Алиша были включены четвёртым управлением МГБ СССР в список особо опасных преступников, подозреваемых по целому ряду политических статей. Список этот разослали по всей агентурной сети, в том числе и за рубежом… Чекисты Татарии искали «преступников» сами и регулярно запрашивали Центр о ходе расследования. Так, 7 сентября 1948 года в ответ на запрос из Казани пришло сообщение Центра, что «Залилов в 1945 году ушёл в Западную зону Германии». При этом ссылка делалась на данные старшего уполномоченного МГБ по Германии.»
http://kitap.net.ru/mustafin/1.php

И ведь не сказать, что ничего не меняется. Сахапова за пьесу сразу исключили из Союза писателей Татарстана, а теперь он заявил «Ъ»: «Весь цивилизованный европейский мир узнает о притеснениях в Татарстане. Преследования в отношении меня ведутся давно и не останутся незамеченными. Прекратить их может только мой добровольный уход из жизни».
Кросаветс.