Вместе с выцветшими красками

Стартовала новая атака на дом Яны Дягилевой: на сайте Госинспекции по охране объектов культурного наследия Новосибирской области появился «акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия» на 317 страницах.
Эксперт А.Ф.Мартынов, найденный аж в Иванове, как и предполагалось, не обнаружил «той особой исторической, архитектурной, научной, художественной или иной значимости», которая позволяет воссоздать или сохранить дом Яны Дягилевой в качестве памятника или музея (на чем давно настаивают новосибирские активисты). А.Ф.Мартынов, судя по приведенным им в начале акта сведениям, по образованию инженер, специализирующийся на электроприводах и автоматике промышленных установок. В качестве «эксперта по проведению государственной историко-культурной экспертизы» он был аттестован 17 июля 2019 года — через 9 дней после того, как приступил к указанной экспертизе.
Я не инженер и тем более не аттестованный эксперт по экспертизе. Но хотел бы обратиться к Новосибирской Госинспекции по охране объектов культурного наследия как журналист, писатель, гражданин, а также поклонник творчества Яны Дягилевой с 30-летним стажем.
Не позвольте снести дом Янки.
Яна Дягилева прожила всего 24 года, большей частью в этом самом одноэтажном деревянном доме на две малюсеньких квартиры с печным отоплением и без подвала. Здесь, в квартире №2 общей площадью 27,8 м, она существовала с рождения, здесь она писала песни, принимала друзей, включая Александра Башлачева. В этом доме Яна Дягилева стала той Янкой, которую мы знаем, уникальной личностью, поэтом и музыкантом, умудрившимся вплести в высокую нонконоформистскую поэзию вполне глобальные рок-мотивы и глубинно русский бабий плач.
Янка прославила Новосибирск, Сибирь и Россию. Ее творчество стало национальным достоянием. Ее песни до сих пор любят, цитируют и исполняют в общагах, на кухнях и в концертных залах, причем не только в России (см. альбомы и концерты Пелагеи, Алины Симон и Massive Attack).
Тот грустный и нелепый факт, что в Новосибирске до сих пор не все понимают или не хотят понять, чем была Янка для всех нас, всего лишь доказывает правоту трюизма про пророка в своем Отечестве. Между тем, текущую ситуацию емко и разносторонне описывает едва ли не любая наугад выдернутая из Янкиных альбомов строчка — от «Не положено» и «Дом горит, козел не видит» до «Продана смерть моя» и «Может, простят».
Музей Яны Дягилевой может и должен стать памятным местом и одним из культурных и, прости Господи, туристических центров Новосибирска. Застройка на месте дома Яны Дягилевой будет символом несмываемого позора.
Пожалуйста, не сносите дом Янки.

Духи пиара

Вот как надо:
НЬЮ-ЙОРК, 2 мая. /ИТАР-ТАСС/. Памятник пяти погибшим в Афганистане советским военным летчикам, установленный к северу от Кабула на авиабазе Баграм, намерены восстановить находящиеся там американские десантники. Сержанты ВВС США инженеры Дэвид Кили и Реймонд Росс обнаружили мемориал в конце взлетно-посадочной полосы летом прошлого года и сейчас прилагают усилия к его восстановлению, сообщает сегодня газета «Уолл-стрит джорнэл».
Монумент сооружен в память о погибших старших лейтенантах Игоре Алешине, Константине Павлюкове, Владимире Палтусове, Викторе Землякове, капитане Мирославе Бураке. На стене памятника, который был сделан руками их боевых товарищей, было начертано: «Имя твое — интернационалист, подвиг твой бессмертен».
«Они делали то, что от них хотела страна, и заплатили за это дорогой ценой. Не имеет значения, из какого они были государства. Памятник — часть истории, и мы не считаем, что он заслуживает того, чтобы оказаться под ковшом бульдозера», — говорит Дэвид Кили.

Если даже в ходе реконструкции полосы американцы снесут памятник, все равно останутся в шоколаде — на фоне Таллина, Химок и Ставрополя.
Жалко, что мы необучаемы.