«Облачный полк»

Эдуард Веркин

Спокойный патриарх неспокойного семейства, бурлящего вокруг дачных шашлыков, купаний и любых других каникулярных поводов, под натиском правнука вспоминает детство, самый страшный и звонкий кусок – зиму 1942 года. Три последних месяца из полутора лет, в течение которых Димка бродил по пояс в грязи и снегу, конвоировал перепуганных до истерики полицаев, выменивал у немецких обозников гранаты на лендлизовскую тушенку с Большой земли, отчаянно хотел отогреться и наесться, а еще больше — открыть наконец счет убитым фрицам. А опекал его эти полтора года Саныч, дерзкий пацан, трепло и боец от бога, заговоренный цыганкой от пули и фотокадра, представленный к Герою и боящийся всего трех вещей: предательства, торфяного топтуна из бабкиных сказок и строгой девушки Алевтины.

Эдуард Веркин производит (и, похоже, поддерживает) впечатление холодного до аутичности литератора-профи, способного писать для детей что угодно, в любом направлении и с обеих рук. Основной рукой он в короткие сроки наколотил несколько десятков повестей в коммерчески привлекательных и не слишком тесных нишах подростковых ужасов, фантприключений и познавательного фикшна – и добился успеха, признаком которого можно считать тиражи, переиздания и небольшую армию фанатов.
За этими нишами, как в целом за текущими процессами в отечественной детской литературе, я не слежу и ничего совсем уж хорошего от ниш и процессов давно не жду. Соответственно, Веркина я не читал и не собирался. Но усеченный вариант моего романа прошел вдруг в финал конкурса «Книгуру» — и я решил, что лучшего повода изучить срез актуального детлита не будет.
Тут и выяснилось, что у Эдуарда Веркина есть вторая рука, которой он пишет некоммерческие тексты и получает за них (впрочем, не только за них) разные премии (но не всегда публикации). Дальше можно порассуждать про Джекила и Хайда, про Синюю папку и про сор, из которого непременно что-нибудь растет. Но лучше сразу перейти к делу.
Дело такое: «Облачный полк» — единственная книга последнего (как минимум) десятилетия, которую должен прочитать каждый нормальный житель нашей страны, достигший 14 лет.
В роман я вошел со снисходительным скепсисом. Потом ошарашено подумал, что это ведь почти что уровень богомоловского «Ивана». На самом деле «почти что» здесь лишнее – более того, веркинский «Облачный полк» помощнее будет.
Роман написан очень мастерски и очень просто. Читать его очень легко и очень тяжело. И не потому, что мальчишеский треп может плавно перетечь в лютый бой до кровяных сгустков под веками, а марш по притихшим деревням заводит героев в кусочек неуместной на войне, но все равно страшной сказки. А потому, что все ведь знают, чем в итоге завершалась относительная партизанская вольница 1942-43 годов. И еще потому, что мое поколение помнит не только имя и фамилию дерзкого пацана Саныча, но и даты его жизни – вместе с обстоятельствами, связанными с последней датой.
Многие думают, что забыли — но все равно помнят. Или вспомнят. Особенно если напомнить вот так – как раньше детские писатели не напоминали:
«– А тебе нравилось убивать? – спросил я.
– Что?
– Убивать, – повторил я. – Немцев. Нравилось?
Он все-таки достал свою папиросу, задымил.
– А нам нравилось. Вот мне. И ему тоже нравилось.
Писатель неловко стряхнул пепел, прямо в салон, на кожаный диван.
– Видишь ли… – Виктор курил и кусал зубы. – Про «Убей немца» сейчас не очень… своевременно. Эренбург сам не любит вспоминать. И общество…
Писатель сделал рукой круговое движение, взволновал дым. Послюнявил пальцы, потер место ушиба.
– Мы ведь сейчас с ГДР очень дружим.
– А я не дружу, – сказал я. – Я вот лично не дружу.
– Я не знаю…
Писатель сломал папиросу, выкинул в окно.
– Я считаю, что все еще не закончено, – сказал я. – У нас с немцами. И никогда не будет закончено. Каждый немец, пусть он через сто лет родится даже, каждый немец нам должен.
– Ну да, за то, что они у нас тут сделали…
— Совсем нет. Они нам должны не за то, что они у нас сделали. Они должны за то, что мы у них не сделали.»

Еще раз: это не лучший исторический роман, не подростковая книга года, не игра в патриотический проект брежневской эпохи.
«Облачный полк» — это мощная, пронзительная, горькая и гордая книга, подлежащая обязательному прочтению каждым нормальным человеком.

35 thoughts on “«Облачный полк»

  1. тексты в открытом доступе. все по-честному. не то что дебют: пуханов уже месяца три назад обещал, что выложат, до сих пор выкладывают.

    • Да вообще продумано хорошо — открытый доступ, детское жюри, домен .рф, букридеры самым активным подарят. Молодцы.

        • Дак я и постарше буду. Награда ждет членов жюри, а в члены жюри перов старше 16 лет не берут.
          Вообще, не болтай, а иди Веркина читай.

          • а уже внёс в. дочитаю читаемое — и сразу. под твою ответственность.

          • PS. Я бы, может, и не стал так громко (подлежащая обязательному прочтению каждым нормальным человеком, уровень богомоловского «Ивана»), но то, что это действительно очень сильная вещь — согласен. Особенно после эпизода с немецким почтальоном. Так что спасибо, что подсказал.

          • Поздно оправдываться. Записываем: нормальный.
            Сигдарат.

          • >> Особенно после эпизода с немецким почтальоном.

            Чёй-то для почтальона евонная корреспонденция была слишком списфиской.

          • Дак фашист, фигле.
            Я так понимаю, немцы просто перехватили почту отбитых было нашими детей.

  2. однако ж.
    прочитал.
    большое спасибо за наводку. действительно, очень хорошая книга.

  3. Мне очень понравилось, как вы об этом сказали. Но иначе и быть не могло. Это вас, как писателя, я поклонница. С читателем-зрителем просто совпадаю во мнении. Интересным показалось, что похожие лексические конструкции употребили для описания впечатлений. Это непростая простота книги провоцирует, не иначе.
    И кусок с «за то, что мы у них не сделали» для меня маркер книги. В нем столько смыслов один под другим.

    • Кабы не сунулся я в свое время в Книгуру, не познакомился бы с кучей классных людей и не прочитал бы Эдика. Думаю об этом с ужасом.

      • Я в большей степени фаталистка и убеждена, что необходимые к прочтению книги (равно, как и необходимые к просмотру фильмы), найдут способ прийти к нам. Каким бы сложносочиненным он в результате не казался.

          • Нет-нет, приходят. Не будь я фанатичной поклонницей Лазарчука, не пошла бы читать его сообщество, не увидела бы вашу статью, не прониклась бы и не подписалась, и не узнала бы про «Убыр», который как-бы подростковый, но меня же, пождилую тетку, вставил, и уж точно не стала бы слушать запись встречи, где говорилось о «Полке» и, разумеется, читать. Но иначе бы как-то пришло. Сочинилась бы другая цепочка.

          • Кисмет, такдир, а все остальное — судьба, кто ж спорит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.