Детское бремя кончилось

«Круг чтения резко скукожился во всем мире; особенно легко и не без удовольствия с несколько раздутой репутацией самой читающей нации расстались соотечественники. Большинство взрослых россиян сегодня не читает вообще.
Единственно массово читающим отрядом в России остались дети до 12 лет. Но радости с этого отечественной детской книге мало: её вытеснили на обочину родственники покрепче да побогаче: помимо детского энтертейнмента (растущего, понятно, на фундаменте классического детлита) это иностранная литература и переиздания. Каждый из этих родственников прекрасен, уместен и необходим: без «Гарри Поттера», комиксов и экранизируемых циклов, возможно, дети мира вообще завязали бы с массовым чтением, а попытки поступательного движения без оглядки назад и по сторонам быстро вырождаются в маршировку по бетонному плацу. Современникам есть чему поучиться что у советского детлита, создавшего всемирный стандарт специализированного детского издательства и детской книги вообще, что у современного европейского и американского детлита, задающего современные стандарты.
Беда в тотальной чрезмерности. Рекламная поддержка позволяет продвигать не только Роулинг с Пулманом, но и откровенный фастфуд. Воспоминания о счастливом детстве заставляют мам, выросших в 1960–70-е, покупать чадам не только Крапивина и Томина, но и переиздания слабеньких однодневок — а спрос диктует готовность издателей шлёпать такие переиздания и дальше. Шлёпать примерно такие же однодневки, только заграничные, издателей заставляет экономическая целесообразность: во многих случаях передача авторских прав на текст и иллюстрации, перевод на русский, даже подготовка макета и типографские расходы финансируются специализированными институтами европейских стран, продвигающих национальную литературу.
В итоге большинство федеральных детских издательств заточены совсем не под актуальный отечественный «детлит». А других платформ для него — например, провинциальных книжных издательств или литературных детских журналов, которые со времен «Ежа» с «Чижом» и до позднесоветских «Пионера» с «Костром» учили детей читать, а авторов — писать (в том числе вполне маститых «взрослых» авторов — писать для вполне обычных детей, чтобы они вырастали необыкновенными взрослыми; иногда получалось), — нет.»

На сайте «Библиогид» вышла моя статья про детлит — зачем нужен и и сколько можно помирать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *