Двидеть и умереть

Поклонники Стругацких, как известно, полагают, что бондарчуковская экранизация обогатила мир одной полезной истиной: неумелая и бесталанная трата даже очень больших денег оборачивается только потерей денег. Можно называть себя культрегерами, несущими в массы прекрасные, но малоизвестные образы и идеи. Можно рихтовать устаревшие идеи и перекрашивать образы. Можно строить дорогущие декорации и собирать лучших актеров. Все равно — нехватка таланта порождает не экранизацию, а показ себя (снисходительно готового поправить устаревшую литоснову), показ себя упирается в розовое золото и вопли, а их и по телеку полно — так что в кино никто не идет. Креаторы горят, поклонники негодуют, довольных нет.
В ошибке поклонников Стругацких скоро убедятся поклонники Крапивина. В марте на экраны выходит фильм «Легенда острова Двид», снятый по мотивам не лучшей, но отличной повести Владислава Крапивина «Дети синего фламинго». Судя по сайту и ролику на нем, у создателей фильма не было проблем с финансированием и уверенностью в себе.
Тьфу. Хотел про прочие проблемы, вкус, талант, кастинг (йоу, а еще там Бегунов из «Чайфа»), убожество и уважение к зрителю сказать — не, не буду. Смысл-то.
Короче, через месяц мы все поймем, что Бондарчук на самом деле снял о-очень неплохой фильм.
Жалость-то какая.

UPD.
Создатели картины, оказывается, объявили конкурс на лучший тэглайн, а для разгона выдали «восемь рабочих слоганов от команды фильма:

Никогда еще у детей не было такой большой игрушки!
Взрослых не всегда надо слушаться.
Таких каникул у вас еще не было.
Не шалить. Не шуметь. Не смеяться.
Родители кажутся слишком строгими? Ты еще не был на Двиде!
Они ждали этого мальчика много веков…
Прикольно быть избранным.
Спасти мир в 11 лет?! Легко!»

Моя прелесть.

54 thoughts on “Двидеть и умереть

    • Ага, похоже. Год спустя выяснится, что и это совсем не дно.
      Но ролик гляньте. Прочищает не хуже чертополоха.

      • Посмотрел. Детская сказка, полагаю. В общем, на уровне старых советских сказок 80-х годов. Как мне кажется.

        Книгу не читал, если что. Да и ролик мелкий, мог понять не все.

        • А. «Не читал» осуждаю, но если так воспринимается, значит, я впал в излишний алармизм. Вот и ладушки.
          (Ща еще обновление повешу).

  1. А ты «Трое с площади Карронад» не смотрел ещё? Не ужас-ужас-ужас, но ужас точно. Бедный Крапивин. Почему его Асанова не экранизировала?

    • Я скриншоты посмотрел, мне хватило.
      (Забавно, что ровно вчера нарезал болванку со спектаклем «Та сторона, где ветер». После долгого размышления добавил туда же «Валькины друзья и паруса». А карронады так и не заставил себя. Не буду ведь смотреть, и детям не велю. В итоге пару экранизаций Томина залил).
      Причем тоже с помпой ведь снимали, анонсировать не стеснялись. Удивительные люди.
      Но, понимаешь, Лешь, повесть про троих с площади мне никогда не нравилась. А «Фламинго» все-таки этапная штука — «Аэлита», дебют Лукьяненко, все дела.
      Никого не жалко, никого.

      • Мне «Дети…» как раз не нравились какой-то картонностью (а ведь я их в детстве и читал). «Валькины друзья»… и «Та сторона…» запомнились, вполне приличные фильмы. Блин, не ту я дорогу выбрал в жизни, надо было идти на режиссёра учиться. 🙁

        • Дак не поздно еще.
          Хотя покамест люди, пошедшие учиться на режиссера и вернувшиеся к нам оттуда, вызывают у меня в лучшем случае боязливость.
          Что касается картонности «ДСФ» — говорю ж, не лучшая. С «Голубятней» не сравнить, конечно. Но все равно отличная.
          А с экранизациями Крапивину, как большинству хороших писателей, не везет просто сказочно. Блин, «Всадники на станции Роса» считаются эталонными — а спектакль-то никакущий. «Та сторона», согласен, вполне прилична. Но ею, видимо, приличия исчерпаны. Навсегда.

          • Отнюдь, лучшей экранизацией считаю «Колыбельную…», а вот утерянных «Всадников…» помню только по роли Валентина Никулина.

          • При всем уважении ко всем Грамматиковым — аккуратное, но очень пресное кино. А повесть, помимо того, что моя любимая, еще и могучая.

          • Там из Грамматиковых — только Егор. Я его давно не смотрел, посмотрю ещё, тогда и скажу.
            Быков, тот ещё мог что-то снять по Крапивину, но после «Чучела» «Колыбельная…» как-то бледнеет.

          • Отсутствие Грамматикова-ст. в «Колыбельной» заставляет уважать его еще больше.
            Леш, я, конечно, понимаю: вкус, цвет и пр. Но обе повести, и Железникова, и Крапивина, печатались в «Пионере», причем с не очень большим разрывом: «Колыбельная» году в 79-м, «Всего-то несколько дней» — в 81-м или попозже. Ни по талантливости, ни по силе воздействия, ни по программности текст Железникова рядом с крапивинским и в мечтах не ходил. Фильм Быкова — да, ошеломлял, но как факт кино и социальной обстановки. А повесть была нормальным кунштюком выше среднего уровня. Не сильно выше. Тогда так очень многие писали, от Погодина и Лиханова до Сергея Иванова и позднего Медведева.
            Так, как Крапивин, не писал никто.

          • Я именно о художественном восприятии. Быков сделал всех наших писателей, вот о чём я хотел сказать. А «Колыбельную…» как текст я люблю больше железниковского «Чучела».

          • еще смутно помнится четырехсерийный Мальчик со шпагой, тоже скорее телеспектакль

          • Телевизионные «Всадники» — как раз начало «Мальчика со шпагой». Но про экранизацию двух прочих частей трилогии я не слышал.
            Да еще что-то по мелочи было — типа экранизации «Болтика», с которой Крапивин на полпути свое авторство снял. Нищитово совсем.

          • Я точно смотрел первую часть на пике личной крапивиномании, году так в 85-м. Был, как водится, разочарован. Про остальные серии до сего момента не слышал.
            Блин, по экстерьеру и косвенным — городская легенда какая-то.

          • не-не, какая легенда. пара моментов (что характерно — глючных, а не сюжетных) запомнились таки вполне себе ярко

          • Крапивин лучшей экранизацией считает утерянного многосерийного мальчика со шпагой, из сохранившихся — сторону

          • Я мнение Владислава Петровича уважаю, равно как и очень люблю его творчество, но во вкусах мы можем коренным образом не совпадать. 🙂 Помнится, он и про «Трое с площади Карронад» неплохо отзывался?

          • честно говоря мне карронады тоже нравятся. Да первое впечатление у ВП после просмотра было очень хорошее. Очень хорошее. Затем оно если и изменилось, то под некоторым влиянием обсчественного фе

          • Ну и слава богу, что нравятся, иначе было бы совсем печально — сняли фильм, а он никому по сердцу не пришёлся.

          • несколько интереснее чем двид идет «Летчик». Но тоже провалится, скорее всего. Там ВП 4 часа читает книжку, его слушают дети сидя в красивом особнячке. И 3D мультгерои. Все три компонента сами по себе неплохи: и мультгерои, и дети, и даже крапивин:) Но четыре часа не спасу никакие герои. Получилась овиденная аудиокнига. Им бы по примеру какойнибудь бесконечной итсории все это превратить во вставки и снять полотно фильма — но похоже этого как раз и не произойдет

          • Упс.
            Честно говоря, сколько я ни смотрел подобных картин, причем хороших, типа «Болто» или «Принцессы-невесты» — всегда твердо понимал, что линия рассказчика ни на фиг. И там ведь не 4 часа было.
            Все грабли будут нашими.

          • принцесса-невеста без линии рассказчика рассыпется на хрен. а что там с линией рассказчика творится в юбилейном-дополненном варианте — мама не горюй. даже стивен кинг в итоге оказывается албанцем.

          • Ты про кино или про книжку? Голдмана я, естественно, не читал, а дедушку-Коломбо с наслаждением выкинул бы на фиг.
            А Кинг типичный албанец, если подумать.

          • про книжку, конечно. кино помню уже довольно смутно, надо бы добыть и пересмотреть. собственно, я его видел наверняка раньше, чем Небо над Берлином, вот на Фалька особо и не отреагировал — дедушка и дедушка.
            но по-любому у Райнера Принцесса-невеста и This is Spinal Tap! — вилка невдолбенная, что угодно влезть может, теоретически. хотя реально ничего больше не запомнилось, кроме Мизери.

          • Ну, может, там в каком эпизоде свет красиво поставлен. Или красивый широкоугольный кадр.

          • Не совсем. Почти совсем. Главным предателем стал Галь. Уголек — Юлькой. А фламинго. Фламинго показывать нельзя. Просто нельзя. Орел из 30-х детей гранта просто живой

          • собственно это в лучшем случае двид но ни как не фламинго Все превращено в пересрелочный боевичок

          • Бр-р. Понял, спасибо.
            Боевичок я, кстати, легко простил бы. Люблю боевики и все такое. Но их же уметь делать надо. А эти ребята, по-моему, совсем ничего не умеют — и учиться не собираются.

        • У них или искусством занимаются, или извлечением прибыли. Иногда совмещают. Даже когда трэшак категории Ы снимают. А у нас понты колотят.
          Историю с «Кракатуком» взять — в какой-нибудь Португалии продукт такого качества (я только о картинке и о физиях героев говорю) постесняются в рекламе дешевых кукол использовать. А у нас машут, как флагом, пять лет, на голубом глазу тащат в кинотеатры, а потом искренне удивляются. Зритель, оказывается, не готов.
          С другой стороны, есть же и внушающие оптимизм промельки. Например, трейлер «Белки и Стрелки», или как там их, попсов, но вполне симпатичен.

          • Ох уж эти понты, а ещё коекакерство…
            А Белку и Стрелку жду с нетерпением, но и с опаской. Правда, слышал, что заморозили фильм.

          • Было бы фигово.
            А существеннее коекакерства, конечно, тот факт, что киноиндустрия почти превратилась в тупой попил. Если уж Эрнст про это прямо говорит — значит, совсем приплыли.

            «Ведь какая была система? Ты получаешь миллион — даешь откат триста тысяч, получаешь полмиллиона — сто пятьдесят тысяч, получаешь триста тысяч — пятьдесят тысяч откат…
            Так вот, из ста с лишним фильмов, которые производились на деньги государства, только пятьдесят вышли, тридцать куда-то пропали, их никто не видел, а еще двадцать «исчезнувших», я склонен думать, и не начинали снимать. А почему? Да потому, что если ты взял триста тысяч, этого никогда не хватит на игровой фильм. А люди брали деньги, имитировали начало процесса, и если не удавалось получить еще денег — либо частных, либо государственных, — все заканчивалось. Взяли триста, пятьдесят откатили, пятьдесят потратили, остальное — в карман, а неснятый фильм актировали.»

            А снятый, соответственно, показывали. 8 с половиной долларов как есть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.