«Время всегда хорошее»

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Шестиклассница Оля, среднестатистическая лентяйка и мелкая форумная школота, переживает два потрясения сразу. Учителя, убедившись, что увязшие в сети и копипасте детишки начисто утратили навык устной речи, пересказа и осмысления, объявляют устный экзамен. Днем позже Оля обнаруживает, что весь мир вокруг подменили: родители ходят в темном и мешковатом – на какие-то смены, квартира маленькая и забитая пакетами с гречкой, компьютеров нет в принципе, зато есть школьная форма с идиотским передником, красным платочком и детсадовскими колготками, которые морщатся на коленях – и все время надо общаться вслух и говорить про пионеров.
Пятиклассник Витя, зубрила, председатель совета отряда и политинформатор, получает свою пару потрясений. Сперва его заставляют провести собрание, на котором отчитать, а затем и исключить из пионеров одноклассника, притащившего в школу пасхальный кулич. Днем позже Витя обнаруживает, что весь мир вокруг подменили: родители работают не в райкомах-учреждениях, а в каких-то фирмах, дома нет книг, зато полно плоских телевизоров и колбасы, на улице вообще фантастический фильм с яркими машинами, а в школе отдельный цирк с конями — и нет ни пионеров, ни партии.
Школьникам 1980 и 2018 года, невольно махнувшимся местами, придется выжить в этих нечеловеческих условиях и доказать максиму, вынесенную в название повести.

Жвалевский и Пастернак умелые литераторы, гуру современного детлита и хорошие ребята. С недавних пор я знал их только в последнем качестве (из документального фотосвидетельства одного из соавторов, на котором изображено цыническое глумление надо мной, смиренным, другого соавтора, можно сделать и противоположный вывод, но я настаиваю), теперь вот решил ознакомиться с публичными ипостасями.
«Время всегда хорошее» — увлекательная книжка, в меру дидактично и остроумно решающая задачу, которую поставили перед собой авторы: без сюсюкания и негрубо отыграть воспитательный аспект расхожего сюжета, связанного с перемещением во времени, различными подходами к образованию и ответственности подростка. На этом рецензия кончается, начинаются датские причитания.
Героев принято отправлять в прошлое или будущее, но обязательно из дня сегодняшнего. Смысл этого дела понятен: надо, чтобы герой и читатель совпадали в точке постоянного пребывания и соотнесения. Андрей и Женя решил обойтись без настоящего, и смысл этого дела тоже понятен. Надо было, с одной стороны, оттоптаться на тенденциях, которые сегодня только обозначаются и набирают сок (ЕГЭ, вытеснение жизни виртуальностью и пр.), а махрово зацвести обещают лет через десять (книжка писалась в 2008-м). А с другой – показать, насколько эта махра привлекательней ужаса-ужаса тридцатилетней давности, а самый глупый потомок честней и правильней самого вымуштрованного предка. На это играют даже явные ляпы: например, советский школьник Витя мыслит в стиле «подведение годовых отметок», а неявно белорусская школьница Оля способна видеть, как мелькают спрятанные под парты пальцы одноклассников». При этом желательно не обидеть трепетного читателя, позволив ему подняться над состязанием «дураки против неумных».
Я даже понимаю, откуда взялся 80-й год: число красивое, Олимпиадой запомнилось, да и Жвалевскому именно тогда 13 и было, так что все точно опишет.
Он и описал. В 1980 году все, включая женщин, ходили в мешковатых темных костюмах, а яркий цвет и укороченный фасон воспринимали как маркер проститутки из «Бриллиантовой руки». Завучи впадали в истерику от любого религиозного поползновения. Дети не знали имени Снежана, слов «круто» и «проехали», обожали книжки про «иностранных шпионов или вредителей, которых задерживали бы пионеры» — при этом не подозревали о существовании иностранных писателей, особенно тех, что пишут про эльфов и гоблинов.
Все это, конечно, не имеет отношения к 1980 году.
Который вообще-то завершал пестрые, бакенбардные, вырвиглазные и мини-ориентированные 70-е (см. хотя бы платьица всех остальных тетенек в той же «Бриллиантовой руке», которая вообще 69-го). В котором песенка про «распятья нам самим теперь нужны» была почти такой же популярной, как иконы в городских квартирах, а повесть «Чудотворная» и стих про Валю-Валентину безнадежно сдвинулись в недра внеклассного чтения. На который пришелся первый расцвет юных Жанн, Снежан и Анжел, с удивительным упорством рождавшихся в начале 70-х. Из которого книжки про Павликов, отлавливающих шпионов, выглядели таким же дефицитным раритетом четвертьвековой давности, как само слово «вредитель» в его исконном значении – в отличие от эльфов с гоблинами («Заповедник гоблинов», напомню, вышел на русском в 72-м, «Хоббит» — в 76-м). И который в любом случае считается пиком того самого социализма с человеческим лицом, сытого, добродушного и поминаемого со слезой умиления. Тихушно отчаянная и всенародно поддержанная попытка подзабыть про всякие коммунизмы и построить вместо них консюмеристский эрзац была, как известно, похоронена вторжением в Афганистан и последующим обвалом нефтяных цен – но это уже совсем другая история, начавшая сказываться годом позже.
Я так понимаю, использование вместо 80-го года какого-нибудь 57-го, наверное, сняло бы большую часть вопросов, зато сделало бы текст менее близким и интересным для самих авторов. Нуивот (с).
Соцреалистический канон школьной прозы подразумевал расписывание конфликта хорошего с лучшим. «Время всегда хорошее» можно считать образцом консюмеристского реализма, который, вопреки названию книги, расписывает борьбу плохого со скверным, моральным и фактическим победителем из которой выходит тот, кто оболванен не устной пропагандой, а письменными ресурсами сети (иное объяснение хэппи-энда в тексте не предложено).
Авторы, понятно, могут оскорбленно сказать, что у них олимпийский год был ровно таким, что случай с куличом совершенно реален и автобиографичен, и что героическое прошлое и впрямь было единственной индульгенцией от любых наездов (эх, если бы). И будут, пожалуй, правы. Читателям-то понравилось. Да и я читал с удовольствием. А потом вот нашел время подумать и побурчать.
Время ведь всегда хорошее.

59 thoughts on “«Время всегда хорошее»

    • Отнюдь. Халтура — это левой рукой на коленке. Тут все ладно скроено и крепко сшито. А что лекала произвольные, так это лично мое ощущение.

      • Ну если не знаешь/не помнишь реалий 1980 г., но все равно пишешь — то по мне это и есть халтура. Или я чего-то не понимаю, наверное.

        • Никак нет, не халтура, вещь добротная и читается с удовольствием, даже таким придирой как я. Есть, конечно, и косяки, но в основном 1980-й — это условность, он утрирован, собрав разные реалии XX века. Утрирован и 2015 (или какой там был другой год).
          Можно написать и с детальным соблюдением историзма, но это будет не то.

          • О чем я, собственно.
            А вот интересно, если бы ребята заморочились и сделали исторически и психологически обоснованный текст, сильно лучше бы стало? Я думаю, да — другое дел, что юному читателю это вряд ли понравилось бы. Ну и жанровые рамки снеслись бы на фиг, конечно, что не всегда хорошо, говорят (хоят мне обычно нравится).

          • Если у ребенка сложится искажённое впечатление о том времени после прочтения, то лично я, 75го г.р., буду сильно расстроен. Сам, впрочем, попробую почитать — может всё не так страшно, как мне показалось после твоего поста.

          • Да совсем не страшно, просто досадно немножко — но это мне, с моими специфическими представлениями о прекрасном. Нормальный-то человек отвлекаться не должон.
            А если есть задача показать ребенку аутентичный 80-й, лучше из той поры как раз книжку подсунуть. Это ведь, например, пиковая эпоха для Крапивина, действие «Колыбельной для брата» и «Журавленка» именно в этот период происходят. И эти книги сложно обвинить как в очернении, так и в прославлении. Романтизм в количестве, да, но это романтизм какой надо романтизм.

          • понял, спасибо, всё зачту и видимо подсуну ребенку.
            как говорят французы, вери гуд.

          • Ага, спасибо. Автор прав, лингвистические аргументы Зализняка — самая сильная составляющая его книги. Но выкинув из книги всё остальное — невольные обращения к здравому смыслу и истории — мы вынем из книги живую душу. В гуманитарных науках вообще не существует строгих доказательств, даже теоретически, это же не математика. Собственно, о том автор статьи и распространяется. И заканчивает хэппи-эндом: по большому счёту Зализняк прав, как и все фанаты подлинности «Слова». А то, что не всё с ним ясно — хе-хе, какой интерес, будь всё ясно хоть со «Словом», хоть со Священным Писанием?

          • Почему-то не видел! Видать, тяжелы декабри, а январи потом бестолковы. Тут наша библиотека «Знание-силу» стала получать, там поминается соавторская книга о СОПИ Никитина и Гогишвили. Никитина читал и раньше, не со всем согласен, но всё интересно.

        • Задача авторов была столкнуть советского школьника с, тэ-скэть, антисоветскими, показав, что хороши оба и игра равна. Задача выполнена. А остальное, как говаривал тов. Пикуль, незначительные мелочи.

        • Уж если на то пошло, то реалий 2018 года авторы уж точно не знают. Что ж теперь? 🙂

          Понятно же, что там условно-советский восьмидесятый и условно-перспективный две тыщи восемнадцатый; а всё остальное на этом условном фоне очень чётко и хорошо прописано.

  1. – Что! что! – повыся голос, окрикнул Зиновий Борисыч.
    – Ничего – проехали, – отвечала жена.

    (Текст из школьной программы.)

    • Нет, Саш, просто авторы предпочли действовать в рамках, которые считают самыми комфортными для себя и предполагаемого читателя.

      • «в рамках, которые считают самыми комфортными для себя и предполагаемого читателя»

        Вот я и говорю — пропаганда. Не то, что было, а то, как комфортнее ДЛЯ СЕБЯ, ну и для читателя.

        • Не-не. Пропаганда ставит задачей убедить клиента, а тут убеждение — вопрос шестнадцатый, главное — рассказать историю, не спотыкаясь о торчащие из стен реалии.

  2. Мне не понравилось. Именно потому, что авторы делают серьезные выводы, основывая их на ложной информации о том времени. Сразу подсвечники вспоминаются

    • Тоже законно. И я чуть выше, вишь, задался вопросом, на который сам себе печально и ответил: htttp://zurkeshe.livejournal.com/353024.html?thread=2802432#t2802432

  3. Привет!
    Слушай, а ты во всех книгах дни недели проверяешь? :))))

    А если серьезно, то, во-первых, спасибо, что прочитал.
    ВО-вторых,цитирую «А с другой – показать, насколько эта махра привлекательней ужаса-ужаса тридцатилетней давности, а самый глупый потомок честней и правильней самого вымуштрованного предка.».
    Неееет 🙁
    Послушай, книга называется «Время всегда хорошее» 🙂 Все что мы хотели сказать, мы сказали названием.
    Все остальное, это личное прочтение каждого читателя. Нас уже упрекали в том, что мы оболгали восьмидесятые, упрекали в том, что оболгали будущее, что наши замечательные и прекрасные современные дети никогда-никогда не будут такими, как в книге. Нас упрекали в том, что мы неправильно перенесли наших героев во времени.
    Был гениальный отзыв, который начинался словами «обычно, при переходе во времени…»
    Понимаешь?
    Каждый читает ее так, как видит сам 🙂
    Была даже удивительная женщина, которая рассказывала, что мы написали депрессивную книгу о том, что все вокруг ужасно и ужасно во все времена.
    Я была счастливым ребенком в 80-ом году, но я ни за какие коврижки не соглашусь вернуть то время. Но меня ровно настолько же пугает уход современных подростков в виртуал, их общая хилость и слабость по сравнению с подростками 80-ых. НО это уже отдельная тема для отдельного разговора…

    • Привет, Жень!
      Дни недели я обычно проверяю только в своих книгах, но вы ж мне теперь тоже свои, хе-хе.
      (На самом деле меня смутило, что ребята из разных времен, в которых раскладка календаря по неделям заведомо не совпадает, довольно долго ходят в школу или прогуливают ее по болезни — при этом о выходных (я уж молчу о Дне космонавтики, который в 80-м тоже должен был как-то, да отмечаться) ни слова. Вот и полез. Извенити (с).)
      Внимательное изучение моих нападок позволяет заметить, что, во-первых, название книги я заметил, оценил и принял к сведению (см., например, последнее предложение первого абзаца). Во-вторых, я довольно четко обозначил, где кончается отзыв и начинается бурчание.
      Я более-менее согласен с твоими оценками, опасениями и пафосом, и это, наверное, заметно. Я не согласен с абсолютно законным, оправданным и, что бы ни говорили критики, не дисквалифицирующим авторским произволом, потребовавшим гипертрофировать свойства героев и декораций. Но это, естественно, сугубо мое читательское фе-фе, на которое можно и не обратить.
      В 80-й я бы вернулся, чисто позырить. Ну и, на всякий случай: я не был хилым подростком (во всяком случае, после 14) и всю дорогу пытался заниматься чем-то ударно-прикладным, но и мечтать не мог о бицухах и прессе, которые отличают моего сынишку и почти всех его приятелей.
      Кстати, знаешь, когда я понял, что действие не в России происходит? На строчке «Постановление Министерства образования». Это только у вас такое есть, исторически министерства издают приказы, в то время как постановления — юрисдикция правительства. Но это так, к слову.
      Жень, книжка хорошая, большинству читателей все равно нравится, заставляет задуматься и тыды. Ну и всо.

      • Да нет в книге никакого авторского произвола, писали как было 🙂
        Просто действительно страна большая. Была.
        Вот, кстати, по чему реально тоскую, так это по безвизому режиму на просторах нашей необъятной родины. 🙂
        Извини, если из меня полез пафос, но когда нас начинают обвинять в «заказухе», «пропаганде» и прочей муре, я теряюсь. 🙂 (Не надо было мне читать комментарии :)))

        • (кротко) Жень, посмотри семейные фотки, где тебе 8 лет. Если там все будут в темном мешковатом, на заднем плане книжки про вредителей, а на стене коллективный портрет Политбюро — значит, все и впрямь было так.
          А чего теряешься-то? Нашего брата (с вашей сестрой) в чем только не обвиняют. Это у нас работа такая — слушать глупости и любезно говорить, что читатель, как всегда, прав. Назвались груздями, так вперед и ввысь же, товарищи.

          • КРотко отвечаю 🙂
            Я совершенно нормально относилась к школьной форме в свои 8 лет. И даже в 15. Мы с ней довольно вольно обходились, укорачивали, передники нам привозили блатные из прибалтики, гипюровые.
            Но у меня чудом сохранилось одно платье, которое я дала померить своей САшке.
            Она в нем вообще не смогла находится. То есть совсем. Мерзко, колко, неудобно, как вы вообще в этом ходили, какой кошмар! (Это я цитирую близко к тексту)
            Я попыталась посмотреть на одежду 80-х глазами Синички. А для нее брючный костюм 80-х мешковатый и бесформенный. 🙂
            А про книги про вредителей и портрет я вообще не поняла. Это ты у нас вычитал? 🙂
            Дома не висели, а в школах висели везде. И во всяких официальных местах.

          • Форма это форма, а я про повседневную яркую одежду укороченных фасонов (взрослую), от которой попавший в будущее Витя чуть крышей не поехал. Все 70-е были крикливо яркими, расклешенными, воротникастыми и укороченными, абсолютно. Мальчик из 80-го, скорее, темному макси и узким штанам должен был удивиться.
            Ну, в общем, я понял аргументацию. Спасибо.

          • Слушай, можно подумать в 70-е по улицам все ходили такие яркие и крикливые 🙂
            Или у вас ходили? И их за это из комсомола не выгоняли и не пропесочивали на собраниях?
            Я сейчас не язвлю, если что, мне, правда, интересно.
            Может, действительно Беларусь и в те времена была заповедником?
            Даже в мои 80-е в джинсах в школу даже на танцы придти было немыслимо, не пускали просто. А про яркую одежду, это вообще отдельная тема (я все-таки девочка), я помню сколько труда было достать хотя бы ткань приличного цвета, не грязно-розового и не гнусно голубого.
            А однажды на фабрику завезли ярко оранжевую болоньевую ткань, у нас весь город ходил оранжевый 🙂 В классе было 5 одинаковых курток.
            И сколько неземного счастья было когда папа первый раз поехал за границу, а это уже 90-ые и привез мне розовые кеды и розовые штаны…
            КОнечно, наши дети лишены такого счастья 6)

            Да, и по поводу общего здоровья, я как-то проскочила твой комментарий. Я к своим детям тоже никаких претензий не имею — умницы, красавицы, грация, растяжка и все дела. У меня в их возрасте такого не было.
            Но! У Сашки параллель 100 человек. Допустим, девочек 50.
            Так вот, из 50 кросс один километр добежало до конца трое. Не на 10 сдало, а просто добежало. Остальные сошли с дистанции. Не смогли.
            Из 28 человек в классе, 18 имеют справку от окулиста о том, что они должны сидеть на первой парте.
            Двое в классе освобождены от ношения учебников — серьезные проблемы с позвоночником. Ни одного ребенка с первой группой здоровья.
            ВОт скажи мне, это нормально?
            И это МИнск, не Москва, где дети вообще не гуляют на улице и в принципе не знают, что такое двор и «бегать».

          • Про одежду: у нас в основном в спецовках и резиновых сапогах ходили, потому что года до 77-го Челны представляли собой сплошную стройку с грязюкой до бедрышка. Но при первой же возможности мужики надевали клеши и блястящи щиблеты, распускали воротники до локтей, а бакенбарды до ключиц, тетеньки влезали в мини-69 и сапоги до бедер, накручивали крепость на голове — и айда пошел. Вот сходу нашел относительно типовой вариант: http://moi.nabchelny.ru/index.php?option=com_joomgallery&func=detail&id=1152&Itemid=8#
            Там еще можно полистать, все понятно как минимум с длиной юбок.
            А вот джинсы, извините, были дефицит, и стоили сто рублей — это паршивые итальянские «Райфл». Гы. Вспомнил их сейчас. У меня, кстати, в детстве так джинсов и не было — брату в 8 классе купили, я рассчитывал дорасти, но он их заносил до тряпошного состояния. Может, поэтому я сейчас только джинсы и ношу.
            Про жуткие расцветки, куртки двух фасонов на весь город и тотальный дефицит никто и не спорит — но это ж вопрос экономический, а не идеологический был.
            А про здоровье — ну, еще в наше время (хотя ты и гораздо моложе и невыносимо прекрасней) неблизорукий выпускник без сколиоза был редкостью покруче плачущего большевика. Сейчас, несмотря на компутеры, детишки смотрятся поздоровее и покрупнее. Может, питание просто правильное? А может, бездельники потому что. МЫ в их годы и все такое.
            А Москва летом это ад — тут ты совсем права. Слава дачам, виват.
            Я в свое время, кстати, дворовые игры вспоминал — возможно, тебе понравится: http://zurkeshe.livejournal.com/101988.html

          • «Про жуткие расцветки, куртки двух фасонов на весь город и тотальный дефицит никто и не спорит — но это ж вопрос экономический, а не идеологический был.»

            Так мы нигде и не пишем, что это идеология виновата:)

            За игры спасибо 🙂

          • А вот тут, раз уж пошёл разговор, я к Женьке приплюсуюсь. Яркой одежды на улицах было не так уж много. Летом ещё так-сяк, а вот осенью-зимой ходили довольно умеренно. (У Алексина в одной повести есть тонкое и справедливое наблюдение, что «иметь модное платье проще, чем модное пальто».) Кроме того, мода всегда была, так или иначе, «для молодёжи», а женщина, которая ходит на работу в костюме, довольно часто носила тёмное и мешковатое. (Как это кино-то называется, где Фрейндлих «мымра»?) В школьной среде тоже господствовали установки на скромность-скромность; нам не разрешалось серьги носить (Москва, неплохой район, школа с уклоном); а когда я уже в старших классах стала носить серебряное кольцо – это был Ужасный Эпатаж. Что касается длины юбок, то девочка, которая даже не в школе, а летом, в пионерлагере, сильно укоротила себе юбку, нам («нормальным») не была симпатична. Про неё говорили: «Вон … пошла, проститня». Это уже мне лет двенадцать-тринадцать было. Так что вот так.

          • Сережки не только запрещались, но выдирались из ушей, за косметику и начес отправляли в туалет умываться, «Лучше сама, а то ведь я помогу», пальто были черными и коричневыми, куртки тоже. тэ-скэть, немаркими. Кто ж спорит. Но герой повести удивляется не ярким коротким пальтишкам, и не сережкам.
            Ну и по-любому наши с вами 80-е были тусклей и сдержанней 70-х, которые, как гласит наука математика, и завершились 1980 годом. Маш, ты, раз уж речь о мымре Фрейндлих завела, посмотри то самое кино, хотя бы минут десять — с точки зрения того, насколько типичным выглядит такое одеяние и не напрасно ли ее так прозвали.
            А про юбки — злые вы, дифчёнки, вот.
            «- Очень,- ответила Галя.- И вообще по Земле, Зоенька, и так хочется посидеть на траве, походить вечером по парку, потанцевать… Не наши воздушные танцы, а обыкновенный вальс. И пить из нормальных бокалов, а не из дурацких груш. И носить платье, а не брюки. Я ужасно соскучилась по обыкновенной юбке.
            — Я тоже,- сказал Потапов.
            — Юбка — это да,- сказал Козлов.
            — Трепачи,- возразила Галя.- Мальчишки.»

          • Герой повести удивляется обилия ярких красок и тому, что девчонки полуголые.
            Краски стали ярче на порядок. Во всем. В одежде, в магазине, в рекламе вокруг.
            А по поводу «полуголости», так я хорошо помню, что на юге газету в киосках не продавали, если ты был (была) в купальнике. А уж в городах в шортах точно не ходили.
            А в Риге летом не пускали в ресторан без колгот (чулок)…
            Эх, какую страну развалили… :))))))

          • Еще по всей стране без пиджаков в рестораны не пускали. Я больше скажу — по всему миру. Поэтому в Союзе рядом дежурили жучки, прокатывающие пиджаки за два рубля в час, а в английских клубах на такой невероятный случай до сих пор предусмотрен гардеробчик с запасом пиджаков для, тэ-скэть,членов.
            И без чулок в Англиях и Америках всяких в кабак тоже не пускали. При этом во время войны, например, шелк был изъят из обращения в пользу ВПК. А запрет остался, а капрон с нейлоном еще не появились. Поэтому в парикмахерских появилась очень востребованная услуга «рисуем швы на икрах за 2 минуты».
            А за купальник в общественном месте в Штатах до последнего времени можно было под серьезный штраф попасть. Может, и сейчас можно. Про расовую сегрегацию и наклейки «Открыта охота на джапов» вспоминать будем?
            Эх, какую страну не развалили.

          • А слышь, товарищ! вот я как раз по отправлении коммента пошла на киносайт и посмотрела кучу кадров из кинища про мымру. («Служебный роман» это называется.) С точки зрения современной модной девочки – довольно неуклюжая и «возрастная» одежда даже у молодых женщин. У «продвинутой» секретарши этот вязаный трикотажик! голубая туника, похожая на сатиновый мешок! серый жакет – мечта прораба! По сравнению с модой 2018 года – полный отстой. 🙂

            Потапов и Козлов – кто все эти люди? %)

          • Злыи как есть.
            Это по сравнению с нынешним годом отстой, а по сравнению с незабываемым 2018 — супаргуд и винтаж.
            Чушики, твердо сказал я. Все фонит и переливается.

          • Слышать буквы — великий дар, даденный не каждому. Увожаю.

  4. Да, для эффекта контраста не мешало бы другую эпоху выбрать. С другой стороны, для усредненной целевой аудитории советская эпоха — это такой единый конгломерат без всякой периодизации, а книжка преследует цели явно не просветительские 🙂

      • Богатая идея 🙂 Недоросль Митрофанушка испытал потрясение, убедившись, что извозчики спасают не всегда. Но потом втянулся, завел аккаунт в соцсетях и даже получил диплом менеджера филиала Международного университета открытых знаний в Усть-Переплюйске 🙂

          • Система образования трещит под ударами копыт попаданцев! Завуч Мариванна против товарища Сталина!

          • Понедельник. Сегодня нам представили нового директора школы. Он прикольный: мелкий такой, рябой, и усы как у торговца.
            Вторник. И зам у него прикольный: толстый, очки дурацкие, все время на физре торчит, девчонкам помогает на турник забраться.
            Среда. Куда-то оба завуча делись.
            Ну и т.д.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *