«Три холма, охраняющие край света»

Михаил Успенский

Обычно опытный писатель возвращается к уже отработанным – им самим или при его участии – сюжетам по двум причинам. Либо в рамках творческого кризиса: ничего нового в голову не лезет, а писать чего-то надо, да и издатель торопит, вот и приходится брать использованную тему или компилировать сразу несколько. Либо в раме ворот Расемон и прочих садов разбегающихся Петек – что, в общем-то, из тех же штанов растет и объясняется страхом перед бритвой Оккама.
Успенский умудрился проскакать по третьему пути. Он написал смешную, умную, злую и точную книжку как будто на спор, в ходе которого пытался доказать, что квазифэнтезийную сатиру можно выстраивать не только на былинно-менестрельском фундаменте, но и на сюжетных узелках традиционной фантастики. А чтобы никого не обидеть – или там чтобы не вляпаться в проблемы с копирайтом – узелки вытащил из книг, которые писал сам или вместе с Лазарчуком – ну, или которые Лазарчук писал без него, а с Андронати, например. Традиционной фантастикой это назвать нелегко, но нам, с нашими-то традициями, можно.
Богатые изгибы «Трех холмов» до звона где-то за бровью напоминают то «Гиперборейскую чуму» (оттуда и главные герои, в том числе мастеровитая сибирская девушка, которой автор добавил пригожести и языкатости от заглавного персонажа «Невинной девушки»), то «Марш экклезиастов» (привет из Барселоны, где зачинается действие обоих романов), то непосредственно «Чудовищ», а то и «Космополитов». Ну, и ранние упражнения в антисоветизме, антифеодализме (и как нынешняя версия называется – антифедерализм?) типа «Товарища короля», «Чугунного всадника» и «Устава соколиной охоты» не забыты. Ваня Золотарев поминается всего раз, и в необязательном вроде как режиме, но освежающая тень его распространяется надо всем практически романом. Ну и, как положено, куча цитат, обыгрываемых и обстебываемых, в каждом абзаце. Не говоря уж о собственных наблюдения и замечаниях Успенского, когда просто смешных, когда до одури.
Я понимаю, почему эта книга может не понравиться – в ней слишком много всего: Успенского с Лазарчуком, наглого начетничества с издевательской публицистикой, высоколобости с остросюжетностью. Но разве может не восхищать роман, в котором рушатся все пафосные новостройки Москвы (превращая население окраин в подлинных хозяев жизни), в котором кривая картинка неблагополучной девочки переворачивает будущее человечества, в котором финал сводит и параллельные, и центробежные линии?
Меня – не может.

13 thoughts on “«Три холма, охраняющие край света»

  1. Да, типаж крепкой сибирской девахи вспомнил буквально вчера, когда перечитывал его рассказик «Превращение-II». Моментально вспомнил «Чуму» — несмотря на то, что остальной её сюжет, по Лазарчуковски закрученный буквой «зю», хоть пытайте, не вспомню и не перескажу.

    В том рассказе — работала уборщицей и зашибла шваброй кафкиански переродившегося директора НИИ.

    • По-моему, в рассказах Успенского («Холодец» еще можно вспомнить) все-таки обыгрывался популярный у советских сатириков образ громобойной женотещи (вне зависимости от возраста). А вот такие грудастые, ногастые, языкастые и при этом сильно невинные барышни характерны, скорее, для позднего этапа творчества автора.

      • Ну нельзя не вспомнить и жену полковника, Машу. Тоже такой… квазисибирский типаж. Вообще, у наших фантастов спасение России, как я погляжу, возложено на Сибирь. Как Москвы в сорок первом, ага.

        • У сибирских фантастов — естественно. У уральских — на урал, у татарских — на татар, у еврейских -на евреев, у армянских — на армян. Все чрезвычайно логично.

  2. падал над сценой переговоров фермера Филимоныча и губернатора Солдатикова. общее впечатление более скептическое, хотя роман скорее всё-таки удача. удивило и несвойственное Успенскому умение управится с сюжетом.

    • Удача-удача. Еще бы автору анонсов пару пальцев сломать. Ну что за дикость, в самом деле: «Нет! Это не сон и даже не глюк! Это новая книга лауреата «Золотого Остапа», создателя «Жихаря» и «Белого хрена»! Альтернативное настоящее: в мире разгул антиглобалистов, террористов и пофигистов. Русские — везде!»

  3. Не знаю, я не в восторге. Хотя это безусловно лучше «Девушки…», но все равно — это еще не прежний Успенский.

    • Прежний Успенский тоже был не очень похож на допрежнего.
      Мне всякое осмысленное развитие симпатично, и выбранное Успенским направление представляется перспективным.
      Хотя, повторюсь, я прекрасно понимаю, чем «Холмы», а также большинство прочих книг автора, могут не нравиться разным категориям читателей.

    • Re: потупившись

      Леша, простите яростного гада, бумажную версию не нашел пока, а с экрана читать не люблю.
      Торжественно обещаю вскорости представить свои соображения по данному поводу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.