«Райская машина»

Михаил Успенский

Михаил Успенский всегда был бешено эрудированным и неудержимо остроумным автором. Это и перекашивало его репутацию. Слишком многие считали (и до сих пор считают) красноярского автора мастеровитым начетчиком, который ловко, но бездумно жонглирует аллюзиями, смешивая Проппа с Барковым, Борхеса с Доценко, а путь самурая с очередью в гастроном. Впрочем, велик и отряд читателей (ничтожную часть которых составляю я, ничтожный), который видит в Успенском глыбу и производителя близки к совершенству многосмысловых конструкций, в которых под взбитыми сливками незатейливых аркад прячутся не только курага с черносливом, но и чили с прочими гондурасами.
Отряд последние годы находится в заметном унынии, поскольку постжихарские романы Успенского (в том числе соавторский марш) слишком старательно работают на версию антагонистов. «Райская машина» боевых пионеров не сильно утешит.
То есть мир не без добрых новостей: Успенский по-прежнему умен, остроумен и зол, по-прежнему наблюдателен и по-прежнему умеет придумывать щемящие концовки. Ну и рифмованные строчки, свои и чужие, глумливые и тоскливые, ложатся в ткань как надо. И уж в любом случае «Райская машина» внятней и четче предыдущей работы про три холма на краю, на которую, честно говоря, все-таки сильно похожа – и настроением, и подходом к сюжету. В этом, похоже, и засада.
«Райская машина» слишком уж проста. Фабула, по большому счету, сводится к удачному образу, придуманному Успенским: дошедший до Китая римский легионер возвращается в родимый дом, который за сорок лет, оказывается, превратился в бред на колесиках: боги свергнуты, все исповедуют провинциальную ересь, вырезая упрямцев, и легко отмахиваются от тени во весь северный горизонт. Герой романа не Вселенную покорял, а ховался от кровавого режима на таежном хайтековском хуторе, блаженно променяв радио с интернетом на младогегельянцев с Плутархами. А когда вернулся, обнаружил, что мир выстроился в очередь на тот свет, деятельно вырезая наглецов, которые норовят без очереди. И вот он ходит, удивляется, пытается объяснить, получает по башке и сожалеет о затянувшейся попытке к бегству.
Не то плохо, что на похожую фабулу нанизывали сюжет несколько тыщ авторов, от Гомера с Вольтером до Свифта с Холдманом (ключик к сюжету, который я не сдам, использовался чуть реже, но тоже затерся основательно). Плохо, что интрига «Райской машины» исчерпывается главе так к третьей, обессмысливая и авторские намеки, и ружья по стенам, и возвратно-поступательную композицию (каждая глава бьется на две части, действие первой происходит в настоящем продолженном времени, вторая представляет собой хронику таежного бытования). Читать, это, конечно, не мешает, стиль и слог Успенского остается завидным, хохмы в ассортименте, как и горькая усмешка с общеобразовательным аспектом, а некоторые самоповторы (боевые старушки, странные квартиры, гордый тат) трактуются как такой подмиг посвященным – но все равно кульминация производит легкое впечатление обмана: в смысле, а где фокус-то?
Впрочем, фокуса никто не обещал. Обещали рай. Его и дали.
Теперь не жалуйтесь.

19 thoughts on “«Райская машина»

  1. ну вот. я книжку заказал, как раз сегодня она пришла. и что мне с ней теперь делать, если её содержние в пару предложений укладывается?

    • Ты вот что сделай. Ты книжку прочитай (с наслаждением) и напиши (гневно), какой я дебил, что ничо не понял.
      Это будет халяльно.

      • ничего не могу обещать. вдруг окажется, что я такой же ммм представитель интеллектуального большинства?

        • Поодиночке нас любой поломает, а когда мы вместе — нами и подметать можно. (с)
          А Иешуа ты выписал? Я чуть попозже за него возьмусь. После (внимание) Богомолова.

          • Дата:
            Thu, 10 Sep 2009 22:20:38 +0300
            Тема:
            Заказ 484388-42-0

            Вы оформили заказ в белорусском интернет-магазине OZ.by. Ваш заказ будет доставлен в указанный срок. Если с заказом возникнут проблемы, мы свяжемся с Вами.

            Дата: 10 сентября 2009
            Номер заказа: 484388-42-0 (проверить состояние моих заказов)

            Мой старший брат Иешуа Андрей Лазарчук (1 шт.)

            Сбор заказа с доставкой: 11—18 дней (после оплаты)
            Итого к оплате: 24 180 руб.

            (подозрительно) у тебя колдунов в роду не было? сорок минут назад заказал.

          • Нискожу.
            По существу: мулька не только в том, что мы говорим Лазарчук — подразумеваем Успенский. Книжки ведь и вышли одновременно, и сделаны-оформлены одинаково (хорошо сделаны-оформлены, надо признать), и куплены мною одномоментно.
            Типер я знаю номер твоего заказа и закалдуйу тибя!

          • не заколдуешь! против доброго волшебника Лу и его подданных ваше колдовство бессильно!

          • Лу-лу, отвечу я сдержанно.
            Иди книжку читай уже, рап ламбы.

          • поздно, слишком поздно.
            лучше я спать пойду.
            а книжку на работе почитаю.

      • велено было прочитать и написать, но токмо лишь прочитал. не случилось наслаждения и вообще. короче, можешь про меня сказать, что я дебил, но я бы даже тех добрых слов, что сказал ты, не сказал бы.

  2. Данилкин:
    «поток хохм, цитат из советских комедий и очень нетонких шуток такой плотный, что, если у вас с автором не совпадают представления о смешном, то читать это невозможно. Совсем».
    «В любом апокрифе есть нечто притягательное; что ж, если вы верите в то, что следует публиковать 348 страниц прозы, написанной деревянным языком, то поверите и во все остальное».
    http://www.afisha.ru/blogcomments/5315
    «Машину» прочитал. Лучший роман Успенского, кажется. Хотя юмор местами гиппопотамий, и все «а-ба-жаю» лучше бы вычеркнуть нафиг. Но Денница с Молчальником замечательные.

    • У Данилкина не очень справедливый отзыв. Читается «машина» легко — иногда слишком.
      Денница с Молчальником архетипичные, хотя, безусловно, неплохие.
      Меня насторожили первые диалоги — именно что с Денницей и именно что ненатуральные (я поначалу почему-то полагал, что имею дело с квазиреалистической попыткой), но потом я разобрался и успокоился.
      В общем, проблема автора совсем в другом.
      По мне, так лучший роман Успенского — «Кого за смертью посылать», завершение трилогии про Жихаря.
      Как обычно, ни на чем не настаиваю.

    • Только сейчас вспомнил вычитанную у Пирогова байку про то, как Данилкин читает книги. Похоже, байка невыдуманная — просмотрены начало и концовка, именно. Основной сюжет и его механизмы остались незамеченными.

    • Да, это надо. По-любому.
      Офф-топ: Ваш образ Колобка до сих пор кровоточит в моей памяти. Спасибо.

  3. Что ж бежать, уже неделю как все доступно. А я уже прочитала.))
    Но вряд ли Данилкин всегда читает и начало, и финал. Неадекватные отзывы. Высокомерие неофита, а ведь матерый уже критик.
    У Лазарчука — наконец соединение реализма и фанастическрй интуиции, жесткой фабулы и свободы. Сильно. И понятно, ЗАЧЕМ роман. Это бывает редко. А Успенский — что бы ни говорить про его шутки, лучше не шутит никто. Мне кажется, он стремился не перетоньшить на этот раз — чтобы смысл считали не только филологи.

    • Про Успенского — да, есть такое ощущение.
      Лазарчука я пока отложил, чтобы не частить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *