Павел Калмыков. Часть III

ВЕТЕРАН КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ ИЛИ ТРАНЗИТНЫЙ СОВРЕМЕННИК. Полудокументальная сказка

Глава 1. ВЕТЕРАН КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ

Истошный крик пронзил улицу:
– Стихи-и-и-ин! ! !
Улица вздрогнула. С дерева свалилась охотница кошка. Толпой взлетели с асфальта голуби, а малыш, который полбатона искрошил на их приручение, заплакал. Прохожие сбились с ноги и заоглядывались, хотя большинство были вовсе не Стихины…
Стоп. Это, вообще-то, не начало, а завлекающий приемчик, как бы маленький рек-ламный клип, чтобы интереснее читалось. Теперь возвращаемся на две минуты назад и начинаем по порядку. (Крика еще нет.)

– Жалко Дракулу, – сказал Олег. – Интересный дядька был. Воспитанный: из графьёв, дак. Внешность неотразимая, женщины, вон, так и висли.
– А ничего, что вампир? – спросил Вадя.
– Вот потому и неотразимый. А здоровье какое! Триста лет – и ни одного гнилого зу-ба.
Два ирбитчанина среднего школьного возраста возвращались из видеосалона. (В те времена и видео, и вампиры были еще в диковину). Вадимом звали того, что поплечистей и покрепче, с музыкальным футляром в руке. В ходе беседы он все больше иронически агакал и похмыкивал, а болтал в основном Олег (этот, как понимаете, был пощуплее).
– А я бы согласился в вампиры. Первого бы тебя укусил, потом вдвоем весь город пе-рекусаем.
– Ну-ну, – отозвался Вадим.
– По-новому заживем! Днем отоспались, ночью – школа, работа, кормежка. По рас-писанию встречаем поезда – свежая кровь из Свердловска. Распределение по талонам. Ветеранам Куликовской битвы – без очереди…
– Стихи-и-и-ин!!! – раздался крик на всю улицу. (Последствия читай в начале главы.)
Олег-то как раз и был Стихин. Оставив свои вампирские мечты, он поморщился и сказал:
– Во, истошник звука.
Вадим понимающе подхмыкнул. Пришлось остановиться, пока “истошник” прибли-зится – скромная рыжехвостая одноклассница Анка-интриганка.
– Стихин, привет, – сказала она уже нормальным голосом. – Не слышишь, зову? Дело есть.
Вадим покачал музыкальным футляром:
– Некогда мне тут с вами, у меня тренировка. Пока.
– Успехов тебе! – напутствовал его Олег. А потом строго взглянул на Анку и сказал, подняв палец: – Не разоряй динозавровых гнезд! Не наступай динозаврам на хвост!
– А я что? – распахнула голубые глаза Аня.
– А ты оставила улики. В Туркмении найдены окаменелые следы динозавров, а меж-ду ними – женские отчепятки 42-го размера.
– А у меня 35-й! – обрадовалась Аня.
– Дак вырастет. В 2034 году ты угонишь машину времени, вооруженную мощным раздолбатором, и босиком отправишься в мезозой браконьерничать. Так вот и вымерли динозавры.
– Да с чего поди! – сказала Аня. (Что в переводе с ирбитского обозначает: с какой стати!)
– Ладно, – успокоил Олег. – Своих не выдаем. Чего орала-то?
– Чего-чего. Забыла с твоими динозаврами. А! Пионерское поручение. Мы с тобой кто?
– Кто?
– Группа “Поиск”, – напомнила Аня.
– А, ну да, уральские следопуты имени Ивана Сусанина. Всегда готов.
– Хорошо, что готов. Человека надо найти.
– Ветерана Куликовской битвы?
– Может, и Куликовской. Есть фотография, а больше ничего нет. Ну как, слабо?
Анка вынула из сумочки толстую фотокарточку старинного бурого цвета. Какой-то худощавый дяденька с хитроватыми глазами, в несовременном пиджаке нараспашку, на голове – картуз. На обороте приклеена тоже старинная открытка: “5 декабря – День Конституции СССР”. Тут бы Олегу начать выспрашивать про фотографию – откуда взялась, да кто на ней. И Анка-интриганка уже готовилась загадочно промолчать в ответ. Но Олег не спросил ничего такого, не отпустил никаких ехидных комментариев, а поднес фото-графию к самым глазам, с минуту вглядывался и промолвил:
– Я его видел.
Анка, знавшая Олега лет сто из двенадцати прожитых, поняла, что это он всерьез. Те-перь бы ей спросить, где да как, но Стихин вдруг быстрыми скачками убежал прочь. Вместе с фотографией, придурок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.