«И ножкой уже не так ностальгически, а?»

Очередная порция выдержек из отзывов на «Город Брежнев».

Вместо эпиграфа — невероятный пост из инстаграма booksinstobooks
мне очень понравилась)). Такое ощущение что побывала в прошлом, причем в своем. В книге рассказывается про восмидесятые начало 83-84 годы, это годы когда мои родители познакомились и поженились))=. Многие описанные события похожи и на мои когда я сама была подростком в нулевых)), те же махалки, драки район на район, и конечно первая влюбленность.кто читал? Посоветуйте что то похожее.

Галина Юзефович в фейсбуке
(перепост в LiveLib удобнее, потому что укомплектован ссылками на каждую упомянутую книжку)
«Решила составить список книг, которые были для меня в уходящем году главными. Почти про все эти книги я писала, про некоторые напишу в ближайшее время — ссылки на медузные материалы не ставлю, но если вам понадобится, то гуглом легко найдете. (…)
20. Шамиль Идиатуллин. Город Брежнев
Диснейленд советского периода от создателя триллера «Убыр» и пятый лучший русский роман года. Чуть убавить подробностей в середине и можно было бы поднять в пятерке повыше.»

Ольга Шатохина, «Российская газета»
«Автор мастерски совместил в одном произведении целые пласты, напоминающие о разных жанрах советской и современной литературы. (…) Сложные, глубоко психологичные описания человеческих отношений сочетаются в романе с подробными рассказами о множестве бытовых примет тогдашней жизни.»

Андрей Жвалевский, сайт писателя
«Для меня, например, «Город Брежнев» — это рассказ о маленьком большом мире, в котором люди переплетены неправдоподобно плотно, мистически завязаны друг на друга. Любое действие мгновенно рождает противодействие, которое возвращается к источнику причудливым бумерангом. А еще это триллер личности. Рассказ о прекрасных душах, которые перемалываются реальностью, деформируются, гибнут (буквально или метафорически, а иногда и то, и другое разом).
Или, скажем, документальный памфлет — хотя тут, подозреваю, Шамиль знал, что пишет. Но все равно очень правильный и мужественный рассказ о «счастливой стране СССР». Если бы убрать откровенную матерщину и пару физиологических описаний, можно смело ставить 16+ и включать в школьную программу 11 класса.»

Майя Ставитская
«Этот автор умеет что-то такое делать со своим читателем, что заставляет последнего мгновенно и неотвратимо впрыгнуть в шкуру героя. Только что ты была взрослой, умудренной жизнью женщиной, а следующее мгновение встречаешь мальчишкой под бетонной тяжестью обрушившихся на него проблем. И как/когда превращение случилось — поди разбери. Так было с «Убыром», с обеими частями, то же довелось пережить с «Городом Брежневым». (…) Мир книги — это мир искусственно созданных изолятов, именно так строились крупные градообразующие предприятия. Совершенно особая социодемографическая ниша — в один котел свалились деревенские, что искали лучшей доли в городе; перекати-поле из числа городских, кто подался за тридевять земель, соблазненный обещанными надбавками и соцпакетом; молодежь по распределению как учительница Марина Михайловна и специалисты как отец Артура. Понимаете, не десятилетиями складывавшиеся отношения и разграничение сфер, а такая вот солянка сборная с неминуемой борьбой за власть среди представителей второго поколения. (…) Я говорила прежде о ритуальной инициации, так вот, Шамиль Шаукатович проводит своих героев через нее полной мерой (высшей, я бы даже сказала).»

Леонид Соболев
«Город Набережные Челны, теперь Брежнев. Дети, взрослеющие и матереющие вместе с городом, взрослые, заключённые в лимбо советской всеобщей равной бедности. Училки, менты, комсомольские боссы и высокое начальство, создающие и бережно поддерживающие этот адок. И, кроме училок и боссов, есть задачи жизненной важности для осаждённого государства, которые нужно исполнять, и которые составляют смысл жизни для целого города.
Есть подросток Артур Вафин, внутренний монолог которого показан пугающе достоверно и реалистично (попробуйте вспомнить себя в подростковую пору, и чтобы при этом ничего бы не вызвало стыда!), но при этом деликатно и с любовью.
Есть его родители, которые, что бы ни случилось, остаются для него домом и опорой.
Есть подруги. Разного калибра и достоинства.
Есть наставник – как полагается в коанах или фильмах категории Б, беспощадный и эффективный, как сама жизнь.
Есть огромный завод КамАЗ, и наблюдать за тем, что в нём происходит, можно так же неотвязно, как за пламенем кузнечного горна.
Есть декорации в виде индустриального города, застывшего огромными кубическими кристаллами. Они давят друг на друга, высекая искры в виде беспощадных разборок уличных банд – которые, оказывается, были в лучезарном Советском Союзе.
«ГБ» Шамиля Идиатуллина показывает, что бывает, когда монолит ещё стоит, но уже обречён расколоться. Не видно пока ни трещинки, но слои где-то внутри уже готовы сдвинуться, из глубин раздаются зловещие похрустывания, и уже вот-вот скоро грохнет и брызнет осколками – мгновенно и во все стороны.
Да, и ещё одно. В других книгах Шамиля финал всегда оставляет надежду на лучшее. Автор человеколюбиво допускает луч света на дно самого глубокого колодца, куда он завёл своих героев – и в мистическом триллере, и в шпионском романе, и в техно-утопии.
В этой книге нет ни мистики, ни фантастики; её жанр – реализм. Поэтому для надежды здесь тоже есть место.
А это — картинка для привлечения внимания к отзыву»

(с) Вася Ложкин

Анастасия Шевченко
«Город Брежнев страшнее обоих Убыров и затягивает сильнее нежно любимого мною СССР™, практически отнимает смотрителя у зверинца, мать у детей и жену у мужа. И даже когда закрыта последняя страница, ты всё ещё сидишь немного пыльным мешком из-за угла намаханный, пытаясь объять пережитое. Или хотя бы принять все эти слои, не примешивая своего – что сложно. (…)
Итак, у нас роман о взрослении. На глазах у подготовленной (но всё равно изумлённой) публики подросток Артур из милейшего щенка перерождается в крепкого волчонка. (…) У нас роман о Стране, которую мы потеряли™. Начиная от всех вот этих вот «у меня было детство» и ностальгически ножкой так дрыг-дрыг на дискотеке летнего лагеря – чувствуете, потянуло костром и поморином, которым в королевскую ночь тебе всю обгоревшую мордаху изгваздали. Заканчивая специфическим запахом овощного магазина. У нас с Туриком примерно 10 лет разницы, но Шамиль пишет так, что я и сейчас ощущаю этот почти забытый аромат бочки с заплесневевшими огурцами и гнилой картошки в любое время года. А между этим и тем Афган, моногорода, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь, ритмы зарубежной эстрады, политинформация по средам перед первым уроком, до третьих петухов, куртки из болоньи и Лебединое озеро, понятно по каким поводам. И ножкой уже не так ностальгически, а?
У нас производственный роман. И читается он так, что на ладонях остаются следы от ногтей – что-что, а нагнетать атмосфЭру автор умеет, будь то вагон электрички, заброшенная деревня или цех со сборочным конвейером, с которого сойдут (или не сойдут?) знаменитые огромные машины, которые, как известно, грязи не боятся.
У нас… очень хорошая книга, будь я сто тысяч раз предвзята, она не станет хуже — доказано не мною. Шамиль пишет бодро и как-то… бережно, что ли. Он не даёт оценок – выбирайте уж сами.»

Антон Фарб
«Безупречный слепок эпохи, передающий все тонкости бытия в СССР на его излете, в середине 80-х. Это и роман взросления, и производственный роман, и детектив, и социалка, и просто очень хорошая литература. Подмечено все, до малейших деталей.
Читателям моего моего возраста и старше — читать и вздрагивать. Юным совкодрочерам и любителям поныть «какую страну просрали» — бить книжкой по голове, пока не дойдет.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *