Жизненно необходимый

Классик советской фантастики и великий сказочник Сергей Другаль написал, по большому счету, один нетолстый том: две повести, два десятка рассказов, пара статей. Это очень много — с учетом занятости автора, вообще-то доктора технических наук, практика-изобретателя промышленных масштабов, академика и вроде бы даже генерал-майора. А генерал ведь еще в качестве внештатного литконсультанта сидел на самотеке «Уральского следопыта» золотой бугровской поры.
Другаль писал лучистые сказки про доброго эколога Нури из Института рестарации природы (потом, правда, переросшие в жесткие антиутопии). Другаль писал бьющие наотмашь этические рассказы. И еще Другаль написал вроде бы совсем прикладную, а на самом деле программную статью «Стремление печататься огромно…» В ней он указывал на наиболее частые и досадные оплошности в текстах начинающих авторов. Мягко объяснял, как надо писать (статьи в сети вроде нет, цитирую по памяти: «Мой опыт подсказывает: чтобы довести текст до кондиции, надо переписать его минимум пять раз. Минимум»).
И твердо оговаривал рамки, в которых лучше не писать. Типа (опять же по памяти): «Охотник высунулся из-за мусорного бака и получил оглушающий удар по голове. Он уже не почувствовал, как его подхватили за ноги там, где ботинки, и поволокли по асфальту. Значит, ужин сегодня будет в другом доме».
Или типа: «Вертопраху-путешественнику во времени на балу нагрубил какой-то наглец, да еще и негритянских кровей. Пришлось пристрелить мерзавца. Как бишь его звали-то? А, Пушкин.»

Теперь такие тексты определяют лицо фантастики и поплита вообще.
Заслуга Сергея Другаля в том, что остались читатели, относящиеся к этому адекватно.

11 thoughts on “Жизненно необходимый

  1. А зачем писать фантастику? Просто фиксировать окружающую действительность, этого мне кажется будет достаточно.))

  2. Другаль — один из лучших, кого я читала. какое счастье, что он был в моем детстве. Прекраснейшие, смешные и грустные, пронзительно чистые строки. Ни одной неверной ноты.

  3. У меня, наверное, ещё сохранились те самые номера УС. С иллюстрациями Стерлиговой. Другаль, по тем временам, это был как глоток чего-то свежего… Очень, очень жаль.

    • Я, дурак, выкидывал журнальные выдирки после покупки книжныых версий.
      Странно — пожил ведь дядька нормально, завидную жизнь по всем статьям, писал здорово и не мучаясь, и вообще — ну жизнь, нормально это. А все равно очень грустно.

      • У меня должно кое-что остаться. Не всё к сожалению.
        Пожил, да. Всё равно грустно. Может быть потому так становится грустно, что уходит «тот» слог и с концами ведь уходит — ничего такого похожего всё ещё нет. Да и не будет, наверное. Возможно ещё из-за того, что с каждым таким человеком уходит и частичка самого себя, каким был, каким себя помнишь.

    • Чуйка какая-то, натурально. Я дочке в нос пару неделю назад томиком тыкал, имя героя демонстрируя. Еще пара собеседников вспоминала или перечитывала в последние месяцы.
      (офф-топ) Саш, я малость затягиваю — но, надеюсь, это пока не смертельно. До конца недели должен уложиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.