Съездбюбю Заготскотовна и брат ее ЧТЗ

Далекий друг нашел чуть ли не на помойке промокшую и разодранную книжку Владимира Никонова «Имя и общество», обнаружил там более-менее сохранившийся кусок про тюркские имена, выдрал его, отсканил и прислал мне.
Книга, изданная восточной редакцией «Науки», достаточно любопытна, и автор спец (хоть и не отягощен научными званиями), и кучу данных проворошил. К сожалению, год издания слишком 1984, что пришибает чересчур многие достоинства повествования. Допустим, вынуждает автора довольно злобно писать, что «Катастрофой для тюркских имен стало принятие мусульманской религии большинством тюркоязычных народов», при этом очень позитивно оценивая последствия принятия меньшинством народов христианской религии. А уж советское нашествие на тюрок немецких имен и вообще не имен (аббревиатур и обычных слов) автора просто приводит в восторг (читателя, впрочем, тоже, но об этом чуть ниже). И наоборот: «Но бывают «отступники»: в июне 1967 г. молодые родители-татары в Казани назвали дочь Элина, а в декабре подали заявление о перемене его на архаичное имя Эндже, мотивируя перемену тем, что «при выборе имени всесторонне не продумали этот вопрос и дали дочери имя, не соответствующее ее национальности; оба работаем и учимся, ребенок находится у родителей матери, которые не называют ее зарегистрированным именем Элина, и на почве этого часто возникают в семье нежелательные конфликты» (Архив Казанского Горзагс)». Насчет архаичности автор загнул: имя Энже (Ence) вполне распространено и для кучи подарило русскому языку слово «жемчуг».
Впрочем, странно было бы четверть века назад писать иначе. В целом же автор предлагает вполне любопытную классификацию тюркских имен, остроумно и правдоподобно объясняет тягу тюрок к именам типа Лилия, Роберт, Марсель и Эльмира привычкой к препозиции сонорных в сочетаниях согласных и выдает симпатичный массив статданных. Жаль, конечно, что ответа на волнующий меня вопрос так и не нашлось, и что кусок про русские и мордовские фамилии не сохранился. Но будем радоваться тому, что есть.
Вот этому:

«Наряду с тюркоязычными именами (например, мужское якутское имя Кескиль, хакасское Кюскелей) у хакасов и якутов немало имен, заимствованных из именника русских, но измененных неузнаваемо при адаптации: Евдокия — хакас. Абдакей, якут. Огдооччуйа и Обдотай (из русского обиходного Овдотья), Федор — хакас. Педе (из Федя), якут. Сюодэр и. т. д., уменьшительные в качестве полных — Маашка, Саашка, в якутском женском имени Бораш трудно угадать имя Прасковья, а в Балагес — Пелагея.»

«На имя влияли… обстоятельства родов: …одновременные с родами исторические события или мелкие происшествия. Ягмыр ‘дождь’—рожден во время дождя, Гарлы ‘снежный’ — шел снег; в прошлом казахи давали имена Ходжакильды ‘ходжа приехал’, Байкильды ‘хозяин приехал’; киргизский мальчик Фронтбек рожден в 1942 г., когда отец был на фронте
…Первое увиденное, услышанное или сказанное матерью после родов; вероятно, таковы многие из алтайских имен, приведенных О. Т. Молчановой в группе предметов домашнего обихода: мужские — Калбак ‘ложка’, Тожок ‘постель’, женские — Кёнёк ‘ведро’, Тон ‘шуба’ и др., так же как и многие имена из наименований животных; именем становилось и наименование животного или птицы, чьи звуки услышала мать после родов, или занятие, национальность, имя человека, первым вошедшего в юрту после родов.»

«…отталкивающие имена со значением «грязь, уродство», вызывающие отвращение; и сейчас еще эти имена появляются у татар, башкир и других народов, переживших господство ислама, — заимствованные имена Ахтам ‘беззубый’, Агдам ‘кривоногий’ и т. п.; таковы и некоторые имена собственно тюркского ‘происхождения — казах. Жуындыбай (жуынды ‘помои’), алт. Багай ‘плохая, негодная’; имена презираемых животных — алт. Гыжык ‘щенок’, туркмен. Курре ‘осленок’; у туркмен, башкир и других народов распространено имя Ительмес ‘собака не возьмет’; вероятно, теми же соображениями продиктовано имя девочки Яман ‘плохая’, данное в Хакасии, по-видимому, теми же причинами можно объяснить имя Дизентерия, которым родители нарекли девочку в 50-х годах нашего века на юге Азербайджана (по сообщению этнографа А. Г. Трофимовой); ср. древнерусские Некрас, Негодяй;
в) вероятно, для обмана дано имя Болмас ‘не будет жить’; …особо следует отметить имена, …обязанные обычаю мнимой находки или . мнимой покупки ребенка, чтобы направить враждебную силу по ложному следу: турецк. Сатылмаш ‘проданный’, с тем же значением казах. Сатылган, киргиз. Сатыбалды ‘купленный’, Табалды ‘найденный’ и Таштынды ‘подкидыш’, узбек. Сотиболди ‘купленный’, Сотилган ‘проданный’, ср. др.-русск. Найден; с тем же расчетом дают мальчику имя девочки.»

«Пожелания родителей самим себе:
а) чтобы впредь рождались не девочки, а мальчики: таково турецкое женское имя Йетер ‘довольно’, ‘хватит’, ‘больше не надо’; …таковы имена узбечек Зиёда (из тадж.) и Ортик со значением «лишняя»; у туркмен «если родится девочка, а хотят мальчика, то называют девочку Бессир ‘довольно!’, Дойдук ‘мы насытились’» или Гызсоны ‘последняя девочка’ *,
[* Японцы в таких случаях давали девочке имя Ота—не прямо ‘последняя’, а эвфемистично ‘младшая’]
даже Огулгерек ‘сына хотим’; еще Ч. Ч. Валиханов писал, что у казахов «те, у кого нет сыновей, а родятся только девочки, дают последней из своих дочерей ими Ултуган ‘сын родился’, чтоб оно было предзнаменованием для рождения сына»…
А у алтайцев есть девочки с именем Мальчик.»

«б) родители (анатолийские турки) дали дочери имя Беш-бине ‘пять тысяч’ в надежде получить за нее, когда подрастет, калым в сумме 5 тыс. турецких лир»»

«Этимологические значения старых имен умерли не сегодня и не вчера. На Кавказе и в Средней Азии часто давали имя Мурад (Мурат, Мират, Мурод), в арабском языке оно означает «цель, желание»; встречалось и имя Сарымурад, которое нелепо этимологизировать как ‘желтая цель’, ‘рыжее желание’, или туркменские имена Точмырат и Язмырат, объясняемые как ‘баран + идеал’ и ‘весна + идеал’»

«Что даже компонент -гюль- в составе личных имен полностью потерял свое лексическое значение «цветок», убеждает имя татарок Гюльчачак — букв.: ‘цветок цветок’.»

«…многочисленные «гибриды», в которых компоненты -бек, -бай, -гюль соединены с несовместимыми по семантике основами: у казахов часто встречаются Совхозбек, Колхозбек, в Ленгерском районе Южно-Казахстанской области мальчика назвали Медальхан по случаю награды члена семьи (1969 г.); у киргизов зафиксированы многочисленные Совхозбай, Колхозбек, даже девочка Артельгуль. В моих подсчетах за 1969 г. десятки новорожденных с именами Советбек, Союзбек, Съездбек, Космосбек, есть даже Курсантбек и девочка Съездбюбю.»

«Устойчивость составных имен у башкир поддерживает компонент -зян, -ян (из перс, джан ‘душа’); даже появилось русско-башкирское гибридное имя Вадимьян, так назвали мальчика в чисто башкирской семье (1968 г. рожд., Аскинский р-н)».

«…Имена, частые сегодня у русских, появляются у всех тюркоязычных народов — Сергей, Александр, Ирина, Елена. В Нуратинском районе Самаркандской области узбекские девочки получили в 1965 г. имена Тамара и Татьяной (-ой ‘луна’ — Турсуной, Омоной)…
К ним примыкает другая группа: также имена русских, но в уменьшительном форме, принятом за полную, — Володя, Жора, Владик, Ира, Зоя, Люся, чаще других — Лена, особенно у башкир (за 1968 г. так названы башкирские девочки, например, в Абзелиловском, Учалинском, Салаватском районах, в Илишевском и Зианчуринском— даже по две). Имя Лена становится нередким и у татар — в 1967 г. в одном Сармановском районе ею дали дважды. В таких формах местное население слышит имена детей у русских и принимает их за полные. А дети подрастают, и вот А. Н. Мирославская приводит примеры таких имен уже у взрослых: Ира Закирьяновна Мусабирова, Рая Мутагаровна Муфазалова и др.
…Иная группа — русские нарицательные слова, превращенные в имена. Это уже не заимствование имен, а образование их. Таковы у алтайцев имена Казет (из руеск. газета), Шурнал (из русск. журнал), Петух, Собака; у башкир—Гранит (Аскинекий р-н, 1968 г.), у киргизов Партизан, Агроном, Доктурбек, Завод, Майор; имя Майор нередко также у башкир и азербайджанцев.»

«…И в личных именах сочетание р после согласных тюркоязычные на¬роды нередко разъединяют гласным: Гаврила — якут. Хабырыылла, Матрёна — якут. Мотуруона…. Непривычность для тюркских языков позиции р после согласного превратило имя Бриллиант у ногайских девочек в Бирлиапт и Бириллиант, то же слово скрывается у кумычек за написаниями Бурлият, Бюрлият, Бюрлюят».

«…Имя героя башкирского народа Салавата в моих подсчетах не обнаружено среди рожденных в предреволюционные десятилетия, а у рожденных в 1968 г. оно очень часто. А некоторые старые имена ошибочно приняты за новые; например, Замир и Замира не имеют никакого отношения к русскому «за мир», Замир—старое арабское имя, оно означало ‘сокровенная мысль, затаенная мечта’. В живую речь тюркоязычных народов это слово не вошло, оставаясь достоянием мусульманской книжности, поэтому имя стало непонятным. В дореволюционное время имена Замир, Замира давали у казахов и узбеков.»

«…Не без одобрения привел антропонимист имена двух башкирок Риголлета и Травиата Ахмадеевы среди имен, данных по героям художественных произведений, но Травиата означает по-итальянски ‘падшая’. Молодая татарская пианистка носит имя Эротика (сообщила на 2-й Поволжской ономастической конференции Р.X. Субагна) лексическое значение слова явно не годится для личного имени. Не радует и данное киргизскому мальчику имя ЧТЗ (Челябинский тракторный завод — такова и выпускаемая им марка тракторов, которые пришли в Киргизию). По сообщению Э. Бегматова, в Кашкадарьинской области Узбекистана узбекский мальчик в честь учреждения, в котором работает отец, получил имя Карим-Заготскот».

«…Казахского мальчика назвали русским словом женского рода Армия, а девочку — русским словом мужского рода — Закон; у кумыков Буйнакского района ДагАССР в 1968 г. дали мальчику ими Мама, девочке —Папа. А им жить, работать, учиться вместе с другими народами, пользуясь русским языком, и «перевернутый» грамматический род таких имен может вызывать ненужные осложнения. Жизнь побуждает разграничить имена по полу четко и последовательно. Опыт русского языка помогает в этом.»

Ну и в качестве бонуса – пара цитат из сохранившейся главы «Выбор имени»:

«Святцы содержали около двух тысяч имен. Внутри этого ограничения неумолимо действовало и другое, налагаемое обычаем. Большинство имен из православных святцев в России не использовано, видимо, ни разу. Неизвестны случаи употребления, например, таких имен: мужские — Абклюзий, Алгабдил, Бабнодий, Бастолимоний, Варахисий, Вусирис, Гавиний, Гугсциатазад, Доцент, Ебсой, Епафродит, Етимасий, Издериос, Концесс, Лампад, Либерал, Милион, Нисирий, Папа, Пип, Пистимон, Примитив, Промах, Раврава, Реститут, Сакирдон, Сукцесс, Теклагавварайат, Титир, Фрукт, Хери-мон; женские —Аксуя, Аммонария, Бистимона, Еротиида, Кридула, Мастридия, Плакилла, Просирия, Рогатилла, Сим-фороза, Скалодотия, Схоластика, Трифоза, Феопистия (хотя нельзя утверждать наверняка, так как все же нашли применение Псой, Перпетуя, Голиндуха; В. И. Тагунова обнаружила в актах Муромского монастыря имя помещицы Яздун-докта). В употреблении фактически обращалась всего лишь сотня женских имен, немного больше — мужских, и то в городах, а в деревне — вдвое меньше.
Удивительная история произошла с именами Инна и Римма. Имена эти мужские. В святцах значились три скифа — Инна, Пинна и Римма, казненные как христиане в I в. н. э. на Нижнем Дунае; православная церковь поминала их 20 января и 20 июля (по старому стилю). Можно только догадываться, как произошла ошибка. Принесли в этот день крестить девочку, священник (может быть, по его поручению дьякон), не очень грамотный, или не очень внимательный, или не очень трезвый, заглянул наспех — какую святую сегодня положено чтить, увидел имена на -а и принял их за женские. Ошибка настолько естественная, что ее в разных местах не раз повторяли (в первое десятилетие нашего века); позже имена Инна и Римма давали уже как привычные.»

Следующий кусочек получился вполне унтер-офицерско-вдовьим:

«Оценка имени исторически конкретна. Имя, превосходное в определенное время в определенной среде, для иного времени или иной среды может стать неприятным. Разительно несходны оценки у двух народов — в этом лучше всего убедиться, сопоставив близкородственных по языку болгар и русских. В книге «За красивые болгарские имена нашим детям» Ст. Илчев рекомендует в числе лучших имен: мужские— Живорад, Страхил, Страшимир, Ястреб, женские — Гизда, Дойна, Разделина, Трандафила, Хубавка. Для русских они, мягко говоря, не лучшие; даже те, которые не совпадают ни с каким русским неприятным словом, своим звучанием вызывают иные эмоции, чем у болгар.»

Впрочем, я полагаю, 80-летний народный академик Никонов и сам все прекрасно понимал.

21 thoughts on “Съездбюбю Заготскотовна и брат ее ЧТЗ

    • Ну, я тоже запнулся — но оригинала не видел, потому исправлять не решился. Потом, мы же знаем, что как раз Варахасий как минимум один раз употреблен — причем, если не ошибаюсь, до 1984 года.

        • Ну да. БНС говорит, что задумали в начале 70-х, одновременно с «Экспедицией», еще в 79-м обсуждали (остались пометки в дневнике), а реализовал АНС уже, видимо, в самом начале 80-х. Опубликовано ровно в 84-м.

          • баран + идеал — тоже красиво. осталось понять, насколько идеал тождественен новым воротам.

          • В ворота можно только верить.
            Но эти кульбиты как раз привычны. Меня больше половая неразборчивость Инн-Римм прибила. Буду смотреть с опаской.

          • нас в детстве в тех же святцах больше всего впечатлили Хавросипантий и таки Яздундокта. потом, уже в конце 80-х, Яздундокта встретилась где-то у Нарбиковой, причем в варианте Ездандукта

          • Круто.
            Но для меня максимальным антропонимическим потрясением все равно останется знакомство с человеком, носившим незамысловатое ИО Славик Безрукович.

          • у супруги был сокурсник — Александр Энгельсович. так вот, отца его звать Энгельс Моисеевич. но дядю Маркса Моисеевича тщательно скрывает.

  1. Четыре раза перечитал пост по ссылке, ничего не понял и пошел искать чего-нибудь для прочищения мозгов.

    • Именно что — знали, как назвать «Завтрашнее похмелье уже сегодня».
      А вот интересно, у северных народов имен типа «Солнцедар» или «Плодовый букет» не появилось?

        • Всэ адынаковы.
          Я не пробовал, конечно, и даже не видел (народ кругом на водку налегал, а вино, даже такого класса, считалось слишком дешевым понтом) — у Астафьев вот читал. «Узбекистон» у него чой-то не упоминался, а вот «Солнцедар» живописался в напалмовых красках.

          • до узбекистона у нас как-то зимой в Комарово дело дошло, уже в середине 90-х. ну, когда все приличное, что было в ближайщем магазине, уже выпили. потом выволакивать на улицу, к кОзлам, лежавшее на веранде бревно было лениво, так пилили прямо там, уложив на две табуретки, причем сопильщик был в костюме-тройке. тут как раз остальной народ подъехал и крайне впечатлился.

          • а чуть позже, когда вся эта плодововыгодная отрава после некоторой паузы опять появилась, видел в одном ларьке плакат с изображением пролетария, интеллигентного такого, в пиджачке, длинноносого, и слоганом:

            я петрович не ван дамм
            пью не виски а агдам

          • Да, креатив пер. Меня, помню, очень радовала вывеска «Вулканизация», в которой буквы «за» были выделены красным и подчеркнуты, как в чубайсовом слогане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.