Шок — это по-нашему

Вроде бы достигли с школой продукта взаимного непротивления сторон по вопросу перевода сына куда подальше. Во второй четверти он на самом деле пережил падение успеваемости и, грубо говоря, поведения с прилежанием (частично из-за переломов, частично из-за гормонов), мгновенно превратившись из отличника в троечника. В новом году вроде бы выровнялся, подтянулся и все такое — но директриса-то уже завелась (несмотря на отчаянное заступничество классной, которая вообще-то единственное светлое пятно). И объяснила нам, что мальчику будет лучше в другой школе, потому что он, понимаете, учиться не хочет, учителей не уважает и даже мне, директору, в глаза смотрит и не боится, а ведь я здесь главная, а ведь он лидер в классе, и если все так начнут?
Выслушав с десяток подобных аргументов, мы решили, что чадо надо срочно вытаскивать из этого очага педагогической мудрости. Теперь думаем, куда — продолжая принимать тревожные сигналы из эпицентра.
Сегодняшний сигнал пришел с урока биологии. Преподавательница украсила дневник орла нашего пятеркой и резолюцией «Ел на уроке». Оценка и резолюция между собой, как ни странно, не связаны. Более того, наблюдение учительницы спорно: по словам сына, сидящая перед ним и сдержанно домогающаяся нашего красавца (не знаю уж, в каком смысле) девица просто повернулась и положила мальцу на парту кусок шоколада. Он его убрал в рюкзак — и получил запись в дневник. Сын мудро воздержался от объяснений («не ешь на уроке — когда я ел? — ты как со мной разговариваешь?») — и нам предложил в разборки не углубляться, потому что ну их на фиг.
Теперь обсуждаем с женой, что написать в ответ: «Не ел» или «Спасибо, значит, дома кормить не будем».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.