Мочить в квартире

Сегодня Мосгорсуд поставил точку в деле, которое три года тянуло жилы из меня и моей семьи.
Мои родители перебрались в Москву лет шесть назад — исходя из соображений выживания (маме надо было делать стентирование сердца и потом наблюдаться у толковых врачей). Московская недвижимость тогда оценивалась не безумцами, еще и с риэлтером повезло: первая же специалистка, чеченская барышня Тамара, владевшая немелкой фирмой на Большой Садовой, не только предложила квартиру в Чертанове за приемлемые деньги, но и помогла устроить маму в больницу, где только что прооперировалась сама.
Такие дела позволили папе с мамой преодолеть благоприобретенную боязнь кавказцев. Так что отец, узнав, что я могу перебраться в Москву, решил встретить меня полноценным жилищным ответом и сразу обратился к Тамаре. Та подыскала квартиру аж на Таганке – правда, вполне притонного вида и свойств и в самом сером доме. Зато с оформлением проблем не ожидалось: сравнительно молодой судимый алкоголик, владевший этой недвижимостью, был женат на тамариной подружке той же национальности и не возражал против сделки.
Сделку провели в сжатые сроки, Тамара не только взяла на себя все оформление, но и сама оплатила полуторагодичные счета за ЖКХ и свет и даже выполнила ремонт, а отец помог бывшему хозяину Саше вывезти мебель по указанному им адресу. Выяснилось, что по тому же адресу прописана сашина сводная сестра Наталья, которая, впрочем, с 1997 года жила в детдоме, под отчий кров не вернулась, даже достигнув совершеннолетия – и написала отказ от участия в приватизации в обмен на обещание Тамары купить ей однокомнатную квартиру.
Впрочем, нас это дело не касалось – в июле 2003 года отец отдал Тамаре деньги (к счастью, под расписку), сходил с Сашей к нотариусу, где подписал договор, в августе въехал в квартиру и принялся обустраиваться. Тут возник маленький затык: Тамара сообщила, что у нотариуса какие-то проблемы с документооборотом и предложила подписать новый экземпляр договора, который напрямую зарегистрировать в регпалате. Отец подмахнул не глядя.
Так мы и попали.
Это выяснилось полгода спустя, когда я уже не только переехал, но и перевез семью. Прекрасным январским днем к нашим дверям явилась Наталья с супругом-азербайджанцем и сообщила, что Тамара ее обманула, квартиру не купила, а потому она с мужем будет жить по месту наташиной прописки. Спровадив парочку, я полез в документы, и обнаружил, что в договоре стоит чудесная строчка: «На момент сделки в квартире прописаны такой-то и такая-то, которые могут находиться в квартире, пока не зарегистрируются по новому месту жительства».
Отец эту строчку прокомментировал приемом пригоршни валидола. Я принялся искать Тамару и обнаружил, что ее офис закрыт, а мобилы не отвечают. Впрочем, звонить я не переставал – и однажды дозвонился. Тамара устало объяснила, что чудо-строчка вписывалась только чтобы прежние хозяева не стали бомжами за те считанные недели, в которые для них подыскиваются новые квартиры. Еще Тамара заверила, что Саша-то с красавицей-женой давно благоустроен, помимо квартиры получил дом в Липецкой области и автомобиль Saab. А вот Наталья сама кобенится и дважды отказывалась смотреть предложенные ей фирмой варианты. Но вы, мол, не беспокойтесь, я все улажу.
Я успокоился на полгода, до сентября 2004 года, когда меня пригласили в муниципалитет «Таганский». Отдел опеки сообщил мне, что получили жалобу на нас от Натальи, каковая хоть и давно совершеннолетняя и замужняя, но все равно относится к категории лиц из числа детей-сирот, права которых государство якобы обеспечивает и по достижении 18 лет – и вплоть до 23. И хотя она сама написала отказ от участия в приватизации квартиры, и, по собственным словам (так сказали в муниципалитете), «разок отказалась съездить посмотреть предложенную фирмой квартиру», все равно чиновники должны о ней заботиться.
Последний тезис был враньем, но мне было не до него. Я не ставил перед собой задачу разобраться в том, кто кого изначально обманул и кто принимал какие решения в связи с удорожанием недвижимости и давлением внешних обстоятельств. Мне надо было вытаскивать семью из нехорошей ситуации.
В октябре мы подали в суд иск об аннулировании регистрации прежних хозяев. Судья долго не принимала иск, требовала новые и новые документы. Пауза быстро объяснилась: все это время Наталья по наущению судьи готовила собственный иск – о признании недействительным собственного отказа от приватизации, договора о продаже квартиры и всех последующих документов, а также нашего выселения. Заявление было принято в декабре, в январе 2005 года процесс стартовал – и длился двумя этапами до сегодняшнего дня. По ходу дела Вселенная открылась для меня рядом новых сторон.
Наталья пыталась доказать, что мы, скорее всего, убили ее брата, который вроде бы пропал без вести.
Судья показала себя яростной поклонницей истицы и даже вручную переписала не вложенную в наши комплекты документов справку о заведении розыскного дела.
Всплывший в середине процесса Саша (приходивший на заседание то в трениках, то с фингалом, то вдруг абсолютно трезвым) рассказал, что покупатели его страшно обманули, оставив без жилья и средства. Правда, через месяц после сделки он стал хозяином крупногабаритной «трешки» совсем в центре, но Тамара объяснила ему, что такая радость объяснялась технической ошибкой, поэтому уже через пару недель квартира была продана от имени нового хозяина. Дом в Липецкой области он назвал никому не нужной халупой, а про оформленные на его имя машины (две, оказывается) сообщил, что это же не ему покупалось все, а Тамаре, которой он по жизни должен. А вопрос о местонахождении жены встретил агрессивным: «Откуда я знаю?»
До начала слушаний по существу у дела сменились 3 судьи – на наше счастье, я так понимаю.
Представитель отдела опекунов на голубом глазу потребовал от суда Наталью в нашу квартиру вселить, а нас с двумя малолетними детьми – выселить (на недоуменный вопрос судьи, всех ли детей на подведомственной территории чиновники защищают таким образом, пожилая девушка ответила шипением).
В ответ на запрос суда милиция сообщила, что Тамара находится в федеральном розыске по подозрению в двух десятках квартирных мошенничеств. Мы немедленно примкнули к армии терпил, а Саша с Наташей воздержались как от переадресации претензий к риэлтору, так и от выяснения отношений внутри семьи.
В следующий раз милиция сообщила, что Тамара поймана и сидит в СИЗО, а год назад уведомила, что риэлтор умерла в камере.
Последние два года разнообразные банки и финансовые службы то письменно, а то и устами жлобов-коллекторов сообщали нам о том, что прописанный в нашей квартире гражданин серьезно им должен, и пора бы разобраться по-хорошему. Ну и милиция пару раз прежних хозяев искала, конечно.
Мама с папой ударились в великодержавный шовинизм, жене диагностировали порок сердца, сын усвоил, что делать, если в дверь ломятся незнакомые люди, а дочка наработала привычку интересоваться: «А когда нас выселят, мы как на улице будем жить?»
Ну и так далее.
В январе Мосгорсуд вслед за Таганским районным оставил жалобы обеих сторон без удовлетворения, но хотя бы признал нас добросовестными приобретателями. К весне Наталья, следом и мы (Саша из процесса выбыл) пошли по второму кругу: теперь она обжаловала недопуск на место регистрации, а мы требовали аннулировать прописку. Тут нам повезло: мы додумались переоформить квартиру с отца на меня (от отчаяния уже: отец сказал, что сдохнет, если продолжит следить за процессом, так что давай-ка, улым, сам) – и это сыграло: новая редакция ГК автоматически обнуляет прописку прежних жильцов по сделкам, прошедшим после 2004 года. Впрочем, есть у меня скотское подозрение, что многое обосновало Натальино облико морале: на втором суде она агрессивно заявила, что с первым мужем-азербайджанцем развелась, со вторым мужем-азербайджанцем временно разошлась, а сожитель-азербайджанец пока уехал в Азербайджан к семье, так что позаботиться о ней решительно некому – так вот пусть эти понаехавшие татары ее и обеспечивают.
Два месяца назад Таганский суд удовлетворил наш иск, отклонив натальин. Сегодня Мосгорсуд оставил решение в силе.
Я счастлив.

17 thoughts on “Мочить в квартире

  1. Искренне поздравляю и завидую. У меня лично иск по жилью второй год в суде и перспективы в лучшем случае туманные. Но хоть жить есть где, слава Всевышнему.

  2. Это п…ц. А где же пистолет?

    Придется мне еще три раза прочитать все, что относится к таким сделкам.

    • Это я еще обошел стороной допросы в убойном отделе прокуратуры и прочие детали, не имеющие прямого отношения к сюжету.

      • Сюжет был бы круче. Хотя, пожалуй, тяжелее для рассказа.

        В общем, жизнь радует. )

        Хорошо хоть закончилось. *стучу по дереву*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *