«Груз 200»

Не то чтобы я был готов спорить с теми, кто считает последнюю картину лучшим фильмом Балабанова или образцом невероятной жестокости. Просто мне фильм показался старательным — и старательно глумливым — римейком «Маленькой Веры»: та же упертость в грязные индустриальные ландшафты, облезлые потолки, разобранное население и бульканье прозрачной жидкости. Изнасилование бутылкой можно считать вполне адекватной заменой Вериному подпрыгиванию, которое в наше время было бы элементом не шокирующего, а умиротворяющего воздействия.
Понятно, что режиссер Балабанов очень не любит Советский Союз, свинцовые мерзости российской жизни и, допустим, ментов. Но тут он не одинок. И, что ценно, не стал растекаться — а ведь немногие сегодня способны снять драму продолжительностью менее полутора часов.
С другой стороны, признать трупную сторону сюжета выдумкой озлобленного балабановского сознания мне мешает история, которую я лично описывал лет 8-10 назад: в Казани некий милиционер, по-моему, вполне себе офицер, свихнулся на почве соседской машины, которую вдруг посчитал своей, заколбасил соседа и всю зиму ездил на его «шестерке» — с трупом в багажнике. И даже выезжал в командировку в Альметьевск (400 км от Казани). Весной труп начал разлагаться, запах усилил нехорошие подозрения сослуживцев офицера, давно вооруженных ориентировками на пропавшего соседа. Маниак был арестован, признан душевнобольным и отправлен в дурку.
Если в этом сюжете заменить «шестерку» на девушку, получится вполне себе «Груз 200». Только исходник страшнее — повторяю, лично для меня.
А кино — что кино. «Он пугает, а мне не страшно».
Вот такая у нас классика.

2 thoughts on “«Груз 200»

    • Очень хорошее рассуждение. И про клипы хорошо — помните, клип «Взгляд с экрана», нарезанный как раз из «Маленькой Веры»?
      Балабанов, кстати, всегда к перверсивности тяготел, хотя до поры гасил это дело на последней стадии (кроме «Уродов и людей», конечно). Допустим, в сценарии «Брата» вагоновожатая любовь Данилы подрабатывала садомазохизмом — из фильма он эту собственноголовно придуманную тонкость убрал.
      А теперь понеслась косая в баню.
      Есть подозрение, что лично меня фильм не зацепил в первую очередь потому, что я хорошо помню описываемый период — и помню его довольно другим. Не то чтобы сильно лучше или, наоборот, хуже. Набережные Челны в 1984 году были довольно веселым городом: талоны, очереди, пьющий пролетариат, нарастающее гопничество и т.д. Но пейзажи и бытовые детали «Груза 200» не вызвали у меня абсолютно никакого узнавания. Может, вопрос в том, что Набчелны просто физически непохожи на города Ленинградской или там Свердловской области. Не знаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.