«Блуда и МУДО»

Алексей Иванов

Если коротко (в стилистике надписей на библиотечных форзацах), то так: «Книжка очень хорошая».
Не без тараканов, конечно. Особенно выделяются навязчивое впихивание образов в каждую фразу (просто «Общага-на-крови» какая-то, прости господи) и способ мышления главного героя, который стремится свести ползущую по бокам жизнь к неким базовым понятиям, назвать их с неуклюжей напыщенностью, превратить в аббревиатуру и мусолить страниц десять, пока не наступит черед следующей аббревиатуры. Видать, издержки творческого процесса сквозь звезды и медные трубы: «Блуда», по большому счету, стала первой книгой, которую Иванов от начала и до конца писал в качестве золотовалютного резерва русской литературой. И всячески пытался соответствовать. Многозначительности нагонял, пиксельность мышления бессмысленную эту знаменем сделал (причем не только в книжке, но и во всех решительно интервью), художественности подкачивал где мог. Первая четверть книги производит впечатление заредактированной до пародийного уровня: будто Иванов сперва отписался нормальным текстом, потом, после отлежки, взялся за вычитку, принялся тихо паниковать из-за того, что как-то просто все необразно — и айда втыкать сравнения после каждой запятой. Потом то ли устал, то ли издательство поторопило — в любом случае, страницы с 70-й ряска разбегается и идет чистая вода (впрочем, у Иванова уже вошло в привычку поначалу кошмарить читателя с целью отбрасывания балласта, а потом, когда остались только свои, переходить на нормальный язык).
Тараканом можно счесть и слишком раскрытую тему виагры. Все-таки умелый и вполне молодой бабник, ни с чего особенного вдруг переходящий на химические стимуляторы, представляется мне фигурой, скорее, вымышленной, чем реальной.
А так — крайне реальная и позитивная книжка, наследующая великому «Географу» (каковой, в принципе, вполне узнаваемо появляется в образе дружка главного героя): очень настоящий провинциальный город, очень живые дядьки, тетьки, менты, гопники (а какие диалоги подростков! какой Гершензон!), безнадежный кураж, безрадостный блуд и любовь, стынущая без поддува. И очень много нового. Главное — новый тип главного героя. Были у Иванова тихие святые, сильные и бессильные, были злые вожаки, легко жертвующие всем на свете. А теперь появился Моржов — состоятельный озабоченный шалун, умеющий брать на себя ответственность и спасать всех, кто под эту ответственность попал. А за тех, кто не попал и сгинул — мстить, умно и умело.
Естественно, ни велосипеда, ни сноповязалки Иванов не изобрел: таких Тревисов Макги полбатальона на каждой полке с развлекательными жанрами. Но введение подобного типажа в качественную отечественную литературу дорогого стоит — и, соответственно, поднимает котировки золотовалютных активов.

8 thoughts on “«Блуда и МУДО»

  1. у меня ручки маленькие, как у тиранозавра, поэтому за аббревиатурами я перестала следить сразу же. и вроде как не обломалась особенно.

    • В том-то и дело, что этот бантик является самым необязательным — и частота его применения добавляет ненужной ряби в сетчатке. Но Иванов страшно боится простоты и вечно накручивает сущностей сверх меры. К счастью, этого недостаточно для нивелировки достоинств автора.

      • я наткнулась в жж пару дней подряд на обсуждение «Блуды», там занимались как раз нивелировкой достоинств и разные претензии предъявляли — и про виагру с пистолетом, и про то, что «Блуда» хуже «Географа», а сам «Географ» тоже никудышний, а один дяденька пришел и просто сказал «плохой ваш Иванов писатель». завидует, небось.

        а ты «Чусовую» прочитал уже?

        • Не-а. И торопиться не буду. Во-первых, одних мастеров надо другими перекладывать, чтобы не устать. Во-вторых, «Чусовая» мне представляется весьма прикладной книжкой, которую лучше проходить непосредственно перед пермским сплавом. Или уж зимой, находясь в легкой тоске по лету.
          А что касается обсуждения — я уже не удивляюсь озлобленному отношению к Иванову со всеобщей стороны. Мне это озлобление кажется слегка фрейдистским, хотя Иванов (если не брать в расчет последнюю книгу) такого подхода совсем не заслужил.

          • мне вот хоть дожидайся, пока у тебя наступит пермский сплав или тоска по лету, на собственном безуральном энтузиазме я ее никак что-то не полюблю. начала вторую часть, а там на колу мочало — все то же самое, что в первой, даже не особо другими словами. всего частей семь.

  2. Вот странное дело — из всего Иванова у меня «пошли» только «Чердынь» и «Золото». Ну «Чусовую» ещё пролистываю. И всё. И не скажу ведь, что не пытался — не идут.

    • Абсолютно нормальная нишевая ситуация. Мне вот Иванов нравится во всех ипостасях, но все больше по первому разу. То есть я почти с детства являюсь оголтелым поклонником его первой фантастической книги «Охота на «Большую медведицу»» — а прочую его фантастику считаю недоразумением. То же самое с опытами автора в смежных пространствах — этноисторическом и современно-жизненном. «Чердынь» меня ушибла и снесла — а «Золото» показалось вполне себе книгой, но не более. «Географ» мне кажется вообще едва ли не лучшей современной книжкой про человеков — а «Блуда» не кажется (хотя, повторюсь, «очень хорошая»).
      То есть динамика не слишком обнадеживает. Но, в конце концов, это к большинтсву авторов относится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.