«Жесть»

Серятина, неожиданно проливающая свет на провал «Параграфа 78». Это, оказывается, родовой признак кино, спродюсированного Юсупом Бахшиевым: быть в начале идиотически гламурным и перенасыщенным продакт-плейсментом, в конце грязненьким, задействовать в видных ролях одних и тех же актеров, которых продюсер считает звездами (Куценко, Разбегаев, Ефремов, сам Бахшиев) и нарезать невероятные понты в каждом кадре. Видимо, Бахшиев хорошо изучил опыт предшественников и понял, что откровенно тусовочное кино снимать, конечно, можно – но лишь маскируя его под жанр. В связи с этим первая часть фильма делается как бы для тусовки и как бы Охлобыстиным-Константинопольским, вторая как бы для публики и как бы братьями Скоттами, и пипл как бы хавает.
По техническим причинам авишный файл «Жести», который я смотрел в ноутбуке, был рассечен надвое. Так вот, первая половина поначалу собиралась обойтись вообще без действия, и только в последний момент кинула зрителю динамичную подачку. Совсем как «Параграф». Вторая завертелась побойчей, но тоже не выходя за пределы клише, придуманных лет 30 назад и усвоенных отечественными мувимейкерами. Вот эта одновременное впадение в один и тот же прием выглядит особенно трогательным: почему-то режиссеры снимавшихся одновременно «Жести» и «Волкодава» независимо друг от друга решили, что было бы остроумно взять известного актера и укрыть его страшной маской, которая так и не будет сорвана до конца фильма. Прием, надо сказать, не проканал: зрителя не заинтересовало, кто там играл Жадобу и почему Терминатора вместе с Алексеем Серебряковым изображает (если верить титрам) еще какой-то дяденька.
Понятно, что эстетические ценности современной российской киноэлиты закладывались во второй половине 80-х годов в видеосалонах. Я сам, в принципе, такой, и для меня до сих пор не пустой звук бессмысленные слова «Тихая прохлада», «Шо Косуги» и «Майкл Дудикофф». Но при этом я не собираюсь заново знакомиться с культурными объектами, помеченными вот этими вот словами – а наше кино почему-то упорно желает снова и снова знакомить меня с отечественными аналогами перечисленных феноменов, хотя формально снимает не «Месть нинзя», а римейк «Чужих» или первого «Безумного Макса». Определенный прогресс в «Параграфе» по сравнению с «Жестью» налицо: здесь нет хотя бы Разбегаева. Зато есть певица Слава, стоящая двенадцати сотен Разбегаевых. Актриса Алена Бабенко, серовато сыгравшая в «Жести», как к ней и относись, все-таки похожа на живого человека. Певица Слава похожа только на избалованную дуру.
В нормальной стране человек, делающий одинаково бессмысленные и накалывающие зрителя фильмы с участием Куценко, давно бы разорился.
Но у нас особенная жесть и особая статья параграфа.

10 thoughts on “«Жесть»

  1. Куценко же не всегда так плох. Вон в той же «Любовь-морковь» все очень адекватно вышло. Думаю, что и «Параграф», и «Волкодав», и другие тому подобные провалы — в первую очередь дело рук сценаристов и режиссеров.

    • Куценко чем дальше, тем больше кажется отечественным аналогом Денниса Хоппера, который звонко начал (соответственно, «Мама не горюй» и «Беспечный ездок»), но почти сразу свалился в почти беспросветный трэш. Ситуацию усугубляют сильные управленческие позиции Куценко, который явно или тайно выступает продюсером многих проектов со своим участием. Получается двойной удар, невыносимый.
      А совсем без просветов не бывает, это-то понятно.

      • Насчет управленческих позиций Куценко ничего не знал. Хотя если так, то неудивительно его наличие почти в каждом российском фильме.

        • Если не ошибаюсь, он совладелец компании, которая делала «Параграф». Но во всех отечественных фильмах Куценко снимают, конечно, не из-за этого, а по той же причине, по какой в телевизоре показывают Жанну Фриске. Считается, что это красиво, круто и нравится людям. А он не такой дурак, чтобы разубеждать. Я бы, конечно, не разубеждал.

          • Плохо, когда мало ярких актеров. Такое впечатление, что это беда-ошибка любого нашего бизнеса, связанного с массовым производством культурной продукции.

          • Беда-ошибка нашего бизнеса — держать потребителя за лоха. Вторая беда — то, что в большинстве случаев такой подход проканывает.

          • Достаточно изучить итоги проката самых хороших и плохих фильмов, чтобы убедиться, что массовый потребитель обманываться рад. Впрочем, можно и просто вспомнить, что самым популярными передачами на ТВ являются «Кривое зеркало» и что-то там еще с Петросяном.

  2. У автора этих отзывов столь чеканная интонация, что ему боязно возразить. Вот припечатал: «избалованная дура», и так теперь и придется про нее думать. А казалось, что ничего так себе девушка, мужиковатая только.

    • Ну, извините.
      В любом случае, про Славу лучше не думать. Тем более, что жизнь короткая такая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.