ЖД

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков войдет в историю как самый плодовитый публицист страны, работающий в темпе счетверенного пулемета. При этом хорошо пристрелянного пулемета. И даже не пулемета, а многоствольного гибрида, в который семья и школа связали пулемет, огнемет, гранатомет и специальную штуку, выкидывающую фарфоровые банки с ипритом. Быков еженедельно пишет десяток колонок в разных журналах, ведет передачу на ТВ, выступает на радио, пишет стихи и издает две-три прозаических книги в год – причем во всех ипостасях он прославлен и повсесердно утвержден. Правда, лично мне преставляется, что заточен многопрофильный автор, прославившийся в свое время как главный обозреватель первого в СССР цветного еженедельника, именно под газетную публицистику. Во всяком случае, ее я всегда читал легко и с удовольствием. В то время как иные грани автора предпочитал не воспринимать – возможно, потому, что не люблю ТВ и поэзию. Стыдно, но я так и не сумел дочитать исполненное Быковым стихотворное приложение к горячо любимому мною роману Лазачука и Успенского.
Да и вообще с книгами вышел почему-то похожий раскардаш – я активно пролистывал каждую новый новый роман Быкова и через пару минут понуро ставил его на полку. Какими-то мимоходящими представлялись мне эти книги. Это относится не только к романам (каковых в творчестве Быкова меньшинство), но и к гибридным формам вроде опер, биографий, киноновеллизаций или политсказок.
«ЖД», официально именуемая поэмой, оказалась первой книгой, которую я смело купил и первую сотню страниц которой (из семи) промахнул с удовольствием, близким к наслаждению. Потому что писал их вырвавшийся на волю газетчик, которому уже не запрещалось отрывать нос от фактов, но при этом газетчика еще не уносила в горние выси мелодия фразы и высшая, поэтическая правда.
Сюжет «ЖД» всем известен: в России идет очередная бессмысленная и беспощадная гражданская война между либералами и консерваторами. На самом деле война не гражданская, потому что сошлось в ней не коренное население, а оккупанты, правда, давно окопавшиеся и уверовавшие, что эта земля была нашей. Официальная власть принадлежит варягам (военным и чиновникам), которых можно узнать по иезуитской беспощадности и стремлению истребить подчиненных. Против них выступают хазары, они же ЖД, они же евреи, убедившие себя, что именно они, а никакие не русские исторически населяли Русь. Отягощает ситуацию необъясненный распад Каганата (Израиля), а главное – смерть нефтяных рынков в связи с открытием универсального топлива, находимого везде, кроме России. Коренное население представлено васьками – безобидными спившимися бомжами, которые бормочут на своем языке «Некось на голубу дорого возбить оболок», ходят по кругу и легко отдаются под самую жестокую руку, — хотя могут одним словом из трех букв поднимать ураганы.
Лихо стартовав, сюжет быстро выдыхается и начинает, подобно васькам, ходить по кругу: Быков добросовестно, а местами и искрометно излагает паралельные истории аж четырех разноплеменных пар, само существование которых представляет угрозу мирозданию – и потому должно быть пресечено случайными асассинами. Беда в том, что Быков перебирает с дискретностью повествования, которое пытается компенсировать фабульными рифмами. Получается натуральная поэма, в которой звонкая фраза совершенно гасит действие и героев, вышедших, увы, довольно плоскими носителями генеральной функции (военный – жесткий, слетевший губернатор – потерянный, девочка – честная, туземка – решительная).
Воздух литературной свободы сыграл с колумнистом, привыкшим втискиваться в 60 строк, дурную шутку. Быкова подвело трудолюбие: он слишком долго и много работал над «ЖД» и ему, видимо, слишком жалко было резать по наболевшему – и даже исправлять явные блохи, выскочившие из-за того, что книга писалась приступами (например, один из героев вскакивает в случайный поезд под понукание автора «выйдешь из повествованья – и вернешься в эпилоге» — однако ж возвращается задолго до эпилога).
Мог выйти жесткий, многоуровневый и прозрачный роман страниц так на 450 – а вышел рыхлый сноп, который скучновато доковыривать и благожелательному читателю, который таки устает восторгаться ясностью слога и твердостью мысли. Рекламные обещания «книги века, которая делит читателей на яростных поклонников и оголтелых противников», некорректны. Хорошая книга – но недотянутая. А ведь могла бы. Что и обидно.
Это, так сказать, на общечеловеческом уровне. Теперь о том, что показалось забавным лично мне.
Во-первых, Быков не смог выстроить полноценную систему полюсов зла. Варягов он описал с праведной ненавистью, честно и узнаваемо. А хазары получились лукавыми зайчиками, все претензии к коим легко объясняются латентным антисемитизмом героев, сквозь которых сочится повествование. В результате смысл борьбы с хазарами остается непонятным – веселые же, кормят же и не убивают же, а высокомерность уж как-нибудь пережуем. Хотя достаточно было бы любой фразы о богоизбранности и примате хазарской крови над прочими, вложенной в уста хазара, а не его оппонента. Быков, регулярно клянущий свою полукровь, не мог этого не понимать.
Во-вторых, неправильным вышло коренное население. Русская литературная традиция кормить с ладошки несчастных мужичков столь же стара, сколь и оторвана от жизни. Но системообразующая ошибка в другом: в системе Быкова язык коренного населения не может быть славянским. Коренное население России говорило на финно-угорских и тюркских языках, которые, по уму, и должны были впитываться васьками с молоком матери и противостоять славянским, греческим, семитским и прочим пришлым.
В-третьих, я читал «ЖД» с растущим возмущением. То есть сперва, конечно, порадовался за Быкова, который, оказывается, не только для Лазарчука стихи пишет, но и книги самого Лазарчука старательно читает и заимствует из них сюжетные ходы – вот вам «Мост Ватерлоо», а вот и «Колдун». Потом выяснилось, что Быков вообще знает и любит отечественную фантастику – и тут число реминисценций перевалило порог приличия: навскидку отмечу только людей в роли домашних питомцев из «Чуши собачьей» Лукина, заменитель нефти из «Моста Верразано» Мирера (а что, где Ватерлоо, там и Верразано) и закольцованные рельсы из «Голубятни на желтой поляне» Крапивина. И тут возмущение мое лопнуло с хихиканьем. Потому что возник в тексте эпизодический персонаж по фамилии Бахарь – а именно так Быков назвал в свое время статью о Михаиле Успенском. И тут же другой герой не к месту, но с толстым намеком, сказал, что были такие всадники со станции Роса. А это, если кто не помнит, название первой части крапивинского «Мальчика со шпагой». А «ЖД», стало быть, не только поэма и лучшая книга столетия по версии бахаря Успенского, но и тайное импринтинг-пособие, с помощью которого мейнстримовский автор внедряет в подкорку читателей базовые элементы неБолЛитры.
Что является еще одним микроповодом для включения Дмитрия Быкова в учебники литературной истории.

9 thoughts on “ЖД

  1. собственно, Быков ведь начинающий прозаик, а авансов ему выдали на сто лет вперёд. Он совершенно не умеет строить сюжет, и даже вполне симпатичная Орфография — большая-большая куча букв, никак не структурированная. Про ЖД и говорить нечего. Совершенно согласен: при должной работе получился бы небольшой роман, или пара взаимосвязанных повестей, но не этот рыхлый ком.

    Что касается любви к фантастике, то можно вспомнить повесть Саломатова Время великого затишья, куски которой торчат из Оправдания (помимо ПВГЧ). Молодец, что читает. Может, и премии фантастические ему дают за популяризацию?

    • Саломатов? «Время великого затишья»? Вы «Оправдание» читали?
      Я уж не говорю, собственно, о том, что «Оправдание» написано в 1999 году, чему есть свидетели, а повесть Саломатова опубликована в конце 2000. До вашего поста я о ней понятия не имел, но навел справки. Если там что и совпадает, то единственно встреча героя с некими лесными мужиками, — но это, простите, еще до «Улитки» имело массу протовариантов. Ничего там общего нет.
      Насчет авансов спорить не буду — вы, видно, много читали обо мне хорошего и мало плохого, и я против этого ничего не возражаю. Но начинающим прозаиком я не был даже в момент публикации «Оправдания», а уж после пяти романов смею себя причислять к давно начавшим.
      И потому строительство сюжета — оно, как бы сказать, не самоцель. Мне важно не сюжет построить, а состояние читателю внушить. Кажется, в вашем случае это получилось.

      • Насчет «начинающего» — согласен с Дмитрием. И его объяснение про необходимость внушить считаю вполне внятным. Проблема в том, что внушенное состояние в итоге отягощено усталостью, вызванной не качеством, а количеством текста. Не приятная это усталость, увы. Хотя, повторю, могла.

      • Оправдание читал. Я, собственно, все ваши романы читал. А Орфография мне понравилась. Повесть Саломатова вышла в 6 номере «Если» — это ничего не меняет, просто так, к слову. Прозаик, который публикуется 5 лет, на мой взгляд… Ну да ладно.

        И чего вы все такие обидчивые? И слова вякнуть нельзя.

  2. Спасибо! Искренее спасибо за сэкономленное время!
    А то я все мучился: чего это мне так не хочется Быкова покупать, в смысле, не самого (хрен купишь, небось!), а ЖД его расхваленную. Думал — потому именно, что расхвалена.
    Ан нет. «Предчувствие его не обмануло».

    • «ЖД» — одна из лучших отечественных книг прошлого года. Если Вы покупали что-то еще, у Вас нет повода отказаться от покупки этой поэмы.
      Беда не в разрекламированности, а в физической раздутости продукта. Но это-то потребителя должно только радовать — теперь на 25% больше за те же деньги.

      • Таки да. Одна из лучших. Может даже лучшая.

        И многое из сказанного Вами показалось мне после прочтения несколько притянутым-натянутым. Потому что наверно оно всё так и есть, но это — мелочи.
        О да, Быков позволил себе наплевательски отнестись к любым канонам (типа построения сюжета) ради поэтики, ибо такой вот талант у него: кучу букав как-то так организовывать, что цепляет не только за мозги (как раз не особо), но и за тот неизвестный орган, который ответствен за эстетическое восприятие. Он об этом своем таланте знает и нагло его искплуатирует. Ну или играется с ним, как ребеночек, что одно и то же. Потому и реминисценции всякие выползают — эт не нарочно, эт так получилось само собой, слово за слово…

        И я таки просто тащусь от того, что из всей этой игры у него выходит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.