Многабукв

«КП» затеяла очередную «Книжную коллекцию». Дело полезное, нужное и где-то общеприятное. Но лично меня особенно заинтересовало даже не то, что первый том («Госпожу Бовари») будут раздавать на халяву всем приобретателям газеты от 8 октября, а легкий ревизионизм переводчиков.
Классический роман Джейн Остин, известный как «Гордость и предубеждение», выйдет в переложении вполне великой Ирины Гуровой под названием «Гордость и гордыня» — и, что самое характерное, будет подписан Джейн ОстЕн.
Этот вариант написания фамилии в русской традиции использовался — но давно, нечасто и без энтузиазма. Я не буду спорить по поводу его обоснованности и прочем. Понятно, что новация не настолько бесспорна, как приведение к транскрибиционным нормам заголовков типа «Ивангое» — и не настолько раздражающ, как браудины «Пиппи» и «Карлссоны».
Досадно лишь, что составители упустили массу возможностей реформации и рихтовки давно известных форм и объектов — кто им мешал по тому же образцу убрать мягкий знак из Уйальда и лишнюю «к» из Диккенса, сделать нормативным прочтение слова «Франкенштайн» или ввести в оборот писателей Хоффманна с Твайном (Твейном)?
Впрочем, это может быть задачей следующих серий.

7 thoughts on “Многабукв

  1. Довольно странно… Понятно, когда крутят фамилией неизвестного автора или произведение новое — и всё это с неустоявшимися традициями. А так… Не понимаю, зачем?

    • Ребрэндинга или правды ради. Чтобы обеспечить выгодное стартовое позиционирование новым переводам — а может, чтобы с этого момента перезаложить традиции. Будем писать Ляйпциг, Айнштайн и Айзек Ньютон.

      • > Чтобы обеспечить выгодное стартовое позиционирование новым переводам

        Очень похоже на правду.

    • Ну да, и Орвелла англоязычые товарищи более распространенному варианту предпочитают.
      А Толкин, по-моему, как минимум равноправный вариант. Во всяком случае, был таким до экранизации и последовавшим за нею валом переизданий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.