«И русские — не нация, а раса»

«…Мне кажется, что эволюция человечества только временно перешла в стадию отката назад. И, развиваясь по спирали, мы переживем еще Средневековье — но потом обязательно будут Возрождение, Просвещение, марксизм…
…Россия, может, из-за того и настрадалась, что презирала мещанина. Не надо его презирать, это опора, на которой стоит стройно и вертикально колонна нормального общества. Роль чисто техническая и неблагодарная. Ведь цвет и надежда нации — это все равно интеллигент, в том числе квалифицированный читатель. Сколько его есть? Полпроцента от численности мирного населения. Но именно он движет общество и создает то, чем оно дышит.
— Полпроцента? Не слишком мало?
— А сколько? Я сужу по последним опросам книжных магазинов: упал интерес к дамскому роману, поднялся интерес к исторической прозе, четыре процента читают классику. И меньше одного — современных отечественных авторов. Ну хорошо, пусть будет пять процентов. А современные СМИ к тому же решительно не заинтересованы в том, чтобы давать трибуну людям культуры. Современная жизнь вообще противопоказана культуре, а культура — жизни. Телевидение наше буквально занимается растлением малолетних…
— …А вот скажите — как бывший учитель истории: почему эта самая история сегодня у нас вызывает такое желание искать ей альтернативу, писать о том, «что было бы, если бы»? Это же сверхпопулярный жанр нынче — «альтернативная» история.
— Это потому, что нигде не водится такое количество негодяев, как в России. Видите ли, русский человек настолько склонен к творчеству в любом виде, что у нас очень сильна такая идея. Каждый ее по-разному проговаривает, но суть одна: «Отчего такая несправедливость? Пушкин — гений. Я — ничто». Или еще проще: «Почему я официант, а не адмирал?» Нигде такого не существует, только у нас. Любой французский официант полагает себя лучшим в ресторане, городе, мире. И этим живет, и этим успокоен. У нас же любой сантехник оскорблен своей специальностью. И эти люди ищут для себя нишу, ход. А что может быть проще, чем заявить, что Мартынов, убийца Лермонтова, был жидомасон и служил в Третьем отделении? И вот вы уже значительнее. Вы сделали открытие. Вы уже почти Лермонтов или Пушкин.
— А есть ли какой-то слой культуры, который был бы сейчас всеобщим, объединяющим, пронизывал бы все российское общество?
— Есть, безусловно. Это наша классическая литература. …Не церковь, а то, что всегда у всех под рукой и на книжной полке. Как еще объединить нацию, как не тем, чем мы действительно велики? А во всем, кроме литературы, наше величие сомнительно. Как в том анекдоте про японцев, которым в России понравились русские дети. Почему? «Потому что все, что вы делаете руками, — ужасно». Вот и все, что у нас есть: дети, литература и автомат Калашникова.
…Знаете, я признаюсь вам. Я не люблю Россию. Но все остальное пространство я люблю еще меньше. И мы отличаемся от прочих стран и народов тем, что Россия — это не страна. Это континент. И русские — не нация, а раса.
…Это не чисто русский порок — любить историю, которая нравится, и писать ее так, как нравится. Французы по сей день полагают, что Наполеон был величайший полководец всех времен. А победила его зима, а не Кутузов. А мы считаем, что он глупец, что к нам сунулся. Но и мы же не пишем, что мы выиграли войну 1812 года, не одержав ни одной победы в сражении. Масса в нашей истории есть истин, что неприятны русскому человеку, которые терзают его сознание. Мы не любим вспоминать, что Куликовская битва была предприятием легкомысленным и преждевременным. Золотая Орда была еще очень сильна, и через полтора года хан Тохтамыш сжег Москву. А наш герой и спаситель Дмитрий Донской, святой, бежал с семьей в Коломну, бросив москвичей и город на разграбление, пожары и смерть. Но такой правды никто не любит. Так что к любой официальной истории следует относиться со снисхождением и пониманием…
— Тогда вот вам неприятный вопрос: кто победил в главной войне прошлого столетия?
— Я всегда настаивал на том, что Великую Отечественную войну мы проиграли. А выиграла в том числе Германия, ныне процветающая благополучная страна. Мы же лишились цвета нации и претерпели деградацию нашего генокода. Большевистская тирания плюс война с германцами — и мы потеряли практически все. Вот мы и имеем сейчас «деграданс» во всех сферах жизни. Надежда сейчас только на Бога.»
http://expert.ru/printissues/expert/2008/16/interview_pisatel_protiv_chasovoi/

Эго- и литературоцентризм зашкаливают, но в целом дяденька по-прежнему весьма любопытен. Надо бы перечитать и дочитать — а то последнее десятилетие я его книжки исправно докупал и откладывал на потом.

6 thoughts on “«И русские — не нация, а раса»

    • Пьецух был восхитителен лет 20 назад. «Государственное дитя», вышедшее в середине 90-х, было менее впечатляющим. Я боялся, что с тех пор тенденция набухла и окрепла. Похоже, нет.

      • У меня гигантские провалы в образовании. Признаюсь. Как-то мимо меня он прошёл. Стоит, наверное, поискать что и прочесть. Правда, список (обязательно-сделать-к-следующему-понедельнику-ни-в-коем-случае-не-забыть) уж очень обширен. Даже и не знаю — доберусь ли…

        • Ну, Пьецух всегда считался автором третьего ряда, достаточно сказать, что печатался в «Сельской молодежи» (очень, кстати, крепкой с точки зрения современной прозы — да и публицистики). То есть в общепризнанный круг мастрид не входил. Но некоторые модные сегодня темы именно он открыл.
          Типа:
          http://www.lib.ru/PROZA/PIECUH/talk.txt
          Или:
          http://www.pereplet.ru/text/piecuh18noy01.html

          Крохотульки, что особенно ценно.
          Оцените, если время будет.

  1. О Великой Отечественной войне

    Прочитал интересную книгу про Великую Отечественную войну. Автор Исаев, книгу читал отсюда.
    Прежде всего понравилось описание логики блицкрига. Оказывается, немцы были не сколь сильны, сколь умны, и их военная сноровка уходит корнялми еще в Первую Мировую войну.
    Вообще, многое становится понятно — понятна логика тех сражений…
    Почему,например, много пилотов люфтваффе сбили более 100 наших самолетов, а нектооые больше 200-300, — в то время как наши асы сбивали порядка 5060 самолетов противника максимум? А вот здесь!
    Или например, почему надо было идти в атаку, хотя гораздо проще отсидеться в окопах и спокойно отстреливать идущих в атаку немецких автоматчиков?
    Ответ тут.
    Советую книгу всем, кто хоть немного интересуется нашей историей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.