И есть мечта-2

Году примерно в 1986-м я сумел наконец выписать «Уральский следопыт» (сильно раньше я про такой журнал и не слышал, а потом оказалось, что не вся Кама — Урал, и в Челнах условно местные издания выписывать нельзя). Естественно, Крапивина ради.
Как раз Крапивиным тот год был небогат, зато обнаружилось, что в «УС» большое место занимает раздел фантастики, неотъемлемой частью которого являются игры знатоков жанра — в том числе грандиозная ежегодная викторина (несколько десятков вопросов, ради ответа на которые следует сперва найти, а потом прочесать библиотеку томов на мильён; приз — книжка с автографом). Естественно, я немедленно принял в викторине участие. Естественно, с нулевым результатом. Что не помешало мне вписываться в конкурс и на следующий год, и годом позже.
Как я хотел выиграть.
Одного хотения, как говорят учителя, мало.
В общем, я закончил школу, переехал учиться и со свежими номерами расстался. Ну, попутно собирал старые «УС», из которых любовно выдирал не только художественные тексты, но и прежние конкурсы с ответами. Удовольствие от их чтения было сопоставимым, если не большим. Все-таки Виталий Бугров, завотделом фантастики «УС», по сути спасший жанр в молодогвардейские 80-е, был умел и велик. Ну и люди ему могучие помогали. БВИ, скажем.
Потом читать зарубежную фантастику я бросил, отечественная сократилась для меня до десятка имен, за которыми необходимо следить совсем не жанровых предпочтений ради — ну и вообще работа придавила. И все кончилось? Нет, не кончилось.
На прошлой неделе я выиграл в похожем конкурсе, организованном БВИ, книжку с автографом Бориса Стругацкого.
Мечты сбываются. Даже через четверть века.

24 thoughts on “И есть мечта-2

  1. Ай молодца, ай поздравляю!

    Эх, ностальгия… Я в Бугровских викторинах УСа успел дважды выиграть, но по детской весовой категории, то есть надо было 25 баллов набрать, а не 45 как взрослые.

    Вот книжка Крапивина с автографом

    http://fantlab.ru/edition28742

    а это Булычев

    http://fantlab.ru/edition28658

    там если по маленьким пиктограммкам кликать, откроются побольше сканы листов.

  2. В детстве я тоже был бы счастлив такому, хотя мечты и не имел.

    А сейчас, если бы даже с неба экземпляр свалился — нашёл бы любителя, да задвинул подороже. Потому что регулярно читаю оффлайновое интервью. Личность творца всё-таки имеет серьёзное значение.

  3. А я уже поздравил! Ну и ещё один раз не грех. Со сбычей!
    А УС я выписывал с года эдак с 78. Так вроде бы. И в конкурсах участвовал, но как-то всё никак (:))
    Там, где я рос, с фантастикой было не просто плохо, а катастрофически никак. Кое-что, конечно, было в личной библиотеке, кое-что в «обычной». А я ещё мог свободно брать книги из читального зала и закрытых фондов, но всего этого не хватало. Но конкурсы помню (:))

    • И еще раз спасибо!
      С книгами везде засада была с начала 70-х, когда одновременно подрос уровень жизни, чтение стало престижным, а экономная экономика ввела тиражные лимиты для низких жанров. Но в старых городах спасали библиотеки — а вот полумиллионные Челны, допустим (я, кажется, уже жаловался), массово застраивались лишь в конце 70-х — ну и бибфонды там были еще свежее. По крайней мере в так называемом Новом городе, за пределы которого (это 89% территории) я по молодости не выходил.

      • Скажем так — полмиллиона не десять тысяч. Так что спасали как раз журналы, а в то время — как раз «Уральский следопыт». Это же Крапивин (в первую очередь), Другаль, Стругацкие, Прашкевич, Филенко… А потом журнал в журнале появился, «Аэлита». Да чего там, легенда.

        • А я очень долго Стругацких не мог найти — в том числе, естественно, и в журналах. И никто из окрестных Рабиновичей напеть не мог, ибо все такие же, как я. Потом приятель с трудом вспомнил, что у него вроде где-то чо-то завалялось — и притащил в дар убитый томик-перевертыш «Стажеры-ВНМ». ВНМ, естественно, по молодости не зашло, а «Стажеры» вдохновили. И тут случилось первое за долгие годы переиздание в «рамочке». И поломалася судьба у человека.

          • Ой, нет. Со Стругацкими как раз всё было более или менее. Не всё, конечно, было, но было. Первая книга, которая мне попалась — это «Понедельник начинается в субботу» (там ещё был «Парень из преисподней»). И «перевёртыш» помню, был. Наверное, проще сказать, что я не прочёл (Стругацких) в школе. Ещё ведь был журнал «Знание — сила». Уж там их печатали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.