«Гадкие лебеди»

Обычно экранизации Стругацких (и большинства других хороших писателей) вызывают тягостное недоумение и острое желание схватить режиссера за рукав, посмотреть ему в глаза и неразборчиво, однако горестно спросить: «Ну как же, ну ведь все же само на пленку ложилось, ведь готовый уже сценарий в книжке был, ведь это постараться надо было, чтобы все так тщательно и неузнаваемо изувечить, — и что, вправду интересно из пули обрат делать с кретиническими диалогами, ползающими стаканами, заунывными эстонцами, Золотухиным в бороде и надсадным Филиппенко?»
Фильм Константина Лопушанского не вызывает даже такого вопроса. Он вызывает другой вопрос: где Лопушанский скрывался последние 20 лет и почему он не знает, что мода на общественно-политические видеоклипы тихо скончалась вместе с программой «Взгляд».
Сиганувший мимо кассы (во всех смыслах ) фильм выглядит абсолютным приветом из 1987 года, и в этом, между прочим, совсем не виноват исполнитель главной роли Григорий Гладий, примерно в то самое время коротко ставший звездой советского кино и потом стремительно его покинувший. Тогда меня Гладий чем-то страшно раздражал (я по молодости вообще отличался раздражительностью), смотреть «Лебедей» я садился в еще большем раздражении, потому что какой же Гладий Банев? Банев – он жилистый такой, хоть и оплывающий в боках и подглазьях, любитель поорать, накатить, вломить и вдуть. Высоцкий, короче, как и было сказано. А герой Гладия – интеллигентишко настолько рафинированный, что от клички Рафинад его спасает только знаменитый переводчик Голышев, полвека назад придумавший именно так оттолмачить негритянскую кличку Шугарбой.
Так вот, Гладий – главное светлое пятно (пара пятнышек поменьше, типа пригожей тетеньки или певца Кортнева в роли фашиствующего функционера, малозаметна) вполне беспросветного фильма про свинцовые мерзости российско-советской жизни, давящей на своем пути даже мокрецов с вундеркиндами, беспросветными тучами и светлым будущим. Лопушанский решил доказать, что по части льющейся воды перетарковщит Тарковского, по части социализации фантастики перестругачит Стругацких – и преуспел. Получилась абсолютно беспросветная чернуха, выложенная почти изо всех компонентов перестроечного кино: тут тебе и тупая антинародная армия, и карательная медицина, и гороховое пальто, и низкое небо с хреновыми дорогами, и беспомощный глас цивилизации в лице эпизодической француженки (кино снималось на французские деньги), и полный анхаппи энд с таким же герлом. Только Стругацкий по дороге куда-то потерялись – ну да им (и нам) не привыкать.
Больше всего в этой ситуации обидно за Вячеслава Рыбакова, писавшего сценарий этого чуда. Не писать он не мог: в свое время по его повести Лопушанский поставил знаменитые, пронизывающие и награжденные «Письма мертвого человека», а Борис Стругацкий был соавтором сценария. Теперь Рыбакову пришлось, типа, отдавать долги. Платеж вышел красным до мяса: Лопушанский все равно снял все по-своему, французско-перестроечному. Зато немногочисленные зрители будут думать, что это Рыбаков виноват в низведении пронзительной книги до нудного нытья на тему проклятой страны – а главное, в роскошно идиотическом прологе, шизофренически взболтавшем несколько стругацких линий (Банев огородами добирается до польского гения-карлика, чтобы узнать, а чо творится в Ташлинске. Карлик кричит: это нападение! – но тшш, чтоб этом ни одна живая душа. Потом, что характерно, про нападение верещит каждый второй герой фильма).
Впрочем, это мы еще «Обитаемый остров» не видели.

34 thoughts on “«Гадкие лебеди»

  1. Константин Лопушанский — единственный и любимый сын профессора Софьи Петровны Лопушанской, человека, которым у нас в универе пугают первокурсников. я очень хочу не воспринимать этого режиссера в качестве мужской инкарнации Софьи Петровны, но у меня не получается. они так похожи.

    • Оставьте этих наветов. Режиссер сильно бородат.
      В любом случае, «Письма» меня в юном возрасте так пробрали, что до сих пор пересматривать боюсь. А «Лебеди» — морсик какой-то.

  2. Временами этот фильм был очень похож на правду книгу. Но почему-то режиссер сделал полными идиотами и главного героя, и мокрецов, и вообще практически всех.
    На кой черт ему это потребовалось — ума не приложу.
    Типа, так проще духовные терзания изображать?

    • Довольно талантливый человек потратил год жизни на изобретение велосипеда — причем деревянного, пятиколесного и некрасивого.
      Видать, не те книжки в детстве читал (см. реплику Урус-хая).

      • Я не могу понять, как можно снимать фильм по кому-то и не читать при этом книгу-первоисточник. В конце концов, цена вопроса — пара дней.

  3. Увы:

    1). Многое из того, что вменено Лопуху, таки написал Рыбаков
    2). Лопух Стругацких _просто не читал_
    Такие дела

    • Re: Увы:

      Ну, понятно, что Рыбаков писал и переписывал, как Стругацкими завещано (см. эпопею с тыщей вариантов «Машины желаний»). Вопрос в исключительно в мотивации режссера, которая в свете Вашей ремарки номер два поддается только конспирологическим расшифровкам. Зато снимает все прочие недоумения.

    • Re: Увы:

      >2). Лопух Стругацких _просто не читал_

      Блин, так в жизни не бывает. Такое может происходить в дурных фильмах, фельетонах из желтых газет, но не в жизни…

        • Re: Увы:

          Гм. А как вообще можно снимать фильм по неизвестно чему? Как вообще может возникнуть идея и желание стать режиссёром фильма по неизвесному тебе произведению? Убей бог, не понимаю.

          • Re: Увы:

            Тут-то могло быть все примитивно, в застольной беседе. А хорошо тогда с «Письмами мертвого человека» получилось, надо еще советскую фантастику дернуть. А кто у нас главный фантаст? Ага. А какая у них самая запрещенная книга была? Ага. А про чо? Ну, это мы не потянем, декорации, обезьяны какие-то, компьютерщина. А еще? Ага. Ну все, пишем сценарий.
            И понеслась. По кочкам.

    • Re: Увы:

      почему-то именно так и казалось. впочем, это общая практика — режиссёры не читают первоисточнков, а берутся за фильм только по восторженным пересказам. До сих пор я самым вопиющим случаем считал что, Содеберг не читал «Соляриса» Лема. теперь вот ещё аналогичный случай с «Гадкими лебедями». Только тогда непонятно — что именно режиссёры хотят показать, если не знают первоисточника?

      • Re: Увы:

        Возможно, звонкий первоисточник просто открыл доступ к финансированию.
        Впрочем, это уже упоминавшаяся конспирология.

    • Re: Увы:

      Хм… Федор Бондарчук как-то признавался, что до работы над проектом он не читал «Обитаемого острова».

      Навевает плохие мысли.

      • Re: Увы:

        А ведь и правда: «Я с детства зачитывался романами братьев Стругацких. Прочитал практически все, но вот как раз «Обитаемый остров» тогда прошел мимо меня. Поэтому когда Александр Роднянский предложил мне этот сценарий, я был очень рад снова окунуться в мир этой литературы…»
        С другой стороны прочитал ведь, напряг лобную кость. Старается человек.

  4. Несколько случайных эпизодов, высмотренных у знакомых, не вызвали ни малейшего желания посмотреть фильм целиком. Не то. Всё не то… Как шипели, в своё время, на «Сталкера» — ну где, где там Стругацкие? А вот что ещё можно вспомнить столь же удачное? Ой, ну может американцы что снимут по тому же ПНО, да и то — вряд ли… А ОО — в кино не пойду. Это уж точно. На DVD — не знаю, режиссёр и актёры доверия не вызывают совершенно. Вот так примерно. Остаётся Герман, но…

    • Самое смешное, что фильм смотреть можно без особого труда — если Вы, конечно, не испытываете личной неприязни к потерпевшему вдумчиво-разоблачительному кино перестроечной поры. Если не вслушиваться в имена героев, раздражающий фактор и вовсе скукожится до минимума.
      А на фоне германовского «Табачнка», боюсь, «Лебеди» со «Сталкером» покажутся образцом лояльной экранизации (при том, что лично я Германа издалека так уважаю, а за «Проверки», «Лапшина» и пару эпизодов «Хрусталева» почти люблю).

      • Да, ТББ в германовском варианте вызывает сложные чувства. А перестроечное кино не нравилось мне ни тогда, ни уж тем более сейчас. За таким редчайшим исключением, что и вспомнить сложно.

      • Если к фильму относиться как с сюру, то смотреть его можно вполне без напряга. А ведь это был именно сюр, чего стоит только сцена в кафе, когда люди сидят за столиками по пояс в воде. Иначе эту сцену не объяснить.
        Символизм, блин, сюрреалистический.

        • Согласен. Еще в повествовательную ткань красиво вплелась бы сцена бракосочетания в аквалангах.
          Может, Лопушанский и впрямь собирался сделать «Нескромное отвращение пролетариата» — зачем только было мощный сюжет палить (до основания). Впрочем, по этому поводу я уже сокрушался.

  5. Но ведь снято неплохо! Красненько-грязно, шумненько-мокро и т.д. Зачем вы все сразу на личности переходите ?

    • Потому что (если согласиться с тем, что я перехожу на личности) фильм называется «Гадкие лебеди» и считается экранизацией Стругацких. Хотя на самом деле является сниженно-публицистической антитезой к повести. Мне такой подход представляется некорректным.
      А то, что Лопушанский профессионал, отрицать как-то бессмысленно. В пользу этого даже фактор времени говорит. Жалко, что он законсервировал свой талант — причем не в лучшем маринаде.

        • Обычно хватает двадцати лет отписывания разнообразной фактуры в течение каждого рабочего дня — и чтобы в строгом формате. Очень стимулирует боковую кучерявость.

  6. Для меня, видимо, навсегда останется загадкой — отчего неглупые, в общем, люди тратят своего личного времени на просмотр заведомой мути, гадости и убожества. Ну неужели же кому-то интересно, как именно Рабинович Рыбаков напел Лопушанскому Стругацких и что из напетого напевуемый понял, и как творчески переосмыслил? Ну отчего каждый раз народ ведется — а вдруг чудо? да не бывает таких чудес, бросьте.

    • Во-первых, интересно.
      Во-вторых, я очень люблю девушки и всегда интересуюсь, как.
      В-третьих, всяко бывает — заяц жжот, мартышки «Гамлета» выдают.
      В-четвертых, Вадим, я имею некоторое представление о том, сколько, чего и с какими чувствами Вы читаете. Это представление способно вдохновить меня даже на знакомство с фильмами Астрахана и книгами Глуховского. Чисто чтобы показать, что и я способен на подвиг.
      Наконец, «Лебеди» сильно не дотягивают до первой сотни самых фиговых фильмов, виденных мною.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.