Концепция первородного Грефа

Чувак замахнулся, понимаешь, на самое дорогое (с), на Конституцию («единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»), а я в ответ даже счет в Сбербанке закрыть не могу в связи с отстутствием такового (не банка, что характерно). В пароксизме веселой злобы ограничусь воспроизведением написанной 12 лет назад колонки:

5 августа 2000
Германская стратегия
На этой неделе ряд газет всерьез задумался над вопросом: «А почему Владимир Путин встречается с Германом Грефом даже вдвое чаще, чем с Михаилом Касьяновым, не говоря уж о прочих обитателях кабинета министров?»
Для ответа на этот вопрос следует понять, чем же в глазах Президента министр экономического развития и торговли выгодно отличается от своих коллег.
Ну, во-первых, Греф экономист. Но в правительстве и так почти все экономисты, причем, как правило страшно хваткие, толковые, и готовые отвечать за все.
Во-вторых, Греф либерал. Либералов в правительстве чуть-чуть меньше, но их перевес по сравнению с коммунистами, например, анархистами или фашистами тоже особых сомнений почти ни у кого не вызывает.
В-третьих, Греф написал программу. Но Ясин или там Маслюков тоже писали программы. И кто с ними встречается? Да кто угодно — но не Путин.
В-четвертых, Греф лениградец. Пфе, ответит на это искушенный наблюдатель. А кто сейчас не ленинградец? Взять, например, солнцевского Касьянова или казанского Газизуллина. Хорошо говорят, прекрасно одеваются, ученые степени имеют — словом, налицо питерский шик, лишь по географическому недоразумению прорезавшийся за пределами Северной Пальмиры.
И вот тут наступает пора в-пятых — и это такая пора, что всем пора со двора.
Греф немец, прекрасно владеющий родным языком. Здесь, судя по всему, и кроется разгадка привязанности главы государства к одному из министров.
Как известно, человек вольно или невольно пытается подстроить течение своей жизни под сценарий тех лет, когда ему было особенно хорошо. Этим, кстати, и объясняется грандиозность числа наших соотечетственников, предпочитающих любой работе культурный отдых и товарообменные операции — они просто слишком хорошо помнят cчастливое пионерское детство, когда можно было днями напролет скакать через заборы и меняться марками.
У Путина же сильнейшим детским впечатлением осталась бросившаяся на него крыса. Повторить это удовольствие не пожелает даже отъявленный ценитель хоррора.
А самым безмятежным периодом в жизни Владимира Путина была служба шпионом в братской ГДР. И сегодня он, может, сам того не понимая, пытается создать вокруг себя условия, напоминающие Восточную Германию 80-х.
Этим, между прочим, и объясняются некоторые странности, не дающие покоя наблюдателям, гадающим, зачем носитель жесткой руки так часто говорит о человеческих ценностях. И наоборот, зачем откровенный либерал пытается посадить оппонентов в кутузку. Просто ГДР — это была такая загадочная страна, в которой западные ценности проходили через тигль кодекса строителей коммунизма. И образовывалась жутковатая смесь из разухабистого телебалета, перестрелок через Берлинскую стену, ансамбля «Пудис», драк местных бауэров с советскими солдатами и смачных поцелуев с западными и восточными соседями.
Это не значит, конечно, что именно в таком направлении будет сегодня развиваться Российская Федерация. Но почти не подлежит сомнению, что некоторые стороны ее жизни главный скульптор обновляемой страны лепит с ГДР — республики, где все было так хорошо и можно было поправиться на 12 килограммов на одном только пиве.
При этом у скульптора неизбежно возникает некоторый конфликт между сознательной ориентацией на возрождение великой России и подсознательным равнением на маленькую ГДР. Подобные конфликты лучше всего выводить из подкорки вербальным способом — это давно поняло человечество, воспитавшее специальную высокооплачиваемую породу людей-психоаналитиков.
А поскольку Президенту, да еще бывшему разведчику, спутанному по рукам и ногам подписками о неразглашении, психоаналитик не полагается, приходится заменять его приятелем (с таким родным именем), умеющим говорить на том же языке.
Пусть полночь близится. Ведь Герман уже здесь.

13 thoughts on “Концепция первородного Грефа

  1. Психоаналитичненько. Хорошо буквы составлены, читаешь — и приятно. Будто судью или депутата какого придурком обозвал прилюдно и в прямом эфире.

  2. Греф сказал то, чем вся олигархия и руководствуется. (Не Лао-Цзы с Гаутамой, и даже не Маккьявелли.) А кто бы сомневался? Когда они руководствуются молча — мы недовольны; когда Греф формулирует открытым текстом — мы опять недовольны. В нирванне нас всех мочить, манипулируемых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *