Неправда, будто бы к концу я силы берегу

Прав был Конецкий: ничто так не похоже на жизнь, как второсортные бульварные романы или фильмы. Даже если это абсолютно мужские сюжеты, наполненные вполне библейскими аллюзиями.
Возьмем завтрашний бой Валуева с Чагаевым. Формально все в пределах нормы: поверженный два года назад гигант, сменивший тренера и вроде даже более-менее научившийся боксировать, справедливо и спокойно ждет реванша, а узбекский герой выглядит неубедительно, истерит, бегает от прессы и срывает открытые тренировки. А копнешь — вылезает самый низкопробный, неправдоподобный и разлюли-сопливый мелодраматический сериал: узбек (на самом деле татарин, конечно, но не суть) бегает не просто так, а потому что боится мести президентской семьи, представительница которой два года назад положила на него глаз и чего-то еще, заставила бросить семью и вернуться из Германии в родную республику — а он сбёг и не вернулся даже после настойчивых намеков, угроз и конфискации всего оставшегося на исторической родине имущества. Девушка в гневе, отец сердится, боксер мандражит, потому что понимает — спасет его только победа и чемпионский титул. Чемпиона не достанут. Лузера сожрут с этим самым.
Все-таки феодализм очень лихо переваривает что Давидов с Голиафами, что Иосифов Прекрасных — а капитализм придает итоговому продукту совсем особенный оттенок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.