«Убыр»

ubyr_front
Под псевдонимом Наиль Измайлов
СПб: «Азбука», 320 стр., 10 тыс. экз., 2012 г.
Авторская аннотация:
Наиль — благополучный городской мальчик, у которого есть почти все для полного счастья. Веселый папа, заботливая мама, беззаботная сестренка. Квартира в ипотеку, машина в кредит, солнышко в небе, капель за окном, перестрелки «по сетке» и ножик в подарок. Нет беды страшнее двойки, нет наказания хуже запароленного компьютера.
Наиль — несчастный покинутый всеми мальчик, у которого есть почти все для полного несчастья. Папа высох, мама пугает, сестренка пытается не плакать. Сырой лес, холодная ночь, разрытая земля, дым в глаза и что-то красное у порога. Есть убыр. И нет ни сил, ни надежды.
Только ссадины, только обида, только усталость — и еще сестренка, мама да папа. Их надо сохранить и спасти.
Он попробует.

19 июля 2010 года я сообщил в подзамочной записи блога:
«А я дописал большую-пребольшую (12 а.л.) повесть.
Страшную детскую сказку на татарском фольклоре. Которая в итоге оказалась не слишком детской и не слишком на фольклоре.
Ну да ладно.
Зато написано в рекордные и изячные сроки: предыдущий роман я добил ровно годом-месяцем-днем раньше.
Зато написано по принципиально новой методике «Поехали, потом заведешь»: если текст упирается, не рассматриваем ногти три недели, а перепрыгиваем и чешем дальше, дырку же потом залатаем.
Зато написано почти все, что последние лет семь терзало меня в связи с темами детских и родительских страхов, а также пропасти, в которой теряются народные корни.

15337903.coverНу и одну древнюю шутку внутреннего употребления удалось удачно закольцевать. В свое время пижонский телекинотворец широкого профиля Юрий Грымов открыл фотовыставку портретов Клаудии Шиффер, которую (выставку) назвал «Моя Клавка». И пояснил, что это не дурь, а сквозной концепт: следующей перед народом предстанет галерея «Моя лавка» (с портретами всяких скамеек), затем — «Моя авка» (с портретами всяких собачек). Дальше Грымов явно не придумал, потому мысль не развил, да и с выставками морочиться перестал. Но примерно тогда я пожалился брату на вот ведь какое название, данное издателем моему дебюту. Брата понесло, меня тоже — и в итоге решили, что за татарским ударом непременно должен последовать татарский удав, татарский угар, татарский убыр и т.д. Ну или русский-чувашский-марийский.
Не уверен, что до последнего времени я держался в означенном русле — но новая повесть называется «Убыр».»

Отрывок из книги
Отзывы СМИ
Рецензии жюри премии «Нацбест»
Рецензия «Ватаным Татарстан» (на татарском языке)
Программная рецензия в журнале «Новый мир»

Купить электронную версию:
Litres
Amazon
Ozon
GooglePlay