«СССР™». Отзывы

courrier

Перевод рецензии из «НГ», вышедший в журнале «Courrier International»


«Независимая газета — НГ Ex Libris», 14 октября 2010
«Утопия, то есть Совдепия»
Про роман, уводящий назад, в будущее
  
Марианна Власова
Шамиль Идиатуллин. СССР ТМ: Роман. – СПб.: Азбука-классика, 2010. – 512 с.
Как вы книгу назовете, так она и «поплывет» в мир читательской аудитории. Шамиль Идиатуллин не побоялся и громко назвал свой новый роман «СССР», а в конце, не без лукавства, добавил «ТМ». Писатель – человек серьезный, журналист «Коммерсанта», увлекающийся фантастикой братьев Стругацких, – сам решил пофантазировать и написал свою «бесконечную историю», в которую очень хочется попасть. «СССР – Родина, близкое и дорогое слово для всех, кто родился в советское время. А «ТМ» – торговая марка – современное понятие, характеризующее уже нашу эпоху», – объясняет автор.
От книги веет ностальгией по тому лучшему, что было в нашем недалеком прошлом, по тем немного наивным кадрам из фильмов советского периода. Главные герои романа-утопии – люди современные, в речи употребляют разные новомодные словечки типа «нанотехнологии», «дисконт» и т.п.; технически подкованы, хорошо ориентируются в сложившейся политической ситуации страны… Только в главном они не похожи на героев, о которых сейчас снимают фильмы и пишут СМИ, – в них нет пресловутой мании величия и стремления быть крутыми суперменами. Идиатуллин вдохнул в них желание «жить по-человечески». «Наш путь: работать в радость, дарить эту радость миру, делая его чище и роднее, тем и богатеть во всех смыслах». Столь не свойственная эпохе капитализма позиция, которой можно восхититься и принять на вооружение для достижения сути бытия. И немудрено, что здесь за пять лет совершаются прорывы в науке, электронике и автомобилестроении, а также в образовании детей.
Одним из признаков гениальности считается умение творца выражать всеобщее бессознательное. Читая роман Идиатуллина, непроизвольно вспоминаешь об этом юнговском высказывании. Ведь предугадал же писатель появление Академгородка! Значит, в чем-то поддались ему закономерности действительности, «обнажился слух». Правда, СССР похож на реальный инновационный центр лишь внешне. Союз можно назвать городом идеального будущего, который стал «испытательным полигоном новой экономической политики». Только есть одно «но»: у Идиатуллина не «модная», «комфортная» зона для лучших людей, о которой говорил Владислав Сурков. Герои романа оказываются в самой глуши России, и там им приходится прокладывать новые пути-дороги и бороться за общие для всех идеалы.
Патриотизм, непоколебимая вера в свой народ являются приоритетами для «сссровцев», и помогают им строить новый город-государство. Атмосфера добра, гармонии в отношениях создает идеальную модель общества. Однако, несмотря на недремлющее око службы безопасности, в СССР тоже возникают предатели и шпионы-лазутчики. Но это только добавляет драйва в повествование, и утопия становится более реалистичной и совсем не приторной. Довольно-таки занятной получилась история с похищением главного героя. Прямо детективная разборка русского Рэмбо с местными бандитами, оканчивающаяся хеппи-эндом. Здесь есть и драка, и взрыв падающего с обрыва авто, и долгие часы одиночества, которые герой проводит в тайге в ожидании группы спасателей. Правда, держать читателя в долгом неведении развязки порой чревато неприятными последствиями – закономерному пролистыванию страниц. Интрига на то и интрига, чтоб не затягиваться и ускользать, а тут взгляд, прикованный к блужданиям героев, устает и дает сбой.
Если говорить о речевых особенностях книги, то, пожалуй, из достаточно большого количества диалогов приятно выделяется описание тайги. Здесь автор играючи создает довольно необычный образ. «…Тайга перла к слепому небу <…> планета, зажмурив пол-лица, рвалась к тусклому солнцу налево, Солнце неслось к краю галактики, вихрю из колких звезд, закрученных вокруг железного кола, кола-кол-колкие звезды срывали с меня лицо, превращая не в железный совсем, а костяной колышек под белой глазурью, торчащий посреди Вселенной. <…> брел по бедрышко в снежной слепоте до горизонта, сквозь которую проколупывался черно-зеленый глаз <…> брел сквозь исчерченные чернильными тенями сугробы».
Скрупулезность и основательность подхода к написанию книги Шамиля Идиатуллина не оставляют сомнений – каждую часть романа предваряет эпиграф, точно подобранный под ее содержание. Разброс авторов, конечно, большой, но все они – Пушкин, Лермонтов, Маяковский, Добронравов, Неумоев, Коган, Лебедев-Кумач, Палькин, Алымов, Евтушенко, Окуджава, Толстой, Д’Актиль, Чернышевский, Френкель, Ибряев, Высоцкий, Харитонов – используют в своей поэзии кодовое для Идиатуллина слово «союз» и попадают на страницы «СССР ТМ». Автор выхватывает суть той или иной части, расставляет акценты и находит подходящие строки. В результате из эпиграфов складывается довольно интересная поэтическая мозаика, чтение которой ко всем вышеперечисленным благам еще и расширяет читательский кругозор.
Атмосфера и тема книги приятны и занимательны, ко всему прочему «СССР ТМ» явно написан от души, и с этим довольно сложно поспорить.
http://exlibris.ng.ru/lit/2010-10-14/6_ussr.html
  
 
«Книжное обозрение», №10, 2010
Идиатуллин Ш.
СССР™
 

Попытки разрулить самые актуальные вопросы – та область, за которую традиционно отвечала философия и «большая проза» – постепенно перетекают в беллетристику. Примеры разной степени успешности: антиутопии киевской писательницы Яны Дубинянской «Н2О» и «Глобальное потепление», «Хлорофилия» Андрея Рубанова, «Победительница» Алексея Слаповского, «Ракетная рапсодия» Семена Лопато… Книга Шамиля Идиатуллина смотрится в этом ряду наиболее мощно.

Если Рубанов пишет о бизнесе вообще, Дубинянская – о России и Украине, а Слаповскому не дает покоя многострадальная цитата из Достоевского о красоте и спасении мира, то Шамиль Идиатуллин подошел к вопросу «что же со всеми нами будет?» с позиций ребрендинга. В целях пополнения казны государство применило известный прием: понудило мощный концерн «Проммаш» отвалить больших денег. Но просто так, взять и перевести по приказу – незаконно. И «Проммаш» заставили выкупить «…у российской Федерации авторские права на ряд устойчивых словосочетаний и словоформ… Речь шла о »СССР» и его расшифровках, Советском Союзе и вообще термине советский». Чувствуете масштаб замысла? Но дело не только в мощной идее, автору удалось создать атмосферу, которая, как известно, является большим фактором искусства, чем сами творения не особенно утруждающих себя творцов. Контекст событий книги Идиатуллина создан тщательно и изящно, и это на полшага заводит «СССРтм» на поле литературы. Говорили, что права эти понадобилось продать нашим «… только потому, что их очень захотели купить Китайцы». Но это детали. «Проммаш» до поры до времени не знал, что делать со своим приобретением, пока в концерне не появился толковый менеджер, создавший «дочку» с правами на СССР. «И вроде бы по договоренности с Кремлем это ЗАО собирает под руку всякую мелочовку, в основном за Уралом… Очень гармонично: нефтяной крупняк будет у Газпрома, машиностроительный – у Ростехнологий, розничная и вообще потребительская мелочь, а глядишь, и вся Сибирь с Дальвостоком – в союзной собственности». На этой базе за Уралом создана свободная экономическая зона, детишки в тамошних школах изобретают суперпроекты, дело идет настолько успешно, что местные начальники всех уровней теряют контроль над созданным из пустых, казалось бы, слов проектом. Пересказывать содержание не будем, попытки отъема успешного бизнеса, втягивание людей в противостояние – это самое интересное.
Порой Шамиль Идиатуллин скатывается на прямую публицистику, видно, наболело. О чиновничестве: «Оно вообще заняло все и продолжало переть, как забытое на батарее тесто. Оно ничего не могло – только кричать про интересы государства, хапать и мешать работать. Оно ничего не умело – только хапать и мешать работать. Оно ничего не хотело – только хапать». Вот бы мы не догадались! «Спасение России из кавказского плена» – формулировка ироничная и точная, раньше сказали бы – «литая», жалко, не к месту. Эти безболезненно сокращаемые при редакторской обработке отступления прощаются за масштаб замысла и элегантность исполнения. Язык современный, даже модернизированный, полностью погружает читателя в настоящую, не вымышленную действительность, будто вышел за дверь – и вот она, реальность. Актуальны и подходы к этнической идентификации: например, русский «кердык», оказывается, слово татарское. «Кerdek значит «мы зашли». Наоборот, значит». Ну, похоже, мы уже у входа.
Максим Сомов
http://knigoboz.ru/?section=catalog&catalog_category_id=2&catalog_id=953
  
 
«Частный корреспондент», 31 марта 2010
Город-мечта в отдельно взятой тайге
Роман Шамиля Идиатуллина об утопии, которая никого не хотела победить
  
Роман Арбитман
Мысль о том, что фундамент прогнил до основания и никакая перестройка сегодня невозможна, ныне всё чаще посещает начальственные головы. Уже где-то в верхах обрастают резолюциями невероятные проекты: хорошо бы, мол, всю милицию разогнать и набрать полицейских; хорошо бы на все наукограды положить с прибором и завести себе Силиконовую долину… Правда, в реальной жизни препятствия между идеей и её воплощением почти непреодолимы. Другое дело — литература. Там, где буксуют управленцы, фантастам нет преград.
Шамиль Идиатуллин ставит мысленный эксперимент в жанре фантастики ближнего прицела пополам с подзабытой производственной прозой. Автор берёт у государства толику дурных нефтяных денег и отстраивает с нуля в тайге хай-фаевское Телемское аббатство — отгороженный от мира снегами и бездорожьем островок иной действительности, непохожей на царство изъеденного коррупцией чиновничьего госкапитализма. Пусть читателей не смутит название города-сада («СССР», ага!): ни к энкавэдэшному социализму по-сталински, ни к маразмирующему социализму по-брежневски это чудо отношения не имеет. За пять лет здесь совершаются прорывы в областях, где, казалось, мы отстали навсегда: в электронике и автомобилестроении.
Не секрет, что в нынешней фантастике буйно произрастают ретроутопии в жанре альтернативной истории, где бьёт через край недополученное нами в реале имперское величье и где соседи по планете склоняют выи перед мощью Большого Брата. В романе «СССР тм» нет экспансии вовне: персонажам хватает клочка своей же территории. Попутно автор находит изящное решение для главной проблемы любой утопии: где взять кадры для осуществления громадья планов. Конечно, можно было бы вспомнить роман Саке Комацу «Гибель дракона», где японцам, после катаклизма оставшимся без родины, дают прибежище в Сибири. Японцы, пожалуй, могли бы обустроить в тайге Город Солнца, но наш автор не хочет одалживаться у Комацу и делегирует на строительство кусочка будущего пришельцев из прошлого — персонажей литературы 60-х, родившейся под знаком хрущевской «оттепели».
Откуда в сегодняшней России столько молодых людей с мироощущением гранинских искателей, анчаровских геологов, аксёновских коллег и учёных-магов из НИИЧАВО братьев Стругацких? Да Бог его знает откуда. Из книжных шкафов, из подшивок «Юности» и «Нового мира», из воспоминаний тех, кто когда-то горел, а потом перегорел… Увы, история заканчивается примерно так же, как в аксёновском «Острове Крым» — с той лишь разницей, что остров и материк тут поменялись местами: первый разросся до огромного бронированного монстра, а второй сжался до размеров таёжной заимки. Большому Брату надоело терпеть фокусы меньшого братца, и он привёл его к общему знаменателю. Каким бы безудержным фантастом ни был Шамиль Идиатуллин, другого финала своей книге он выдумать не смог.
http://www.chaskor.ru/article/gorod-mechta_v_otdelno_vzyatoj_tajge_16374
  
 
«Невское время», 24 июля 2010
«Люди, не помнящие зла»
 
Человек мыслит мифами, утверждает социальная психология. А сочиняет их – литература, как проявленное самосознание общества.
Горсточку русских сослали
В страшную глушь за раскол,
Волю да землю им дали;
Год незаметно прошел –
Едут туда комиссары,
Глядь – уж деревня стоит…

Хрестоматийные строчки поэмы Николая Некрасова я вспоминал, перелистывая страницы романа Шамиля Идиатуллина: «…забор скрывал две первые улицы, уставленные плоскими салатными и бежевыми двухэтажными коттеджами…» Суть фабулы в том, что где-то там, очень далеко от Москвы, собрались люди строить кусочек светлого будущего. Может быть, даже в том Тарбагатае, куда ссылали мужиков, о которых рассказывает некрасовскому Саше таинственный дедушка. «СССР. ТМ» – называется опус, хотя действие романа случается в наши дни, а возможно, даже несколько позже. Впрочем, романом опус этот назвать достаточно сложно. Перед нами публицистический текст, беллетризованный наспех трактат, вроде тех, что сочиняла в середине прошлого века американка Айн Рэнд (бежавшая, кстати, из революционного Петрограда).
ТМ означает «торговая марка». С ее истории и начинается сюжет книги. Некая столичная фирма патентует свое право называться «Союзом», единственным, неделимым и нерушимым. И тут же передает торговую марку городу, который собираются возводить персонажи – молодые, энергичные энтузиасты, улетающие в медвежий угол под мелодии зонгов Александры Пахмутовой… Знаете, перечитал я написанное и понял, что сочиняю рецензию в редакцию ленинградской газеты полувековой давности. Но и я не шучу, и книга Идиатуллина не пародия, а – утопия. Кто же, воскликнете вы, в наши дни пишет утопии?! «Ха-азер», как говорят персонажи книги, пришедшие из Казани, или – «щас», как усмехаются в родном Петербурге. Антиутопии – в любом формате, на каждый вкус, а утопии нынче такая же редкость, как и выстроенный добротно сюжет. Тем не менее Шамиль Идиатуллин увлеченно, «на голубом глазу»  выписывает мифическую историю, в которой тридцатилетние инженеры и менеджеры строят завод, производящий самоходные повозки нового поколения, изделия, способные завоевать не только внутренний рынок.
Так постепенно в полвека
Вырос огромный посад –
Воля и труд человека
Дивные дивы творят…

Однако героям Идиатуллина отведено не пятьдесят лет труда и жизни, а на порядок меньше. Завистливые конкуренты и пфифики из министерских департаментов, раздраженные тем, что не взяли их в долю, обрушили превосходное начинание, подрезали процветающему предприятию корни. Попытка построить светлый, ухоженный мир даже не в отдельной стране, а на микроучастке суши опять закончилась неудачей.
«Истина всегда где-то рядом и часто за забором», – роняет печальную сентенцию Галиакбар Камалов, как я понял, alter ego нашего автора. Но я бы спросил обоих – а что же есть истина? Я не умываю руки, напротив, я убежден, что в мире нет последнего слова, а есть только одно бесконечное дело.
Не дана нам способность переноситься в иное, благодатное время. Да если бы и случилась вдруг под рукой машина, описанная Гербертом Уэллсом, то в какой период мы бы отправились? Назад, на те же полвека, в гости к персонажам романа Василия Ажаева «Далеко от Москвы»? Да, те люди также, кстати, за Уральским хребтом упорно и энергично строили не помню доподлинно какой же объект, но так «фанатели» от своей работы, что куда там обитателям виражей стадиона «Петровский». Однако ужас в том, что и Ажаев ведь писал заведомую… утопию, назовем эту литературную традицию по возможности мягко. На самом же деле его персонажи «тянули срока», сидели за проволокой и проявляли трудовой героизм под дулами и прикладами «вохры». Время приводит в действие странные механизмы общественного сознания. Людям хочется верить, что был когда-то золотой век, хотя бы всего несколько десятилетий назад. «Государство – это он, а Союз – это мы. Он прекрасен и вечен, пока мы вместе и пока мы верим…» – такое кредо формулируют персонажи Идиатуллина.
Право, если уж приходит шальная мысль делать жизнь неизвестно с кого, я бы предложил в качестве возможного образца героя одной песни Владимира Высоцкого, чьи тексты много и с удовольствием цитируют обитатели мифического Союза. Уже этим одним они подкупили меня безусловно. Самостоятельный мужик («спины не гнул – прямым ходил»), «водила-перегонщик» рассказывает один эпизод своей нелегкой жизни. Завязли они в снегу где-то за Уралом и очень далеко от жилья. Напарник бросил его и машину, ушел спасаться один. А мужик, как и положено герою баллады, все выдержал, перетерпел, не разморозил «движок», дождался помощи и привел МАЗ на стройку. Так и напарник же вышел, приплелся, трясясь от холода и от страха. И что же заключает герой баллады: «Я зла не помню – я опять его возьму». Мы слишком легко забываем причиненное зло. Но, может, именно это свойство и помогает выжить обществу?
 Владимир Соболь, писатель, лауреат Государственной премии России
http://www.nvspb.ru/stories/lyudi-ne-pomnyashchie-zla-42982
  
 
«Нева», №7, 2010

Дом Зингера
Публикация Елены Зиновьевой

Шамиль Идиатуллин. СССРтм: Роман. СПБ.: Издательская Группа “Азбука-классика”, 2010. — 512 с.

“…Стране необходим пример, новый уровень и прорывные технологии. Стране, запомнили? И в первую очередь Сибири, которой Родина приросла, а обеспечить прирост нормальным существованием забыла. Еще раз перечисляю: страна, Родина, Сибирь. …Я не хочу сказать, что все эти наши чудесные изобретения перебросят наших сограждан из начала прошлого века (по уровню жизни — около ста миллионов так живут) сразу через сто лет. Но чуть приблизят это точно. А британскому королевству, да хоть народному Китаю, наш локомотив будет игрушка, пятое колесо, поиграют и выбросят…” — утверждает куратор перспективного “национального проекта”, получившего название “СССР”. Знакомая речь, созвучная повторяемым с экранов призывам высшего руководства страны, не правда ли? Актуальные для нашей страны задачи (нанотехнологии, модернизация, электромобили, биопроцессоры) в романе реализуются. В глухом углу России, там, где имеется полный набор температур (летом плюс тридцать пять, зимой минус сорок, а в паре сотен километров севернее царство вообще практически вечной зимы), создается свободная экономическая зона, где выращиваются технологии будущего для всей страны. Некая дорогая смесь Академгородка с Магниткой, ДнепроГЭСом и Силиконовой долиной. Там строится счастливое завтра страны, окошко в мечту: три завода, два НИИ, тысячи лучших специалистов страны. Строительство начинается с дороги: шоколадные, гравийные подушки насыпаны из толкового гранита, а не общепринятого известняка. Одновременно возводятся двухэтажные коттеджи для жителей нового города Солнца: крыши, облицовка, заборы из энергосберегающих материалов. Там даже солярку с тягачей не сливают, даже коренные жители не пьют и ни одной драки за три месяца. И здесь принято улыбаться в ответ. Родимые пятна социализма и новейшего российского бизнеса в романе, конечно, проявятся: будут и воровство на высшем этаже, и драки и разборки на нижнем. “Человеческий материал” не совершенен. А начиналось все с того, что в целях пополнения казны государство применило известный прием: понудило мощный концерн “Проммаш” отвалить больших денег. Но просто так взять и перевести по приказу — незаконно. И “Проммаш” заставили выкупить “…у Российской Федерации авторские права на ряд устойчивых сочетаний и словоформ… Речь шла о “СССР” и его расшифровках, Советском Союзе и вообще термине советский”. “Проммаш” до поры и времени не знал, что делать со своим приобретением, пока в концерне не появился толковый менеджер, создавший “дочку” с правами на СССР. Востребованными оказались разработки, в течение десяти лет собиравшиеся руководством “Проммаша” по институтам, КБ и НТЦ — про запас, на всякий неправдоподобный случай. Востребованными оказались и герои романа, молодые и умные люди, поверившие в мечту и готовые строить будущее уже сегодня. “Что нужно, кроме воли и денег? Пять лет покоя… И все… За это время можно вполне себе Город Солнца соорудить, не то что островок социальной справедливости. Ради этого стоит корячиться”. Деньги есть, ресурсы есть, людей – полна страна, есть идея, даже политическая поддержка. Но нет пяти лет покоя: проект решили закрыть, раз уж успешный бизнес не удается отнять. И тогда выясняется, что счастье, построенное собственными руками, не так-то просто отобрать. Что даже могущественная корпорация, выполняющая приказы Кремля, может выйти из повиновения. И что строители “СССР” готовы за него воевать. Современная утопия порождает чувство некоего дежавю. Источник его открыто обозначает главный герой романа, заместитель руководителя проекта Галиакбар Камалов, Алик: “Мы очень литературоцентричная страна, а “Союз” — самый и невозможно литературный проект из всех, что когда-либо возникали. …Пока у нас история полностью соответствует классическим советским “здесь будет город-сад”. Ясенский, Кочетов, Журбины там всякие и так далее — плохо знаю, если честно, но вот фантастику всякую в детстве любил. Казанцев там, “Купол Надежды” какой-нибудь. …В этих историях обязательно появляется шпион-вредитель, который перегрызает главный кабель и минирует шахты радиоактивной бомбой”. Характерны названия глав: “Краткий курс”, “Мирное строительство”, “Индустриализация и коллективизация”, “Головокружение от успехов”, “Все во имя человека”, “Триумфальное шествие”, “На советской скорости”, “В кольце врагов”, “Кадры решают все”, “На путях радикальной реформы”. Ностальгии по СССР в романе нет, в нем скорее отражена назревшая на сегодняшний день у не обремененных “историческим прошлым” поколений жажда созидательной, конкретной работы, нацеленной на благо людей и страны. Этакое улучшенное повторение опыта отцов, оставивших нам все-таки все еще не истраченный экономический потенциал. Автор (1971 года рождения), профессиональный журналист, заведующий региональным отделом ИД “Коммерсантъ”, свободно ориентируется в актуальных проблемах современной экономической реформы. Это не первое его художественное произведение. Роман композиционно продуман: повествование ведется и от лица главного героя, молодого человека, бравадой и юмористическим отношением к событиям напоминающего удачливых покорителей космоса из фантастических романов советской эпохи; и от лица автора. Соответственно меняется и стилистика речи: от сленга молодежного до делового. Есть и экстрим, и противостояния, и бандиты, за которыми стоит мощная организация, какие-то официальные ребята, и элементы литературы приключенческой, и семейной эпопеи. Герой — татарин по национальности, органично привносит обычаи и язык своего народа в русскоязычную среду, обогащая привычные понятия самым неожиданным образом.

http://magazines.russ.ru/neva/2010/7/zi17.html

 
 

«Сибирские новости», 17 июня 2010

«Из лучших побуждений»

Действие романа происходит примерно в наше время, когда от Советского Союза остались только ностальгия и бренд. Умело пользуясь и тем, и другим группа активистов на заброшенной шахте в Сибири строит Город будущего, свой СССР. Помимо неограниченных финансовых вливаний, городу (который проходит как нацпроект) обещано освобождение от налогов в течение 5-ти лет и всяческое содействие федеральных властей.

За недолгое время жителям города удается наладить серийное производство электромобилей и коммуникаторов нового поколения, которые пользуются невероятной популярностью среди россиян. И это только начало – лучшие ученые со всей страны создают все новые и новые прототипы инновационных продуктов.
Однако первоначальной целью проекта было возвышение одного федерального чиновника высокого ранга. Получив желаемое (должность президента), благодаря случаю и уходу в отставку предшественника, он уже теряет интерес к новому городу. Более того – город начинает мешать ему и другим высоким лицам. Ведь мало того, что инновационные продукты СССР захватили рынок, вытеснив с него других, так, «союзники» еще начали формировать собственную партию. И партия эта ставит перед собой вполне абмициозные цели, например, пройти в ЗакСобрания сибирских регионов и организовать там свои депутатские группы. Поэтому власти начинают по-тихоньку «кошмарить» город: то финансирование прервется, то проверяющие из разных ведомств понаедут, то налоговые всех регионов, где у Союза есть филиалы, иски в суд подадут…
Впрочем, за «союзниками» стоит вполне конкретная сила в виде сторонников по всей стране, и они могли бы бороться за сохранение города, если бы не внутренние «враги». Даже в этом идеальном городе есть шпионы, предатели, и даже профсоюзы. Долго и бесполезно глава службы безопасности (которую пришлось создать) объясняет борцу за права трудящихся, что у города временные проблемы с финансированием, а на самоокупаемость должны только-только выйти. Поэтому нужно немного потерпеть и будут сняты лимиты по расходованию средств на личных счетах, будет возобновлено жилищное строительство… Но терпеть никто не согласен, даже ради красивой идеи.
Остроумно, злободневно, иногда – вдохновляюще.

http://www.snews.ru/after.php?id=22736&sm=0

 
 
«Эксперт», №34, 2010
Союзный фронт
 
Евгения Скорик
В сибирском медвежьем углу по заказу Кремля энтузиасты строят научно-промышленный городок под названием СССР. Название символичное, потому как, с одной стороны, автор ностальгирует «по всему хорошему», что было, на его взгляд, в советском прошлом, с другой — желает спарить-соединить это бывшее прекрасное с современной жизнью и новыми технологиями.
В СССР установлен налоговый рай, иностранные партнеры сюда не приглашаются, а на начальной стадии строительства проект даже считается секретным. Средства, на которые он реализуется, — исключительно бюджетные. Мозги, которые сюда привлекаются, — исключительно отечественные. Что же до руководства, то это люди, преданные делу и воодушевляющие своих сотрудников на такие же настроения. Здесь работают за мечту и за достойную зарплату, не берут взяток, не воруют государственное или общественное имущество и верят в то, что строят светлое будущее для себя и своей страны. Словом, такие вот как бы герои песен Владимира Семеновича Высоцкого. Или персонажи комиксов.
Выписано все от сердца, даже с некоторым надрывом, однако незатейливый и беспомощный (и вряд ли это «писательский ход») язык повествования, бесконечная и ничем не оправданная растянутость большинства сцен не позволяют роману претендовать на то, чтобы назваться художественным произведением. Но не исключено, что автор этого и не добивался. А хотел он рассказать, что есть люди, которые, невзирая на интриги закрывшего проект Кремля, бандитский и ментовской прессинг и разборки, останутся-таки в Союзе, поскольку считают это правильным для себя и своей семьи. А еще есть у них надежда: может, и не все проклятые места прокляты навсегда, а все, что произошло, — «это не поражение, а отступление или, как сто лет назад говорили, — выравнивание линии фронта».
Но зиму им обещают лютую и долгую.
https://expert.ru/expert/2010/34/soyuznuy_front/