«Бывшая Ленина». Отзывы

«Эхо Москвы», 16 августа 2019
«Книжечки»

Николай Александров
«-— Сам город становится помехой, которую проще устранить, коли он толком огородиться не может. Если город построен у нефтяного, калийного, золотого месторождения, и вдруг от выбросов и гнилой воды начали помирать люди, добычу не прекратят. Проще отселить людей – а сперва, конечно, дождаться, пока самые активные сделают это сами и за свой счет. У нас… ровно такая же ситуация. У нас пополняемое месторождение мусора, этого не изменишь. Сопротивление бесполезно. Осталось разбегаться. Или превращать свалку в нормальный ресурс». Роман Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина» вышел в издательстве АСТ в «Редакции Елены Шубиной». Небольшой окраинный город, в окрестностях которого растет свалка. Обыкновенная семья: муж, жена, дочь. Квартира на бывшей улице Ленина. Впрочем, главную героиню зовут Лена, и это роман прежде всего о ее бывшей жизни и о бывшей жизни вообще, которая никак не становится другой, настоящей, точнее, которая заслоняет настоящую жизнь.
Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина. – М.: АСТ; Редакция Елены Шубиной, 2019. – 441 с.
Оригинал

«Год литературы», 16 августа 2019
Политический роман «с колес», ретророман о Нью-Йорке 1940-х и два подхода к книгам нон-фикшн
5 книг середины августа. Выбор шеф-редактора (фрагмент)

Михаил Визель
1. Шамиль Идиатуллин. «Бывшая Ленина»
М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019

Шамиль Идиатуллин — начальник отдела ИД «КоммерсантЪ», а значит — мастер каламбурного заголовка. В фэнтезийных романах они не слишком уместны, но в романах реалистических мастерства в кармане не утаишь. «Город Брежнев», принесший Идиатуллину попадание в «призовую тройку» (да простится нам эта спортивная терминология) «Большой книги» 2017 года — это ведь не только недолгое и подзабытое название города Набережные Челны, но четкая привязка ко времени и, метафорически, намек на крепко вцепившийся в этот самый город застой…
В новом романе действие происходит «вот прямо сейчас», и название его — тоже хоть на передовицу родной Шамилю газеты. Конечно, всякий житель современной России сразу понимает, что речь идет о переименованной улице, в данном случае — в маленьком провинциальном городке Чупове Сарасовской области (все созвучия — случайны), задыхающемся от огромной свалки, куда свозят мусор со всей области. Но едва погрузившись в роман, читатель замечает, что речь идет о бывшей квартире главной героини — Елены Митрофановой, оставшейся по наследству, как принято в современных российских семьях, в качестве будущего «приданого» дочери-студентке. Точнее, она так думает: потому что устоявшаяся жизнь приличной во всех смыслах и благополучной сорокалетней женщины вдруг с размаху, как глиссер о притаившуюся под водой корягу, налетает на неожиданное препятствие — и переворачивается вверх дном. Не хватающий звезд с неба, но надежный муж вдруг ухватывает неожиданную звезду и взмывает в районную административную стратосферу, но как-то резко теряет в надежности, а сама Лена неожиданно для себя оказывается в центре схватки бульдогов под ковром. Причем в роли одного из собаководов. Тут-то и проступает третий смысл названия — не растеряла ли себя Лена где-то по дороге? Не стала ли она сама бывшей, как ее квартира?
Предмет же схватки — всё та же cвалка: в буквальном смысле задыхающиеся чуповцы хотят выбрать мэра, который решит проблему. Но ведь слыханное ли это дело — позволить горожанам выбрать самим, кого они хотят, а не того, кого хочет начальство! Даже если начальство, в сущности, хочет того же. В ход идут все грязные политтехнологии XXI века — секретные и публичные группы в «вконтатике», групповые мессенджеры, засланные провокаторы, чья задача — подвести невинную группу друзей под статью.
Идиатуллин, как начальник региональной сети федеральной газеты, прекрасно знает эту неаппетитную кухню. И этим, кстати, его роман выгодно отличается от другого недавнего произведения на жгуче современную тему — романа «Оскорбленные чувства» Алисы Ганиевой, которая, будучи столичным литературным критиком, все-таки, похоже, судит о нравах уездной политической элиты более понаслышке. Но эта же вовлеченность играет дурную шутку. Шамиль Идиатуллин — цепкий и наблюдательный автор, любящий не только каламбуры, но неожиданные обороты и метафоры.
Ценность романа в качестве инструкции по теме «как не быть использованным политическими манипуляторами» несомненна.
Как и в качестве пособия на еще более востребованную тему «как закончить ставшие токсичными застарелые отношения».
Возможно, по нему будут писать лет через тридцать курсовые (если тогда еще будут курсовые) на тему «Протестные настроения конца десятых годов и методы их нейтрализации». Но будут ли его читать за пределами курсов политологии — сказать сложно. Впрочем, про кого из современных сочинителей можно сказать это с уверенностью?
Оригинал

Meduza, 17 августа 2019
«Бывшая Ленина» Шамиля Идиатуллина — неудачный роман талантливого писателя о современной российской глубинке

Галина Юзефович
Литературный критик «Медузы» Галина Юзефович рассказывает о новом романе Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина». События происходят в наши дни — в небольшом поволжском райцентре муниципальный чиновник Даниил Митрофанов пытается разобраться с опасной свалкой, а параллельно рушится его брак. Однако в итоге роман с любопытным началом рушится под давлением идеологических споров.
Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019.
«Бывшая Ленина» Шамиля Идиатуллина — прямой ответ на многочисленные читательские и критические мольбы о русском романе, который рассказывал бы, наконец, не о прошлом, но о живом и горячем «здесь и сейчас». В самом деле, трудно представить себе что-то более актуальное, чем сеттинг «Бывшей Ленина»: 2019 год, районный центр Чупов в богом забытой поволжской глубинке, коррумпированная неэффективная власть и — смысловым центром романа — огромная, отравляющая воздух и воду свалка, с которой непонятно что делать, но которая, очевидно, со дня на день начнет убивать людей. На драму социальную наслаивается драма человеческая: рушится брак мелкого муниципального чиновника Даниила Митрофанова и его жены Лены, самородного мастера пиар-технологий. В борьбе за власть, разворачивающейся на фоне зловонной свалки, бывшие супруги оказываются по разные стороны баррикад.
Начало романа — плавное и неспешное, полное уютных бытовых деталей, отчетливо напомнит читателю первую треть «Города Брежнева», два года назад принесшего Идиатуллину премию «Большая книга». Герои так же обсуждают незначительное, пустыми, выхолощенными словами маскируя внутреннее напряжение. Так же обстоятельно едят неслучайную еду (мать главного героя, с застолья у которой начинается роман, обрусевшая татарка, и на столе у нее — ностальгический фамильный пирог-белиш), во много проходов, до зуда осмысляют и переосмысляют собственные желания и чувства, так же мечутся на стыке коллективной и индивидуальной повестки.
Однако буквально с четвертой главы темп резко ускоряется — и в отличие от предыдущей книги, которую подобное ускорение только украсило, «Бывшей Ленина» это определенно не идет на пользу. Основная интрига — вполне реалистичная и убедительная (как же спасти город и быстро победить свалку, на разбор которой понадобятся долгие годы) уходит в бесконечные диалоги между слабо различимыми, однотипными персонажами. Диалоги понемногу перерастают в развернутые монологи (особенно в этом жанре блистает Лена, из полноценного живого человека внезапно превращающаяся не то в Чуповский филиал радиостанции «Эхо Москвы», не то в ходячий сборник политических афоризмов), а весь роман чем дальше, тем больше напоминает безжизненный памфлет.
Для сюжета эта метаморфоза тоже не проходит бесплатно. Вся романная конструкция трещит и разъезжается под весом идеологии, перспективные повороты либо ведут в никуда, либо оборачиваются многозначительными аллегориями, а полнокровные поначалу герои сплющиваются до клишированных типажей (успешный — значит, на «бумере»; хипстер — значит, с бородкой; чиновник — значит, в мятом костюме). Риторика разрастается, как в романе «Что делать», с разгромным счетом побеждая всякую повествовательную логику, и как результат читатель попросту перестает понимать, что именно происходит, кто за кого, кто чего хочет на самом деле и, главное, кто все эти люди и почему он должен им сочувствовать.
Хуже того, даже общий политический месседж романа, в жертву которому по факту приносятся все остальное, оказывается размыт и невнятен. Власть надлежит то ли разлагать изнутри, то ли игнорировать, то ли и то, и другое сразу, а еще нужно тайно растить ей смену, остерегаясь провокаторов и, как в катакомбах, скрываясь в мессенджерах и закрытых группах соцсетей. Словом, большой замах уходит в пустоту, впечатляющий замысел и эффектный старт оборачиваются разочарованием, а четырехсот пятидесяти страниц романа оказывается одновременно и слишком много, и бессмысленно мало.
Легче всего было бы обвинить Шамиля Идиатуллина в попытке по-быстрому отработать литературно-социальный заказ, смастерив из подручных материалов роман на злобу дня. Однако подобное обвинение несправедливо: ни предыдущие книги писателя, ни очевидно вложенные в «Бывшую Ленина» усилия ума и сердца не позволяют заподозрить, что перед нами в самом деле поспешная конъюнктурная поделка. Скорее откровенная неудача Идиатуллина — писателя наблюдательного, одаренного и совершенно точно не склонного идти на поводу у сиюминутных общественных веяний, заставляет задуматься о необходимости если не совсем снять, то во всяком случае переформулировать наш запрос на литературу о «здесь и сейчас». Политическая реальность сегодняшней России, как показывает опыт Шамиля Идиатуллина, исключительно не фотогенична и очень плохо поддается осмыслению и описанию посредством инструментария художественной прозы. Это значит, что дух времени, пресловутый zeitgeist, которого так сильно не хватает сегодняшнему читателю самых разных поколений, нуждается в каких-то иных — еще не найденных — выразительных средствах. Коротко говоря, роман не удался, но попытка засчитана. Продолжаем поиск.
Оригинал

«Горький», 19 августа 2019
Мусорный ветер
Рецензия на книгу Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина»

Владимир Панкратов
Новый роман лауреата «Большой книги» Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина» посвящен антимусорным протестам в небольшом городе. О том, насколько удалось автору поймать дух времени, рассуждает Владимир Панкратов.
Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019
Наши дни (вот прямо совсем наши — один из героев читает «Бесконечную шутку»). Маленький провинциальный город где-то не очень далеко от столицы, все деловые обеды в котором неизменно проходят в одном и том же заведении. Главная достопримечательность населенного пункта — исполинская свалка, куда свозят мусор с соседних областей. Как результат — на весь город стоит непроходимая вонь. Недовольство населения растет, люди готовы выходить на митинги, более того, они это уже не раз делали. В такой непростой для власти момент освобождается кресло главы города — и начинается предвыборная гонка. Которая перерастает уже немного в другую гонку: идет соревнование, кто быстрее решит проблему свалки — общественники или власти.
Всякий хороший роман — хоть про митинги, хоть про обработку избирателей в соцсетях, хоть про депутатские интриги — на самом деле не про митинги или интриги, а про людей. И «Бывшая Ленина» совсем не только о том, что чиновники тоже живые люди с проблемами в личной жизни. Эта тема вроде и так на поверхности. Автор копает глубже и показывает разные — по духу, по манере, по взглядам на жизнь — подходы к решению проблемы; и свалка здесь, конечно, проблема не городская, а личная, у каждого внутри своя свалка. Одна героиня откладывает решение вопроса своей внутренней свалки до лучших времен, пестуя себя сиюсекундными радостями; иной герой готов бросаться в решение внешних, чужих проблем, лишь бы не разбираться со своими; третий, наоборот, копается потихоньку в собственном и чужом мусоре, разбирая его по пакетам; четвертый не знает, что делать, зато переполнен энергией и желанием решить вопрос как можно быстрее и радикальнее. Загвоздка в том, что убирать реальную свалку надо всем вместе, а это невозможно в принципе: люди разделены. Не понимают друг друга разные поколения, каждый по-своему не осознает возможные издержки и открывающиеся возможности.
Главная героиня Лена произносит противоречащие друг другу мысли. Сначала она говорит, что нельзя оставаться наблюдателем и надо переходить к активным действиям, затем рассуждает: «А как бороться, если посадят или даже застрелят?». Вот эта неопределенность, сложный выбор между очевидной необходимостью активных действий и боязнью последствий, наверное, и вправду одна из главных дилемм нашего времени. И в этом «Бывшая Ленина», безусловно, оправдывает звание «актуального романа» (так называется серия, где она вышла).
Но некоторый изначальный дефект актуальных романов заключается в том, что их написание заставляет авторов слишком торопиться: актуальное быстро становится неактуальным. И в этом тексте тоже чувствуется торопливость. Да, роман чрезвычайно энергичный — события разворачиваются более чем стремительно. В заштатном городишке начинается настоящий переполох, который вот-вот перерастет в хаос. Но нет, это слишком быстро, а хочется, ей-богу, наоборот. Представьте себе, что вы приехали в этот городок туристом и сели в специальный двухэтажный автобус, который везет вас по маршруту, и гид говорит: посмотрите направо, посмотрите налево. «Бывшая Ленина» похожа на такой автобус, в котором гид и водитель не договорились о совместных действиях: один постоянно куда-то торопится и давит на газ, второй припас много материалов и вынужден тараторить что есть мочи.
Тут, например, как будто нет середины романа. Есть начало, причем такое, каким оно должно быть, — медленное, обстоятельное, со словечками, которые рисуют быт. Так, в романе есть словосочетание «задумчивое молоко». Но только читатель втянулся в неторопливое повествование, как внезапно наступает конец, и это, кстати, удачно: он похож на свалку — в том смысле, что неуютный, разорванный в клочья. А середины нет; эволюция героев и самого романа пропущена — словно просто вставили титр «прошел год», как иногда делают в фильмах. Линия противостояния супругов Даниила и Лены, которые в борьбе между гражданами и властью оказываются по разные стороны баррикад, как-то сникла, хотя сначала именно это выглядит чуть ли не главной интригой. Во всяком случае, Даниил совсем куда-то пропадает. «Активистская» часть романа передана через сплошные показательные диалоги, а ни один активист почему-то не удостоен подробной биографии. Наконец, «преображение» Лены в знатока политтехнологий, в фигуру, которая «подняла город», выглядит не очень-то убедительно; вторая сторона ее личности (в отличие от первой, где она мать и жена) так и остается до конца непроработанной. Не человек, а ходячая машина, раздающая советы.
Впрочем, недоработанность персонажа, может, и является грехом в литературной системе мер и весов, но не всегда означает неправдоподобность, нереальность героя. И если не придираться к исполнению или просто поставить себя на место той же Лены, некоторая смазанность второй половины романа получит свое объяснение. «Бывшая Ленина» хоть и «Актуальный роман», но не охватывает тотально всю действительность. Накануне (или в разгар) протестных движений Лена, которой должно быть чуть больше сорока, теряет мужа; дочь, уехавшая учиться в столицу, скорее всего, захочет там и остаться. Такое «обнуление», обрушение семейного благополучия, делающее человека только ленивее, словно открывает Лене глаза и толкает на поступки, о которых раньше она бы и не задумывалась. Но если молодежь участвует в протестах как бы по дефолту, потому что для них это единственный и неизбежный шаг к своему будущему, да и делают они это, в конце концов, для самих себя, — то Лена делает это «для других», для нее общественная активность становится хорошим вариантом применения своих умений, а не борьбой за собственные права. Первые устраивают свое будущее; вторая спасает свое настоящее — не очень-то на будущее надеясь. Лена распрощалась с «бывшей» жизнью (и потому политическое противостояние с бывшим мужем ей неинтересно), но и в новую, будущую жизнь она как-то не вписывается.
В будущее возьмут не всех — и это нормально.
Оригинал

«БайкалИнформ», 25 августа 2019
Читатель Толстов. Достойное, новое, русское: самые интересные новинки отечественной прозы
Обзоры литературных новинок от Владислава Толстова (фрагмент)

Шамиль Идиатуллин «Бывшая Ленина»
Изд-во «Редакция Елены Шубиной», 2019 г.
Идиатуллин опять, что называется, попал в самый нерв эпохи. Маленький городок Чупов задыхается от вони отходов, которые сюда свозят со всей области. Сделать ничего невозможно: власть коррумпирована, «мусорный оператор» и менты действуют заодно, и даже общественные активисты не знают, чем это все закончится. Ну, разбежится население, ну, посадят пару глав администрации. Собственно, в администрации и сосредоточено основное действие романа. Чиновника Даниила Митрофанова, в бывшем депутата и председателя земельного комитета, прочат на место нового главы и ожидают, что он сможет разрулить «мусорную» проблему. А у него сложности в семье, и жена, с которой прожил двадцать лет, оказывается по другую сторону баррикад… В кои-то веки у нас появился роман про нашу муниципальную службу, низовую власть, первое звено бюрократической пищевой цепочки и людей, которые там работают. У них нет ни влияния, ни авторитета, ни денег, один только страх, обязанности, безумное недоверие и ненависть со стороны населения и надежда на скорую пенсию, когда можно будет все это забыть как страшный сон (если до этого не посадят и не уволят). Идиатуллин опять нашел снайперски точную метафору российской действительности: власть пытается разгрести мусорные завалы, но сил у нее не хватает – а воняет все сильнее и сильнее, еще немного и грянет буря. Думаю, что этот роман в следующем году и станет лауреатом какой-нибудь престижной национальной литературной премии – как получил «Большую книгу» предыдущий роман Идиатуллина «Город Брежнев».
Оригинал

Портал «Литературно», 31 августа 2019
«Книги августа: легкие касания жёстко и угрюмо»
Многогранный Пелевин, актуальный Идиатуллин, Рубанов о мужчинах, Гилберт о женщинах, Некрасова о кадаврах. Писатели и критики рассказывают о книгах августа. (фрагмент)

Книжный обозреватель Анастасия Шевченко объясняет, почему роман Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина» подходит на роль поколенческого манифеста. Литературный критик Татьяна Сохарева не исключает, что новая книга Виктора Пелевина «Искусство легкий касаний» написана ради кряхтения и ворчания критиков. А писатель и блогер Сергей Лебеденко предполагает, что автор сборника «Сестромам» Евгения Некрасова — литературный шаман. Это и другое в обзоре книжных новинок августа.
Анастасия Шевченко, книжный обозреватель:
Лауреат «Большой книги» Шамиль Идиатуллин написал актуальный роман: «Бывшая Ленина» — это история про нашу страну в наши дни. Действие разворачивается прямо сейчас вокруг гигантской свалки. Провинциальный город, антимусорные митинги, разъединенные люди. Причем друг другу противостоят не какие-то обобщенные чиновник и общественник, а совершенно конкретные супруги Даниил и Лена, которые в борьбе между гражданскими активистами и властью оказываются по разные стороны баррикад.
«Бывшая Ленина», справедливо открывающая серию «Актуальный роман» в «Редакции Елены Шубиной», вполне годится на роль некоего манифеста — политического, экологического, поколенческого. Но для меня это книга о том, что все мы в определенный момент можем стать бывшими — в профессии, семье, употреблении. Можно было бы решить, что все довольно оптимистично: после развода есть жизнь, после застоя возможна карьера, после юной громокипящей дурости прорастает гражданская сознательность и активность. Но нет. На каждого нового кабальеро или свежую пери довольно иронии и опыта. На каждого молодого и рьяного найдется свой провокатор. Каждому блестящему продвиженцу подберется в пару свой коррупционер. И так далее.
Это не значит, что стремительный роман, объединивший несколько планов, весь о безысходности. История кризиса сорокалетних на фоне экологического и политического коллапса, отцы и дети в двух плоскостях, старый конь борозды не портит vs поколение Z. Все это просто о жизни. Поэтому немного страшно. Шамиль Идиатуллин пишет, с одной стороны, беспристрастно. Так видоискатель выхватывает кусочек действительности, не искажая и не украшая. С другой стороны, это очень эмоциональная вещь, так или иначе вызывающая отклик. Какой именно — читатель решит сам.
Оригинал

«Год литературы», 3 сентября 2019
«Корейский триллер в духе Тарантино, роман о политических реалиях современной России и сборник шаманских рассказов
— 10 (плюс еще одна) книг, которые стоит купить на ярмарке» (фрагмент)

Андрей Мягков
В провинциальном, отчаянно захудалом райцентре сидят коррумпированные градоначальники и совсем уж вертеп устроили: главной достопримечательностью населенного пункта стала гигантская, отравляющая все и вся свалка. Жители, разумеется, недовольны, бросаются спасать малую родину и хотят переизбрать мэра — а муж одной из центральных героинь в этот момент как раз занимает креслице в администрации. Все это приводит к тому, что личное наслаивается на коллективное: то есть семьи будут разваливаться не под грустную музыку, а под разговоры о политтехнологиях.
Новому роману Идиатуллина многие вменяют некоторую плакатность: дескать, как фиксация современности это очень даже хорошо, а вот как художественная литература — черт его знает. Мол, идеологическая начинка едва ли не в лепешку раздавила живых персонажей, и все это превратилось в памфлет, некий путеводитель по социально-политическому срезу нашей реальности — подробнее об этом уже рассказывал наш шеф-редактор. Словом, почти все сходятся во мнении, что это не «Город Брежнев» — но читать наконец книгу не про 90-е, а про «здесь и сейчас» в любом случае интересно.
Оригинал

«Независимая газета-ExLibris»
Жизнь оказывается бывшей
Литература про людей от Шамиля Идиатуллина

Мари Литова
В книжном магазине «Москва» состоялась презентация книги журналиста, прозаика, лауреата премии «Большая книга» Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина».
«Это типовой Идиатуллин, – охарактеризовал свой новый роман автор в начале встречи. – Действие происходит здесь и сейчас, более‑менее с нами. Литература заслужила право на то, чтобы существовать тем, что всегда рассказывала, как выжить в нынешней ситуации. А так как ситуация все время меняется, то необходимы новые сказания. При этом литература не дает ответов».
Также Идиатуллин поднял вопрос о распространенной среди обывателей точке зрения на современную литературу. «Зачем читать современников, если были Александр Пушкин, Лев Толстой, Уильям Шекспир, Библия, Гильгамеш и так далее? Конечно, это все было. Но, с другой стороны, тот факт, что мы позавтракали четыре года назад, не означает, что мы не должны больше никогда завтракать», – на простом примере Шамиль легко поставил под сомнение одно из существующих мнений о литературе вообще.
Действие романа происходит в благополучном и тревожном 2019 году, в небольшом провинциальном городе Чупов. В книге поднята достаточно острая тема экологии. На окраине стремительно растет гигантская областная свалка. В городе становится нечем дышать, у многих обнаруживаются болезни. А дальше все по известному сценарию – начинаются акции протеста, драки с полицией, активность в соцсетях и мессенджерах.
Герои романа – простой чиновник Даниил Митрофанов (в прошлом заметная фигура в местной политике и бизнесе), его жена Лена и их дочь Саша. В целом речь идет о благополучной семье. Начинается все с семейного ужина в гостях у матери Лили, которая заранее позаботилась о будущем внучки Саши и оставила ей квартиру на улице «бывшей Ленина». Однако уже в прологе ощущается тревога, которая переходит к читателю сначала от Лили, потом – от Даниила и с каждой главой только нарастает. В одночасье налаженный механизм ломается. Вся жизнь оказывается – бывшая, ведь даже квартира детства – на «бывшей Ленина». Наверное, нужно начать все заново, но для этого – победить апатию, себя и… свалку.
«На мой взгляд, книги пишутся не про острые социальные проблемы, не про то, что происходит в общественных узлах истории. Нормальная литература про людей, – поделился своим мнением автор. – И моя книга не столько про улицу бывшую Ленина, сколько про жизнь конкретной женщины Лены, которой слегка за сорок. У героини жизнь оказалась бывшей: муж уходит, дочь хочет уехать в Москву или вообще из страны. Все, что имело смысл, его потеряло. Она никому не нужна, даже тем людям, ради которых жила. Теперь ей надо понять, как жить дальше. И когда я поставил себя на место этого героя, конечно, мне стало жутковато. Во‑первых, потому, что я не женщина. Во‑вторых, я чуть постарше, а в‑третьих, у меня 25 лет счастливого брака и, я надеюсь, мне не удастся испытать такое на своей шкуре».
Чупов – город, на самом деле не существующий. Оказывается, Шамиль Идиатуллин специально подбирал такое название, потому что ему хотелось некоторого обобщения. «У меня есть идиотская журналистская привычка – отвечать за свои слова. Когда я писал книгу, такой остроты описанной проблемы не было, – признался автор. – Я воспринимал сюжет как придуманный. Может, какие‑то узелки этих конфликтов возникали, но не было ни Шиеса, ни подмосковных бунтов, ни Челябинска. И я наоборот радовался тому, что актуальность не будет заслонять читателя от людских отношений. Но теперь фон все‑таки заслоняет. Я написал книгу не про правдивое место, а про правдивое время».
В конце презентации все гости смогли задать вопросы и подписать у автора книгу.
Оригинал

«Собеседник», 5 сентября 2019
Касания, кусания и резьба по живому
Дмитрий Быков о книгах сентября (фрагмент)

(…) О современности сейчас вообще пишут неохотно и, надо признать, плохо: чтобы писать о ней хорошо, надо либо обладать очень серьезными литературными способностями, то есть как минимум собственным стилем, либо уметь видеть главное, вычленять тенденции, предсказывать будущее. Иначе получится повторение штампов или репортаж. Того и другого много в романе Шамиля Идиатуллина «Бывшая Ленина» («АСТ», редакция Елены Шубиной). Идиатуллин бывает и точен, и остроумен, но в целом его роман о провинциальной схватке вокруг мусорной свалки начинает тяготить читателя уже на второй сотне страниц, а их почти пять.
Оригинал

«Российская газета», 5 сентября 2019
Куда не ступала нога человека?
За какими книгами идти на Московскую международную книжную ярмарку, открывшуюся на ВДНХ (фрагмент)

Клариса Пульсон
Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина: Роман. — М.: АСТ; Редакция Елены Шубиной.
Фильтры тройные, лучшие в городе, ресторан с претензиями, а все равно внутри пованивает. Рядом с городом, на бывших полях бывшего совхоза «Новая жизнь» теперь растет свалка. Горожане почти привыкли, что нельзя открывать окна, что маски и освежители воздуха — товары первой необходимости, что квартиры продаются за бесценок, что больницы переполнены. Что каждый кандидат во время очередных выборов клянется решить проблему и остановить безобразие. Место действия — город Чупов Сарасовской области, значит — почти везде. А свалка растет, она уже не проблема, а катастрофа. В том числе и личная катастрофа главных героев, точка невозврата для каждого. И еще символ — беспечности, алчности, подлости, трусости, пассивности, предательства, равнодушия… Нужное подчеркнуть.
«Бывшая Ленина» — литературное событие года. Вроде бы традиционный социально-производственный роман с политтехнологиями, но жесткий алгоритм традиции ломается, автор предлагает более высокий уровень осознания очевидных и неочевидных взаимосвязей в постоянно изменяющемся мире.
От автора
«Старик усмехнулся и пояснил, странновато интонируя:
— Миллионы тут. Миллиарды. И еда, и для дома, и для урожая. Выкинули, в говно превратили, идиоты, а можно было…
Он замолчал. Иван подождал и сказал:
— Да чего-то никто не хочет эти миллиарды забирать».

Оригинал