Tatarğa tolmaç kiräkmi

Курсе на втором я проходил практику в казанском литературно-художественном журнале "Идель". Ну как проходил: позвонил, спросил, нужны ли тексты и если да, то на какую тему, выслушал ответ, быстренько сделал материал, занес его в редакцию, через пару месяцев купил журнал и весь довольный отчитался перед факультетом о практике. И все это время (22 года, что ли) полагал, что более никогда с "Иделью" не встречусь. К счастью, ошибался.
В девятом номере татарской версии журнала Галия ЗӘЙНУЛЛИНАНЫҢ Шамил ҺИДИЯТУЛЛИН белән әңгәмәсен. Само интервью и вообще материалы номера, к сожалению, до сих пор в сеть не выложены, зато выложен русский восьмой номер, в котором и была напечатана, во-первых, оригинальная версия беседы, во-вторых, рассказ «Обмен веществ». Его историю я в свое время довольно подробно излагал. Теперь получается, что рассказ не только самый печатаемый, но и самый иллюстрируемый. Хо-хо.

Тем временем выяснилось, что имя громкое Козьмы докатилось и до истерзанных галльских равнин. Журнал «Courrier International», оказывается, почти два года назад опубликовал рецензию на роман "СССР™". На самом деле это, естественно, перепечатка отзыва из «Независимой газеты» — но все равно приятно и познавательно. Откуда бы я еще узнал, что «Chamil Idiatoulline est un passionė de science-fiction et d’heroic fantasy», и что «son nouveau roman a divisė la critique : certains lui reprochent sa nostalgie de l’URSS, mais pour d’autres il traduit le dėsir de la jeunesse actuelle de s’impliquer dans un projet collectif positif».

А пока я в поте и нервном тике добиваю второго «Убыра», те, кто лучше нас, подают мощные примеры. По весне я выражал беспокойство в связи с неизвестным мне героем, которого никак не попустит некий «убыр-процесс». Не беспокоиться следовало, а завидовать. Давеча товарищ сообщил Вселенной: «У меня есть дописанный, но неправленый "Убыр.Эпидемя". Я знаю, про что писать в "Убыр.География и мотивация". И примерно знаю, что должно быть в "Убыр.Выводы".»

И есть как минимум еще два «Убыра»: Ubyr, The Tale Of Ryan Krazer и Ubyr, Rachel's Heartache . Оказывается, в апреле, через месяц после того, как измайловский «Убыр», невиданно украшенный полуторагодичным томлением, все-таки выскочил в свет, на буржуйском аналоге «Публиканта» (или как уж называются сайты, позволяющие авторам просить денюжку за вывешенные тексты) появилась первая часть мощной эпопеи про обычного ученика колдовской школы, который на самом деле не обычный школьник, а прынц с планеты убыров. А убыр, заботливо поясняет скрывшийся под псевдонимом австралийский автор (-ша, скорее), это пришедшее из тюркских языков обозначение ведьмы. В общем, в Хогвартсе наступили сумерки, а супермен оказался юношей (а то и сердечной девушкой — судя по второй части, вышедшей в июне)
Если разговоры о переводе и продвижении «Убыра» в заграницы найдут хоть какое-то подтверждение, возможны интересные повороты, кажися.

На этом фоне появление очередного бота, который позорит всяким спамом мой нескромный ник в Twitter, выглядит совсем логичным пустяком. Бог даст, и это пройдет.

Едва слабеет страх, становится смешно

Извините, не могу молчать (с). Смеркается, но отзывы на «Убыр» продолжают падать — и кто, если не я, будет бегать по краю аржаного поля.

Блогер Hoack
Это действительно страшноватая книга. Во всяком случае, первая часть на меня произвела сильное впечатление. (Не то, чтобы дальше стало хуже — просто в какой-то момент сюжет, если можно так выразиться, встал на знакомые рельсы)… И пара замечаний. Очень рекомендую до чтения "Убыра" не читать никаких отзывов (именно поэтому я не даю ссылки на пост, из которого я узнал про роман). Спойлеры немного ослабляют эффект.
И… прежде чем давать его детям, прочтите сами. А то мало ли что…

Блогер и просто видная Ведьма:
И вот то ли от этой пакости, случайно привезенной со старого деревенского кладбища в город, то ли обратно к ней в лапы бежит подросток Наиль с восьмилетней сестрой Дилей из города в деревню. Не зная, что деревня мертва и заброшена.
Бежит электричкой, пешком, через лес. Вооруженный чужим ножом, осколками и обрывками сказок, с пол-шоколадкой в кармане и чувством долга — обязанностью защитить сестру. История бежит вместе с ним — от городской страшилки вглубь, в лес к деревенским байкам и преданиям, которые оказываются вовсе и не сказками из книжки с картинками.
Поскольку Наиль — подросток — уже не ребенок, но еще не взрослый мужчина, ему удается довольно быстро поверить, что все это ему не кажется, есть и лесная карга-карчык, и бичура, и албасты, что стогом прикидывается. И убыр.
И что низшая нечисть не смешно это ни разу, не забавно и не "местный колорит" — страшно это. И по-детски поверив, пытаться действовать по-взрослому — где-то успешно, где-то нет, но очень настойчиво, стремиться туда, где это вдруг начало снова происходить.

Писатель Александр Етоев, автор великолепного «Бегства в Египет» и довольно других «Уль Ляпин», член Большого жюри премии «Национальный бестселлер»:
Такая современная сказка, сделанная по рецептам из Проппа – бегство из дома; таинственный лес; избушка бабы-яги; получение волшебного средства; череда испытаний героя, который в процессе инициации превращается из мальчика в мужа и выходит победителем в битве с нечистой силой. Умело сделано, по-современному, без «Жили-были» и «в Тридевятом царстве», здесь, сейчас, в Казани и под Казанью…
Лично я, когда читал повесть, был на стороне зомби, превратившего в кровавую пищу и ментов, и малолетних бандитов, и дядю Валю, педофила-маньяка. Не фиг таким уродам жить на земле, нет к ним никакого сочувствия… Что меня при чтении утомляло, так это избыточные подробности – чересчур детальные описания обедов-ужинов-завтраков-снов-перемещений-полетов-превращений героев, вернее, героя, по ходу действия. Кстати, это ослабляет и эффект нагнетания страха, о котором не раз упомянуто рецензентами и читателями в Сети.

Журнал «Эксперт»:
Но «Убыр» куда более интересен как реалистический роман, чем как страшилка. Навертеть столько фантастической чепухи (от призраков до духов, от домовых до свиней-людоедов) и самому в ней не запутаться мудрено. Автор запутался. Зато реалистическая часть пробирает до крови. Эта история — о семье, взрослении, ответственности как за любимых, так и за чужих людей. О препятствиях, которые укрепляют тебя, будь то по­единок с зомби или спасение сестренки. О том, что крутым делают не пиво, не телефон, а ловкость, ум, умение защитить слабого и поставить интересы других выше своих…
Измайлову лучше удаются широкие мазки, чем работа «с лупой». Там, где динамика сюжета требует скорости и емкости, выходит подробно и утомительно. Еще сложнее с массовыми сценами. Едва слабеет страх, становится смешно.

Журнала GQ (с десятком примерно фактических ошибок и перевираний на тридцать строк):
Наиль и его маленькая сестренка Дилька, хотел того автор или нет, в какой-то момент начинают напоминать Чука и Гека. Только, оказавшись без родителей в большом и неведомом мире, они учатся, условно говоря, не печку топить и воду носить, а пить волшебную кровь и выгонять убырей из кошек.

Журнал Playboy:
Русский хоррор в мировом контексте всегда воспринимался на уровне русского слона (вроде большой, а толку ноль, только гадит много), а о фэнтези отечественного разлива вообще говорить больно. Проанализировав эту плачевную ситуацию, …<автор> выступил сразу на двух полях – и неожиданно выиграл. Отталкиваясь от этники, он бодро ведет линию сюжета, местами задавая драйв в духе лучших работ Стивена Кинга. Его язык прост, но оригинален, а образы различных «убырлы-кеше» могут предложить нестыдную альтернативу Ктулхиане.

Уф.

Трах в прямом смысле

Считайте меня детсадовцем — заслужил. Нашел в великолепном  очерке Алексея Караваева про фантастику в "Технике — молодежи" (http://fantlab.ru/blogarticle18171) известный, но мною не читанный рассказ Валентины Журавлевой "Эксперимент 768" (опубликован в 1958 году) — и теперь изнемогаю:
"Передо мной стоял необыкновенно высокий мужчина лет сорока. Вся его одежда состояла из коричневых трусиков и белой майки-безрукавки. Чисто выбритая голова поблескивала на солнце. Глаза, прикрытые толстыми стеклами роговых очков, внимательно и как-то оценивающе смотрели на меня. В руках у незнакомца была веревочная скакалка. (…)
— Трах, — сказал затем незнакомец.
— Простите, — нерешительно произнес я, — это в каком же смысле "трах"?
— В прямом, — рассмеялся незнакомец. — Это моя фамилия. Николай Андреевич Трах. К фамилии Бах все привыкли, а вот Трах как-то необычно…
Мы помолчали. Трах что-то обдумывал."

Трах в прямом смысле, в трусиках и с веревочкой, смотревший как-то оценивающе. Трах как-то необычно. Трах что-то обдумывал.
Примите меня обратно в старшую группу.

Михаил ставит воду на стол и уходит

Похоже, я всю жизнь занимался чем-то не тем. Но теперь я знаю, что такое настоящая журналистика. Спасибо журналу «Русский репортер».

11.11.2011

В Новосибирске родился первый ребенок

Первый ребенок. Родила Склярова Надежда Викторовна. Девочка, вес 3500 грамм, состояние удовлетворительное.

Родильный дом, 2 этаж.

— Кто сегодня на госпитализацию, раздеваемся, берем документы и заходим.

Три девушки встали, оставили вещи мужьям и мамам и зашли в приемный покой.

Вчера у Михаила госпитализировали жену. "На днях рожаем", — немного рассеянно говорит он. "Ааа, куда?" — "Пишите фамилию, ставите на столик".

Михаил ставит воду на стол и уходит.

Фото: Ирина Воронкова

UPD. Там ведь еще можно сходить по тегу «Роддом» — и картина откроется во всем необоримом величии. Е-мое.

Матрешка-3. Перезагрузка

«Все знают, что первая кукла-матрешка была изготовлена в конце 1890-х, но не все, наверное, знают, что знаменитый шотландский килт был, согласно легенде, изобретен в 1725 году англичанином Роулинсоном, управляющим на сталелитейном заводе в Лохабере; тот вроде бы попросту укоротил плед, чтобы облегчить работающим на заводе шотландцам свободу движений (по другой версии, шотландцы во время работы в жарком цеху просто сбрасывали с плеч неудобный плед и работали с голым торсом, и пуританина Роулинсона это шокировало).»
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/10/ga22.html

Вах.

Луч света в темной Зоне

«В “Пикнике” очень любопытным образом появляется на полях сюжета фигура советского ученого Кирилла Панова, который вскоре погибает после похода в Зону, но остается в сознании Рэда как “луч света”, как смутный идеал бескорыстия, преданности науке (а не “счету текущему”) и попросту человечности. Конечно, фигура эта дана очень пунктирно, чуть ли не апофатически, Кирилл (“святой человек”, как называет его Рэд) произносит в повести не больше десятка фраз. Тем не менее Стругацким удается этими скупыми средствами создать удивительно привлекательный образ, напоминающий об обаянии — хоть и гораздо более “явленном” — князя Мышкина.»
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/9/am12.html

Журнал «Новый мир» опубликовал статью израильского литературоведа на тему «Достоевский в мирах братьев Стругацких». При всей любви к Стругацким, всем уважении к «Новому миру» и всем трепете пред Достоевским вынужден признать: муть полная, неумелая и безнадежная.
Мне нравится, конечно, древняя байка про то, как Пелевин на спор рассказал на экзамене про творчество Гайдара, хотя в билете были «Отцы и дети». Но байка хотя бы забавна. А тут школярство какое-то, и Экзюпери кодой.
Похоже, пора вводить мораторий на поездки по творчеству Стругацких. Какой-то фильм Бондарчука в бесчисленных частях получается.
Иэх.

Сеть, встать

Текст камрада vad_nes стал хорошим поводом не для горестей по поводу ах этой молодежи и ах этого кино, а для спокойной радости понимания: важные вещи никуда не деваются.
Когда я был маленький, «Пионерская правда» публиковала с продолжением жуткую фантастическую повесть Кира Булычева «Звездолет на Вяте», очередные сюжетные повороты которой выбирались в соответствии с массовой волей, выраженной письмами читателей. Потом Булычев публиковал повесть под названием «Зведолет в лесу» и довольно люто объяснял недоброжелателям, что не обкрадывает детишек, а печатает первый вариант, переписывавшийся в угоду игре «Пионерской правды».
Я это не к тому, что Бондарчук с Тимати когда-нибудь покажут истинную исходную версию «Одноклассников.ру», и даже не к тому, что где-то лежат миллионы террабайт настоящей передачи «Дом-2», в которую не вмешивались идиотские смски идиотских зрителей. Я к тому, что зря общественность оплакивала нехватку «Пионерской правды» и прочих признаков организованного детства и молодежного досуга. Все на месте. Просто теперь «Пионерская правда» называется «Одноклассники.ру», журнал «Костер» стал «Вконтакте», а в «Доме-2» воплотились трансляции съездов, политинформации и заседания советов отрядов, бессмысленные и бесконечные.
Легкий ребрендинг — и никакого мошенства.

Вот и се

Вячеслав Рыбаков завершил работу над романом «Се, творю» — продолжением книги «Звезда Полынь», в свое время заявленной как старт трилогии «Наши звезды». Ожидается, что журнальный вариант второй части будет, как и первая, опубликован в «Неве» где-нибудь в ноябре. Договоренность, впрочем, предварительная, а вариант настолько журнальный, что короче оригинального процентов на 40: по словам автора, результатом ни с чем не сравнимого творческого процесса стало убиение сразу нескольких линий, включая исламскую, а также особо гуманистического сюрприза в концовке. Так что есть смысл ждать и книжную версию, которая, по идее, должна появиться тоже к концу осени.

Шалтай бо Лях

В свежем волгоградском фэнзине «Шалтай-Болтай» удивительные редкости и красоты. Красоты представлены аж целой повестью Евгения Лукина под всеобъемлющим названием «Ё». Это радует, как и умение небольшого журнала отмечать большие юбилеи знатных земляков. Но осенью повесть выйдет уже обычным тиражом и в книге, так что ценность публикации в основном временнАя. А вот рассказ Андрея Ляха «Синельников и старый майор» по умолчанию относится к редким птицам: Лях пишет мало, печатается скудно и не светится совсем.
Надо брать.