Патологическая слабость подчинения гуманному месту ®

Тем временем завершился прием работ на конкурс «Фанткритик». Опубликованы 27 текстов (анонимных пока), три из них утаптывают мое яшмовое творчество.

Во-первых (я уже хвастался, но опять не удержусь), это душевная похвальная рецензия на «Это просто игру»:
(«Лично мне кажется очень важным этот момент. Один на один, всего лишь вдвоем, герои вряд ли смогли бы решить подброшенную им виртуальностью головоломку. Но, в отличие от большинства подростковых текстов, герои «Это просто игры» не гордые волки-одиночки, а друзья среди друзей. Они ищут и находят поддержку в семьях. Они ищут и находят помощь у ровесников — сначала у близких друзей, потом и массовую, у большого сообщества. Ведь просить и получать помощь — не значит ничего не делать самому. И Настя, и Максим успевают за неполные трое суток своротить горы, совершить по нескольку невозможностей — потому что каждый из них не имеет права сдаться, каждый борется за что-то больше, чем собственная жизнь.»)

Во-вторых, безудержно сердитая рецензия на «Город Брежнев»:
(«Предыдущие книги Идиатуллина, в частности «Убыр» и «За старшего», имели патологическую слабость: в них все было подчинено так называемому гуманному месту, язве русской литературы. В «Городе Брежневе» гуманное место становится еще и общим местом. Все те нравственные ситуации выбора, в которых оказываются герои, усредненно-дистилированные, взятые словно бы не из жизни, а из советского учебника нравственного воспитания. Еще до нравственного выбора героя известно, что он поступит, как полагается советскому (или «советскому», если мы говорим о модели реальности) человеку. Гуманность упаковывается в уже готовые схемы для экспонирования все в том же музее. Артур (да и другие герои тоже) периодически вслух или про себя проговаривает моральные установки: «Родина. Ну, Родину мы все любим, и вопроса, отдам ли я за нее жизнь, вообще нет. Подразумевается, что отдам, и любой отдаст, и никто нас даже не спросит. Потому что это Родина. Так положено». Это речь мальчика? Советского мальчика? Или это «игра» в речь советского мальчика? А если «игра», то тогда и мораль становится «моралью».»)

Ну и тщеславно отмечу деловитое упоминание «СССР™» в очень интересной статье о «красной утопии»:
(«Показателен «СССРтм» Ш. Идиатуллина – описывается некий социальный эксперимент, персонажи пытаются организовать научно-техническую революцию в буквально «свободной коммунистической зоне». Но эксперимент подавляется внешними силами. Почему? Он воспроизводит образ единичного промышленного скачка, который идёт в рамках локального проекта. И такие единичные скачки без громадной военной мощи – уязвимы. Их затаптывают конкуренты. Хорошо ещё, что в романе всё кончилось не как в Парагвае в XIX-го века, с истребление большей части мужского населения.»)

Указания на то, что «ГБ» и «СССР™» таки не фантастика, а «ЭПИ» написал некой пронырливой старик Измайлов, мы с негодованием отметем как неподготовленные. И будем фантастически хорошеть.

Значит, должен выживать

krupa

Я раскрыл Военную Тайну советского детлита журналу «ПитерBook», а журнал рассказал о спорной книге «Город Брежнев».

Как татарин на вышке, рванувший затвор

В самых разных местах, в том числе у меня в каментах fb, самые разные люди, в том числе весьма мною уважаемые, принялись комментировать действия и заявления Дениса Карагодина, который, по собственному утверждению, установил круг лиц, убивших его прадеда, и теперь собирается привлечь этот круг к ответственности.
Каменты, вызвавшие мое недоумение, сводятся к двум тезисам: Денис Карагодин больно дерзкий и высокомерный, к тому же замалчивает тот факт, что его прадед сам во всем виноват, потому что служил Колчаку и японцам, к тому же на следствии оговорил других людей, которых, таким образом, подвел к той же расстрельной стенке. Впрочем, последний тезис уважаемые мною люди не озвучивают – они просто странной фразой «А на самом деле было так» ссылаются на блоги, в которых такие аргументы перечислены более-менее под копирку, — и немножко обижаются на то, что я в ответ ссылаюсь на песню Александра Башлачева «Абсолютный Вахтер».
Я не люблю спорить и доказывать, поэтому просто перечислю несколько соображений, на мой взгляд, бесспорных и не требующих дальнейшего обсуждения.
1. Меня ничуть не заботят моральные, профессиональные и литературные достоинства Дениса Карагодина. Мне интересен мощный результат проделанной им уникальной работы.
2. Все данные, обличающие Степана Карагодина, извлечены критиками из приведенных Денисом Карагодиным данных – соответственно, упреки в замалчивании несостоятельны.
3. Степан Карагодин проходил по трем уголовным делам. По первому он был оправдан за недоказанностью, по второму и третьему – посмертно реабилитирован. Соответственно, та же Советская власть, что его убила, признала, что сделала это зря. Попытки отдельных блогеров быть суровей Советской власти где-то понятны, но смехотворны.
4. Не менее смехотворны предъявы на тему «Сам-то сдал всех» — по крайней мере, для взрослых людей, представляющих, как ведутся допросы в принципе. В Веселой башне умеют доказывать самые причудливые теоремы до сих пор, а раньше умели так, как не дай Бог узнать никому из нас. На подписи деда подо всеми материалами Денис Карагодин, кстати, указывает неоднократно и однозначно.
5. Как известно, обвиняемые сидят в камере, а по улице ходят подозреваемые. С определенной точки зрения каждый из нас виноват. Каждый хотя бы однажды не то сказал либо не сказал, не то сделал либо не сделал, не от того деда произошел, руки из карманов не убрал и носки не вытянул, или просто рожа наглая, патлы длинные, а череп неправильный. У нее были холодные ноги, и она ела лук – как тут не убить-то?
Но чем меньше людей будет соглашаться с этой определенной точкой зрения, тем меньше будет шанс, что через 80 лет правнук какого-нибудь блогера будет доискиваться, кто виноват в печальной судьбе предка, а правнук другого блогера — умело пояснять, что упомянутый предок сам был во всем виноват.
Абсолютный Вахтер – лишь стерильная схема.

Полумертвый сезон

Тридцать лет назад советское телевидение показало документальный фильм Генриха Боровика «Человек с Пятой авеню». Он стал пилотным эпизодом сериала, в рамках которого Москва, десятилетиями отбивавшаяся от обвинений в ущемлении прав советских диссидентов, внезапно перешла в контратаку и принялась решительно бороться за права диссидентов американских. Из-за некоторой вторичности проблем с кастингом и переориентации продюсеров на другие проекты сериал был свернут в разгар сезона, но запомнился он надолго.
http://kommersant.ru/doc/2971994

Традиция у нас, получается, такая: каждый апрель в журнале «Коммерсантъ Власть» выходит моя статья про тонкие стороны советско-американского противостояния. Год назад речь шла про шпионскую «Защиту Битова», теперь — про истинные причины памятной многим контратаки советской пропаганды: Пелтиер, человек с Пятой авеню, доктора Хайдер и Локшин. Немножко жаль оригинального заголовка «Полумертвый сезон» и названий главок типа «Не во все тяжкие» или «Хьюстон, у нас тихий ужас». Но надо ж будет и благодарным потомкам при подготовке ПСС чем-то заняться.

Тайна пропавших крокодильчиков

Со Сью Таунсенд я познакомился в детстве: в первом номере "Ровесника" за 1984 год вышел адски ехидный "Интимный дневник Маргарет Хильды Робертс" ("Легла спать расстроенная, поэтому заставила себя прочитать любимую страницу из «Высшей математики», часть четвертая, задача: XXYYZZ — ZZYYXX. Когда я читаю объяснение, я всегда хохочу как сумасшедшая") с такими же картинками Сергея Тюнина.

rovesnik

Публикаторы то ли сами не поняли, то ли из странной для того периода деликатности решили не указывать, что чокнутая героиня — вообще-то юная Маргарет Тэтчер.
Потом "Иностранная литература" напечатала отрывки из "Дневников Адриана Моула", потом "Дневники" в переводе Юрия Зараховича вышли отдельной книжкой в "Молодой гвардии". С тех пор я знай пропагандировал авторшу, приветствовал переиздания и радостно цитировал в беседах любимый кусочек про безрукавку с крокодильчиком. И не очень заботился тем, что даже только что прочитавшие книжки про Моула собеседники явно меня не понимают — ну, запамятовали, бывает.
В очередной раз все-таки озаботился, полез искать. И выяснил, что в многочисленных пере-переведенных изданиях саги о Моуле кусочка про крокодильчиков просто нет. Как нет и самой этой части ("Дневник Адриана Моула. 1986"), которая завершала молодогвардейское издание, и которая вроде как отсутствует в официальной библиографии Таунсенд. Возможно, в советском издании использовался написанный между второй и третьей книгой, а потом похеренный автором бонус для журнала или специздания.

Хоть здесь выложу:

"Четверг, 23 октября.
Забегал Найджил в новой итальянской безрукавке за 28 фунтов! Я попросил у родителей безрукавку за 28 фунтов, чем спровоцировал психическую реакцию.
Пятница, 24 октября.
Пытался разъяснить маме, что мой авторитет в обществе сверстников-подростков окажется серьезно подорван, если она не купит мне безрукавку за 28 фунтов.
Суббота, 25 октября.
Мама спросила меня, как эта безрукавка выглядит. Я объяснил, что на нагрудном карманчике вышит крокодильчик.
Воскресенье, 26 октября.
Хочу безрукавку с крокодильчиком за 28 фунтов. Весь день шел дождь.
Понедельник, 27 октября.
Была контрошка по матике, схлопотал "банан". Мысли-то на стороне гуляли. Где? А в Италии, где же еще!
Вторник, 28 октября.
О радость! О счастье!
Мама откопала итальянскую безрукавку с крокодильчиком в лавке комитета помощи голодающим! За два фунта! Я прямо в ней сейчас и пишу, мама миа!
Среда, 29 октября.
Найджил сообщил, что итальянские безрукавки со вчерашнего дня вышли из моды. Сейчас в нее вошли испанские брюки за пятьдесят восемь фунтов девяносто девять пенсов."

Фотоночо

Спасибо пособникам крававых рижымов — затеянный ими в fb флешмоб, в рамках которого следовало выложить фотачьгу 90-х, побудил меня перефоткать несколько совсем ранних снимков, забытых и испускающих дух. Здесь выкладываю в основном для себя.
Старые фото

Научная фантастика для подростков

По просьбе Николая Джумакулиева составил для проекта «Детская библиотека» рекомендательный список научной фантастики (без фэнтези и сказок) для подростков. По ссылке-картинке можно найти красиво сверстанный pdf-вариант. Здесь на всякий случай привожу текстовую версию. Преимущественно общие места, чуть разбавленные вкусовщиной, но вдруг кому пригодится.

Под сотню пунктов

Спотыкаясь, словно мальчишка, король шел к ней, протягивая руки

Александр Говоров родился в 1925-м, пацаном успел порыть окопы, поработать на военном заводе и поторговать в букинистическом, был призван в армию, но до фронта не добрался — помешала болезнь.
Она не помешала парню сесть за антисоветскую агитацию: вдохновленный победой студент Говоров написал и, что хуже, охотно давал читать пару прекраснодушных повестей про всеобщее братание, свободу печати и прощение белогвардейцам. Отсидел 7 лет, вышел 30-летним, закончил истфак педа, устроиться учителем, понятно, не смог, пошел в книготорговцы. Быстро стал известным всей Москве книжным экспертом, по совету случайного собеседника из Детгиза написал историческую повесть. Она вышла. Говоров начал преподавать, возглавлял кафедры, защитил докторскую, написал ряд монографий и несколько романов, которые называл профессорскими: «То есть художественное произведение, написанное ученым, знатоком в своей области, однако написанное без какой-нибудь заученности, по вольным законам литературного творчества» — с оглядкой на Эберса, Мериме, Тынянова с Ефремовым да Обручевым, но в первую очередь на «Петра I» Толстого.
Одна из книг, «Последние Каролинги», в 70-80-е стала предметом тихого культа, в одиночку более-менее закрыв в тогдашнем детлите ниши авантюрной мелодрамы, протофэнтези и исторического романа воспитания.
Слишком многие отличные авторы так и не дождались ПСС. Говоров дождался и прожил еще 10 лет.

Издательство «Терра» выпустило четырехтомник в 1993-м. Я не купил его сразу — отчасти из-за дороговизны (что-то в районе стипендии, кажется), отчасти потому, что не относился к яростным поклонникам автора: «Каролингов» прочитал поздно, оценил высоко, но в восторг не пришел. Потом, конечно, спохватился, но из продажи собрание исчезло.
Следующие двадцать лет время от времени вспоминал про этот свой должок перед собой, ухватил несколько разрозненных изданий Говорова, но четырехтомник так и не встречал.
На этой неделе встретил и купил. В букинисте. 150 рублей за все четыре тома. Нечитаных. С автографом — похоже, авторским.

И все понятно: нишевой автор, стоковый магазин (там и за шикарный восьмитомник нобелевца Стейнбека 180 рублей просят), друг был в возрасте, потому не прочитал, а наследникам не до того.
А все равно печально мне что-то.

Только теперь они по-настоящему поняли, какое несчастье произошло с их другом

Сам собой нашелся прекрасный пример, иллюстрирующий феномен перепостов и некритического мышления. По русскоязычным соцсетям, оказывается, давно гуляет история под названием «Прозрение» (последняя вспышка случилась в начале недели, обернувшись несколькими тысячами перепостов и несчетным числов лайков).
Чудесная история

Требуется помощь зала

Друзья ищут рассказ, прочитанный в юности. Помнилось, что это рассказ Жилинскайте, напечатанный в «Крокодиле» — переворошили подшивку «Крокодила» за 1980-90 г.г., а также все доступные книги Жилинскайте — ничего не нашли.

Вот какие воспоминания о нём насобирались:
*callmycow:
В годах 80-х, кажется, в «Крокодиле» был опубликован рассказ, кажется, Витауте Жилинскайте. Рассказ ведётся от имени умершей матери семейства, которая лежит в гробу и бессильно наблюдает, как её домочадцы беспомощны, ни в квартире прибраться, ни стол на поминки приготовить, ни себя обслужить… Не выдержав, она встаёт и делает всё сама. «Наконец я со спокойной душой могла улечься в гроб».
Примерно так.

*fishka_anna:
Я просмотрела в библиотеке три сборника рассказов Жилинскайте: «Аплодисменты», «Парадоксы», «Вариации на тему». Похожего рассказа в них не нашлось, а потому может это и не Жилинскайте вовсе.
И это точно не рассказ Виктории Токаревой.

*streletc_art:
Начинается: Я умерла в… и дальше день.
Несмотря на казалось бы чёрный юмор, рассказ очень смешной и одновременно глубокий. Как все оказались нетолковыми неумехами )) Весь рассказ про эти неумения, а потом пара предложений, как она встала и быстренько наготовила кучу всяких сложных яств. Именно что быстро — а список там был большой, и я ещё когда-то цитировала его к месту, то есть, эти блюда у нас были крылатыми выражениями )) А вот сейчас уже не помню…

*chevtv:
я иногда вспоминаю этот рассказ
названия, правда, не знаю
она с собакой погуляла, для поминок еду приготовила, потом опять легла…
очень жизненно
мне кажется, что лет 10 назад мне встретился этот рассказ, не раньше
но больше ничем не помогу