«Забвения»

Илья Боровиков

Счастливый функционер Прокоп внезапно вываливается из утопического оазиса в окружающую адскую антиутопию и становится живым миноискателем одичавшего лесного племени.
«Забвения» были бы вполне уместны в томике с названием типа «Нефантасты в фантастике». В таких антологиях, призванных выгодно оттенить разгул НФ-серий, маститые прозаики полвека назад пытались преподать достойный урок отвязным бороздителям космических просторов. Получалось неловко.
Похоже, Боровиков, как и те мастера культуры, искренне изобретал велосипед, не подозревая, что все остро взволновавшие его темы давно закрыты – Стругацкими (в ассортименте «Улитка на склоне», «Обитаемый остров», «Второе нашествие марсиан»), Лукиным («Сталь разящая») и Крапивиным (Корнелий из повести «Гуси-гуси, га-га-га» похож на Прокопа просто пугающе). Иначе объяснить почти святую простоту и страстность, отличающие «Забвения», тяжко. Будь слог полегче, а герой помоложе, роман напоминал бы стандартную янг-эдалт дистопию – как известно, YA как жанр именно что пережевывает НФ-стандарты золотого века под новое не знакомое с ними поколение. При этом современный YA вдохновляется англо-американскими и немножко советско-китайско-корейскими образами тоталитаризма, а Боровиков нашел дополнительный упор в немецко-фашистском секторе – но даже это сближает «Забвение» с советской классикой типа «Попытки к бегству», почти дословной цитатой из которого украшен финал «Забвений».
Правда, все перечисленные книги отличает кристальная ясность и почти чеканный слог, а Боровиков увлечен натужным выдуванием рыхлых словесных конструкций. Странно все это, в общем.

Рецензии других членов жюри премии «Новые горизонты» здесь

“Южнорусское Овчарово”

Лора Белоиван

Приморская деревня, представленная в реальности и на гугл-картах не полностью и в мерцающем режиме, давно, тем не менее, стала заветным местом особого значения: сюда приходят отлежаться затонувшие иномарки, усталые подлодки и аварийные Су-27, отсюда все ямы ведут в Иерусалим, а колодцы — в Англию, здесь потерявшихся людей выводит с кладбища лично Франциск Ассизский, деловитые бизнесвумен выпаивают растерянных мертвецов свекольным соком, обгоревшие доски над чердаком оказываются чудотворной проекцией созвездия Большой Медведицы, – и здесь хороший человек обязательно найдет себе если не счастье, то покой.
Меланхолический образец магического реализма немножко латиноамериканского, немножко местечкового извода – с постоянным поклоном нашим мертвым, что нас не оставят в беде, и неслышным рефреном «Умер-шмумер, лишь бы был здоров», – умело подсаженный в щедринско-шукшинские декорации, которые по нынешним временам выглядят более чем годными для постоянного проживания. Рассказы Белоиван при всей их злободневности и литературном изяществе выглядят народными байками, собранными умным и умелым фольклористом, они любопытны, добры без сюсюкания и уютны почти до мимимишности — нечастая ценность по нашим временам.

Рецензии других членов жюри премии «Новые горизонты» здесь

И можно ли раздвинуть горизонты

«Этот сезон выдался непростым для премии «Новые горизонты». В связи с форсмажорными обстоятельствами жюри покинули Юлия Зонис и Михаил Визель, вакантные места заняли писатели и журналисты Владимир Березин и Шамиль Идиатуллин. Сердечно благодарим их за оперативность и вдумчивое чтение рукописей-номинантов. И тем не менее премия вышла на финишную прямую. Напоминаем, что помимо В.Березина и Ш.Идиатуллина судьбу «Новых горизонтов» в 2018 году определят Андрей Василевский (председатель жюри), Валерий Иванченко, Константин Фрумкин и Галина Юзефович. Список финалистов будет объявлен в последних числах ноября, вручение состоится в середине декабря – о точных датах объявим отдельно. Ну а с завтрашнего дня мы начинаем публиковать отзывы жюри в нашей официальной группе на «Фейсбуке».»

Вот тут-то я всех и засужу. Уа. Ха. Ха.

Нетвиты 2018/9



Все выше

— Я чувствую себя американским полицейским, — сказала дочь, надкусывая пончик.

Черво Наруто не шукай вечорами.

Сын, с осуждением рассмотрев итоги нападения кошки на блюдце с влажным кормом:
— Жрешь как берсерк.

Казус Телеграма-Роскомнадзора подсказывает, что Воронеж может немножко расслабиться. Зато остальным населенным пунктам Российской Федерации есть смысл напрячься.

Порок-н-поролл.

Никто так и не понял, что в названии «Три тополя на Плющихе» было зашифровано важное донесение резидента ЦРУ.

Первая и пока единственная Монстрация на улице ХейХе. 🙂

Опубликовано Евгением 'Янеж' Жуленёвым 30 апреля 2018 г.

Монстрация оказалась made in China, литературоцентричной и немножечко татарской

Бабушка надвое с дедушкой.

Лично мне так называемый клип некоторого певца напомнил (кроме того, что жизнь коротка и прекрасна, и не след ее вот этим бодяжить) диалог Данилы Багрова с деловитым французским вандалом — про музыку вашу американскую и прочий кердык. Скоро, скоро.

No belle more, or Casus Nobeli.


Сергей Светлаков, спасибо ему, запустил рекламу «Города Брежнева», нацеленную на татарских и тюркских читателей

Явление четвертое. (В Кор)Те же.

Изначально фильм A-Wenger: Infinity War предполагалось посвятить противостоянию команд Арсена Венгера и Алекса Фергюсона.

Единственная моя, множественные твои.
(Песня работников травмпункта, распределяющих первичные обращения)

Далее смешались кони, кошки, крысы Continue reading

Бьянки гоу хоум

Завтра эту наглую морду покажет Первый канал: в 8.27 в программе «Доброе утро» начнется сюжет о «Большой книге», некоторая часть которого должна быть посвящена кровавым подробностям терзания кошкой Бьянкой пышной плоти лохматого литератора Идиатуллина (иначе получится, что я опять зря страдал). Слабонервным видеть такое не рекомендуется, остальные могут проникнуться сочувствием, скорбью и неблагородным злорадством. Имеют право, раз уж проснулись и телик смотрят.

Мне нравится БГ, а мне наоборот

Вчера замотался, сегодня радоваюс:
Роман «Город Брежнев» занял третье место в читательском голосовании Национальной литературной премии «Большая книга».

Первые два места взяли жэзээловские Ленин с Катаевым. Народу нравятся фамилии в названиях и старые недобрые времена.

«Большая книга» бесплатно

Последнее татарское предупреждение, товарищи.
Меньше месяца осталось до объявления итогов «Большой книги» и еще меньше — до завершения традиционного аттракциона невиданной щедрости, в рамках которого любой желающий может свободно и бесплатно прочитать все (ну, почти все) книги, вышедшие в финал премии. Еще любой желающий может лайкнуть полюбившуюся книгу, что скажется на результатах народного голосования, — и изучить текущий расклад упомянутого голосования.
В любом случае, в конце ноября-начале декабря девять текстов-финалистов БК снова станут платными. И встретить это событие надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые недели.
Бесплатная полка «Большой книги» на Букмейте
Бесплатная полка «Большой книги» на Литресе

Груз-80

«— Вопрос, который я в этом году задаю всем финалистам: У вас не возникает ощущение, что мы только тем и занимаемся, что разбираемся, подводим итоги, влезаем в шкуры, а сделать выводы никак не получается?
Шамиль Идиатуллин: Мы прожили большой исторический этап на одних только выводах, который назывался «Краткий курс истории ВКПб». И этот пучок выводов распространялся вообще на все, от естествознания и выращивания мушки дрозофилы, от скрещивания яблок до литературоведения, физкультуры и всего остального. И в принципе к завершению этой счастливой эпохи мы устали от готовых выводов настолько, что , наверное, до сих пор еще не отдохнули. Сейчас нас потихонечку загоняют в этап, когда не надо думать самим, за нас уже сделали все правильные выводы: учтите их и выполняйте. Это в принципе резонный подход: он удобный, с точки зрения менеджмента он правильный. А с точки зрения человека разумного, который постоянно должен рефлексировать, сомневаться и для себя открывать Америку всякий раз заново, наверное, путь тупиковый. Я бы предпочел существовать в реальности, где каждый делает выводы сам. Но для этого мне необходима возможность изучить все исходные материалы самому.»

Российских газет много, «Российская газета» одна — и в ней очередное интервью финалиста «Большой книги», на сей раз мя, многогрешнаго.