Положа руку на сердце-3

А теперь самое смешное. Картинка из двух предыдущих постов и впрямь имеет непосредственное отношение к книжке, которую иллюстрирует.

Эта шокирующая новость взорвала рунет! Готическая молодежь пляшет по трупам!

Положа руку на сердце

Боян, поди, но удержаться не могу. Угадайте вот, обложку какой классической книжки, выпущенной крупнейшим российским издательством, украшает эта замечательная картинка?

(Кто знает, не подсказывайте).

Цвет песочницы

Эдуард Балашов, Владимир Бороздинов, Иван Рыжиков, Владимир Исайчев, Михаил Бурыкин, Виктор Балдин — вы ведь знаете этих писателей? Непременно, непременно знаете. Ведь это авторы лучших книг 2008-2011 годов по версии МГО СП России. По ссылке можно найти еще полторы сотни не менее лучших героев, поэтов и орденоносцев: http://www.moslit.ru/nn/1207/6.htm
Весьма поучительный список. Не хуже, чем у фантастов с поэтами.
via mbutov

Tufan Miňnullin wafat buldı

Сегодня умер драматург, прозаик, публицист, депутат, почетный гражданин Казани и автор знаменитого «Альмендера из Альдермеша» Туфан Миннуллин. Ему было 76 лет. Он был последним татарским классиком.
Светлая память.

Лекция, живущая в сети

Не шалю, никого не трогаю, читаю «Альтиста Данилова», и вдруг вам здрасьте:
«…лекция Кудасова, распространенная в сети, и с ответами на записки.»
Вот что это может значить в контексте 1972 (да хоть и 1979) года?

Сочинительский суд

Когда сын учился в третьем классе, ему (и остальным счастливцам-третьеклассникам) задали на дом сочинение на тему "Ты увидел переходящего дорогу дряхлого дедушку — что ты ему скажешь и чем поможешь?" (допускаю, что задание подкреплялось душераздирающей картинкой).
Сын написал сочинение такого примерно содержания: "Если я увижу на дороге старого дедушку, я ничего ему не скажу и ничем не помогу, потому что мама и папа запрещают мне разговаривать с незнакомыми людьми" — и, гад такой, гордо принес 5/5.
Вчера уже другие люди в рамках подготовки к ЕГЭ задали сыну (и остальным счастливцам-одиннадцатиклассникам) на дом сочинение, в рамках подготовки к которому юноша обратился к любимым (и давно знакомым) родителям:
"какие произведения можно привести в качестве примера для сочинения, основная тема которого — что-то типа "без труда не вытащишь и рыбку из пруда" и т д. был чувак ни с чем, но старался, пахал, добивался и добился? желательно те, которые я читал. тема банальная до жути, но чето в голову ниче не лезет".
К тому времени сынишко успел самостоятельно вспомнить "Стрекозу и муравья", а на крупной форме застрял — оттого и устремился к кормильцам. Тут и выяснилось страшное. "Робинзона" и всяких Жюлей Вернов отпрыск, гад такой-2, не читал, как и всяких расправляющих плечи атлантов (он и меня не читал, если кому интересно). Но страшно не это. Страшно, что в школьной программе страны, граждане которой начинают слушать песни про радость созидательного труда еще в эмбриональном возрасте, вроде как совсем нет книг, герои которых подпадают под заявленные требования (читанный сыном мегахит Свердловского книжного издательства «Городок на бугре» подпадает, но в программу не входит – вместе с «Как закалялась сталь» и «Всем смертям назло», что, наверное, к лучшему).
Вернее, такие герои есть – которые стараются, пашут и становятся из ничего много кем. Но в итоге к ним все равно приходят медведь, два генерала или Нагульнов с револьвером, и в лучшем случае садятся на голову.
Перебрав Онегиных с Печориными и Раскольниковых с Базаровыми, вьюнош ненадолго остановился на Штольце, старике Кирсанове и даже Эдмоне Дантесе, — плюнул и решил перескочить с литературки на социалочку: «ну в пример можно реального чувака привести: рос в нищете, но был трудолюбивым и устремленным, и вот сейчас у него уже 16 счетов в 4 странах и т д»
И написал про Ломоносова (хотя я подсовывал Демидовых со Строгановыми – а мог ведь Чингисхана с Тимуром), слухи о нищем детстве которого были изрядно преувеличены, да все равно архетип, вот и нефиг.
А я пошел размышлять про особенности протестанской этики, невиданной в отеческих гробах, и о том, как страсть к интересным книжкам не позволяет претворяться в жизнь неинтересным сюжетам, в рамках которых все пахали-пахали, да и выкопали счастье себе, стране и деткам немножко.

Oops, I did it again-3

Дописал.
Политсоцтриллер и немножко шпионский роман, 12,9 а.л.
А задумывался немножко безмозглый шпионский боевик. Но хотя бы в объем уложился. И управился чуть меньше, чем за год — молодец, конечно, особенно если учитывать, что собирался управиться к лету.
Черновик небывало грязный, подлежит массированной рихтовке, дописыванию и сокращению — но хотя бы есть с чем работать.
Запрет постороннего чтения — очень мощный стимул, хоть и совершенно бесчеловечный. Рекомендую, если кому себя не жалко.
Ура.
Пошел читать.

Все лучшее детям

"Наибольшие споры в Совете экспертов вызвал мистический роман «Убыр» Наиля Измайлова. Признавая все литературные достоинства произведения, эксперты считают своим долгом предупредить читателей, что роман адресован старшим подросткам и вряд ли подходит тем, кому только десять лет."

Это, товарищи, про усеченную версию моего многострадального романа. Текст был написан полтора года назад, немедленно принят издательством и должен был выйти в прошлом октябре, потом в нынешнем марте, потом осенью, теперь вот, вроде точно-преточно — в феврале. Попутно в муках придумывались псевдоним (потому что реальное имя слишком обременено некоммерческими факторами) и новое название (потому что исконное непонятно и неблагозвучно), потом название откатывалось и к нему придумывался следующий псевдоним, и т.д. И все для того, чтобы книга вышла как надо и когда надо.
Я в какой-то момент почти успокоился и начинал трепетать только в связи с дополнительными обстоятельствами. С «Книгуру», например. В Национальный конкурс на лучшее произведение для детей и подростков я вписался почти из хулиганских побуждений — потому что какая же это детская книга. Причем вписался с согласия издателя, вместе с которым мы исходили из того, что «Убыр» дальше порога не двинется, а если и доползет до финала, до обязательная публикация текста на сайте случится уже после книжного релиза.
И вот вам здрасьте.
Огромное спасибо Совету экспертов "Книгуру", который еще на стадии полуфинала похвалил книгу, резонно усомнившись в том, что такое можно показывать детям ("Жаркие споры вызвал талантливый, но очень страшный роман Наиля Измайлова «Убыр», основанный на татарских мифах") — однако ж позволил читателям судить самостоятельно.
В принципе, судить может всякий желающий. Сегодня текст был выложен на сайте конкурса (адрес набирается кириллицей: «книгуру.рф»). Только есть смысл учесть, что это покоцанный почти на треть вариант (конкурс принимает работы объемом до 10 а.л.). Что до выхода книжной — очень красивой, — версии осталось всего полтора месяца. И что автор нижайше просит его не палить и к выложенному тексту особого внимания не привлекать. Боюсь все-таки подвести издателя. Он очень старается. Честно.
А теперь начнется самое страшное.

Чтоб творить им совместное зло потом

Дорогие пишущие товарищи!
Требуется инъекция стыда.
Опираясь на собственный опыт, подскажите, пожалуйста, какое время (хоть чистое, хоть в периоде, занятом также основной работой) является предельным для написания последнего куска короткого и не очень запутанного романа.
Вводные: кусок размером 2,5-3 а.л., фабульно придуман почти полностью, технически не слишком сложен (экшн да чуть диалоги, правда, из-за обилия сталкивающихся героев надо жестко держать таймлайнинг и полифоническую стилистику). К тому же это сугубый черновик, которые затем будет переписываться насквозь и не раз.
Я весной еще все добить собирался, в итоге сейчас только вышел на финишную, читать вон себе запретил, дурак — и снова впал в хвостотягание. Нужна моральная помощь зала.
Взыскую.
Спасибо.